Интервью, Карлутка

Александр Старков: «Потенциал Ижевска – в его культурном развитии»

Александр Старков – основатель промо-группы «КультPROсвет», директор арт-центра «Грифон», создатель фестиваля «Открытый город», один из инициаторов в Ижевске пространства «Открытый сад» (за городской администрацией), эксперт национального сообщества «Живые города», рок-урбанист и культмурт.

Энвиль КАСИМОВ: Александр, когда Ижевск прекратит своё существование?

Александр СТАРКОВ: Я думаю, что все города проходят определённые стадии развития и деградации. Я видел пару из них, которые смертельно ранены. Ижевску пока эта участь не грозит.

У меня недавно появился ещё один любимый город на карте родины – Ишимбай, находится в Башкирии. Знаменит тем, что в нём когда-то образовался первый нефтяной промысел в России. И город вырос. После того, как нефть там совсем закончилась, производство встало, Ишимбай доживает свой срок. В нём не появляется ничего нового, выглядит он как почётный старец.

Мне кажется, что изначальное военное устройство и интеллектуальный потенциал Ижевска не дадут нашему городу пропасть, если его задачи когда-то изменятся.

Энвиль КАСИМОВ: Однако люди из него уезжают.

Александр СТАРКОВ: Люди уезжают отовсюду, но приезжают другие. В удмуртских сёлах много молодых людей, которые планируют переехать в Ижевск. Поэтому, несмотря на то, что уезжает много, количество населения не сокращается, оно замещается.

Энвиль КАСИМОВ: Я могу сказать, что сокращается. Владею цифрами, статистикой. Потому что у нас есть открытая миграция, когда человек выписывается и прописывается в новом регионе. А есть скрытая: сколько людей прописаны в Ижевске, но не живут тут. Что может остановить миграцию?

Александр СТАРКОВ: Я думаю, что это возможно, благодаря нескольким вещам. Конечно, «Открытый сад», например, в одиночку отток не остановит. Он, как часть общей тенденции, может стать одной из причин, чтобы остаться в городе или переехать сюда. Добавит галочку Ижевску. Очевидно, что он не сможет кардинально изменить желания некоторых людей покинуть город и республику. Проблема в том, что интеллектуальный капитал, который сюда насильно перенесли после войны, теперь, когда стало можно, уезжает обратно. Мне кажется, что и Санкт-Петербург, культурная столица России, сталкивается с подобной ситуацией. Сказывается близость с Европой.

Наверное, нужно подумать не только о том, как остановить этот отток, но и о том, что делать с притоком наших будущих горожан, которых приносят сюда другие сценарии жизни.

Наталья МОРОЗОВА: Кто такой культмурт?

Александр СТАРКОВ: Этот год начался для меня со странного события: 1 января я оказался на выставке «100 лет! Молодость Удмуртии». Посмотрел концерт, который устроили Никита Сморкалов и Вадим Блэк. Вадим играл на нём Стива Райха.

Возвращаясь домой, думал: кому и зачем это нужно? Мне захотелось дать какое-то определение этим людям. В голове сложилось слово – культмурт. Дома заглянул в Викисловарь. Узнал, что «мурт» с удмуртского имеет два значения: одно – «человек, личность», другое – «посторонний». Удивительно, как оно подходит людям, которые на протяжении большого времени создают пространство, которое никто им не заказывал! Они – личности, но при этом посторонние этой экзистенциальной ситуации. Для меня очевидно, что пространство, сложившееся благодаря им, никуда не денется и будет существовать!

В 2011 году был у нас такой слоган: «Ижевск меняется!» Тогда это звучало странно: как может измениться наш город? Сегодня это утверждение уже не кажется смешным и странным, потому что действительно что-то меняется.

Энвиль КАСИМОВ: Прослеживается такая тенденция: местные жители Ижевск не любят, а гости отмечают, какой это удивительный, солнечный, зелёный и красивый город! И люди в нём живут очень хорошие. Почему так происходит?

Александр СТАРКОВ: Мне кажется, это как естественный отбор, который надо пройти. Хорошее видится на расстоянии. Возможно, просто изнутри не так явно можно заметить преимущества Ижевска.

Хотя в этом городе мне хватает всего. Десять лет назад, когда я вернулся сюда, думал: «Да, не Москва…» Но меня затянуло. Я попал в сферу, связанную с культурным отдыхом, с тем, что дарит людям счастье. И я увидел другой Ижевск, отличный от прежнего, ощутил его потенциал! И это до сих пор даёт энергию, подпитывает мою внутреннюю батарейку.

У меня есть пример, возможно, исторически не совсем оправданный, но интересный. Есть страна Финляндия, в ней – город Хельсинки, в котором живёт чуть меньше людей, чем в Ижевске. В самой же стране – в три раза больше населения, чем в Удмуртии, но это примерно соразмерные показатели. Когда-то Финляндия входила в состав Российской империи. В определённый момент, в начале ХХ века, их пути разошлись. Финляндия снова вернулась в европейский мир, а удмурты стали частью советского эксперимента. Но у наших народов были близкие исходные данные по некоторым культурным параметрам.

В итоге Ижевск развивался в одном направлении – решал задачи оборонного характера. А финны в середине ХХ века искусственно сконструировали национальную идентичность, построенную на культуре и креативе. Поэтому когда сейчас приезжаешь в Хельсинки, тебе вручают карту с дизайн-дистриктом. Это пространство в городе и маршрут, на котором отмечены разные культурные объекты, и их обязательно стоит посетить.

Энвиль КАСИМОВ: Мы общаемся с финскими художниками. Я был в Финляндии на симпозиуме и увидел у финнов большую потребность в нас как в родственном народе – носителе чего-то ими потерянного. Потому что чистота удмуртов, наивность, искренность выступают против глобализма. Мы – за личность, за человека. Они получали огромное удовольствие от общения и работы с нами. Однако заметно и то, что они знают мировую культуру, современные тенденции, мы – нет. У нас свой путь.

Александр СТАРКОВ: Удмурты прожили в определённой изоляции мысли довольно долго. И поэтому сейчас только пытаются нащупать: а куда же двигаться дальше? В этом плане выживание Ижевска зависит от того, насколько нам удастся переломить ощущение, что развитие города возможно только через репликацию производства, особенно военного. Мы должны искать ещё и другие возможности для его процветания.

Энвиль КАСИМОВ: Почему ты бросил журналистику? У тебя хорошее образование – Московский государственный институт международных отношений.

Александр СТАРКОВ: Не бросил, продолжаю ею заниматься, только иначе. Я окончил факультет журналистики МГИМО в 2006 году, примерно в это же время та журналистика, которой меня учили в университете, изменилась. Поначалу было интересно писать новости в интернете, но в какой-то момент выборы на Украине и Пэрис Хилтон перестали меня интересовать. Я решил писать о культуре, стал фрилансером. Однажды, написав для Интерфакса рецензию на концерт Depech Mode и получив за это гонорар, я подумал: «Хорошо, не зря учился». Вскоре приехал погостить в Ижевск и остался.

А теперь при появлении соцсетей каждый может быть журналистом. Я же пишу до сих пор, но только там.

Энвиль КАСИМОВ: В МГИМО учили, как добывать разведданные? Кто-то из одногруппников имеет звание спецслужб?

Александр СТАРКОВ: Интересный вопрос. На самом деле все, кто поступил, ожидали, когда же к ним придут с предложением вербовки. Но так никто и не пришёл.

Хотя я не могу точно утверждать. Знаю, что люди, которые учились со мной, после выпуска работали в консульствах и посольствах разных стран, в том числе с горячими точками, вроде Афганистана. Думаю, они всё же защищают нашу Родину.

Наталья МОРОЗОВА: А ты занялся культурой. Можно ли на ней заработать, занимаясь определёнными проектами, например?

Александр СТАРКОВ: Думаю, что это возможно, но сразу скажу, что я – не богатый, не имею BMW, например, дорогих гаджетов. Давайте иначе взглянем на эту ситуацию: заработать много денег можно в некоторых конкретных случаях, когда занимаешься очень коммерческим делом. Например, организацией приездов известных людей, в чей маркетинг и брендинг много вложено, тогда это работает.

Можно ли, занимаясь чем-то в области культуры, зарабатывать на этом деньги так, чтобы существовать и при этом делать какое-то интересное дело, которое позволяет ощущать радость проживаемых дней? Практика показывает, что можно. Вопрос в том, как ты будешь это воспринимать. В силу того, что культура у нас изначально дотационна.

Наталья МОРОЗОВА: Что и кому мы можем продать, занимаясь культурой в Ижевске?

Александр СТАРКОВ: Недавно размышлял об этом. Можно продать то, что людям будет интересно, что они готовы купить. Я думаю, к Удмуртии есть интерес в мировом пространстве. Вижу три пути развития: Чайковский, всё удмуртское и направление, связанное с электронной музыкой.

Энвиль КАСИМОВ: К сожалению, я один из немногих, кто ещё помнит ижевскую электронную музыку.

Александр СТАРКОВ: Неправда! Её помнит большое количество людей в разных местах. Потому что это феномен, который существовал в Удмуртии довольно продолжительное время. В нём осталось много содержания.

В настоящее время запустился новый электронный процесс. Понятно, что сейчас такая музыка не пользуется такой популярностью, однако – это наш уникальный феномен. Мы не можем им не оперировать, когда говорим о каком-то интересе внешнего мира к нам. За это можно уцепиться, это то, что вписывает Ижевск в какую-то большую культурную мировую карту.

Наталья МОРОЗОВА: Давно не слышно о коллективе Silent Woo Goore, куда делись ребята?

Александр СТАРКОВ: Я думаю, что группа исчезла с горизонта по довольно простой причине. Изначально это была такая дружеская банда, которая начала делать нечто очень крутое, и у них стало получаться. Затем каждый решил искать свой путь. Света Ручкина точно стала артисткой, она ездит по Удмуртии со своей программой.

Понимаете, для того чтобы высоко подняться, продукту нужен рынок. Не может группа развиваться, находясь исключительно в маленькой локации, а это уже совершенно другой уровень.

Олеся Плетнёва

09.04.2020

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта