Статьи

История любви

Пряное дыхание Востока

Окончание. Начало в №№ 56, 78, 9 за 13, 20, 27 февраля, 5 и 12 марта.

Чтобы окончательно разобраться в романтической истории «любви до гроба», придётся вернуться к теме мистики в жизни генеральской четы, что было лишь слегка затронуто в главе «Хозяйка Генеральского дома» (см. номер «УП» от 27 февраля). Прежде всего замечу, что, хотя Ижевск, конечно, европейский город, но совсем рядом Урал и Азия. Пряное дыхание Востока так или иначе всегда доходило до нас.

Загадки генеральского балкона

С обветшавшим балконом, который не сегодня-завтра может обрушиться на головы мирно гуляющих жителей удмуртской столицы, связаны две последние загадки в истории Генеральского дома. Дело в том, что дом выстроен казной в точном соответствии с проектом. Николай I утвердил его 28 февраля 1854 года, за год до своей смерти. Но никакого балкона на тех чертежах нет. Кто же осмелился нарушить высочайшее предписание по облику казённого дома? Император был дотошным специалистом в строительных делах и не допускал здесь никакого самовольства.

Изучив в петербургском и ижевском архивах всю документацию по истории Генеральского дома, никаких упоминаний о балконе я так и не обнаружил. Ни в одной передаточной описи имущества, где обозначены все печи и медные заглушки для них, все двери и их ручки, все окна и форточки, огромный балкон не числится. Его как бы нет, а впервые просматривается он на фотографиях 1870-х годов.

Самый первый постоялец дома генерал-майор А.Я. Кнуст заселился в июне 1857 года. Человек «николаевской» эпохи, он не мог осмелиться на то, чтобы внести посредством устройства балкона оттенок усадебной интимности в казарменную, характерно «николаевскую» архитектуру казённого жилища. Несравнимо более свободными почувствовали себя в конце 1860-х годов арендаторы Ижевского оружейного завода из клана Бильдерлингов-Стандершёльтов. Ради дополнительных удобств в доме, арендуемом этими временщиками вместе со всем заводом, они вполне могли рискнуть устроить за свой счёт балкон, не записывая его потом ни в какие передаточные ведомости. Но так ли..?

Ещё большей загадкой является узор ограждения балкона. Он прост: квадрат поставлен на угол, а внутри круг, разделённый двумя каплеобразными фигурами. Музей Ижевска, вселившись на второй этаж Генеральского дома шесть лет назад, избрал этот узор своим логотипом. Какие только версии музейщики не выдвигали, объясняя экскурсантам смысл узора. Мол, это маховик машины, инициалы арендаторов, переплёт готического окна… Первая версия сомнительна. Наши арендаторы не были уж настолько «технократами», чтобы по вечерам любоваться закатами над прудом через шеренгу «маховиков». Вторая версия ещё нелепее. Аренда временная, и странно было бы так увековечивать свои имена, тем более на не вполне законной пристройке.

Третья версия чуть ближе к четвёртой, моей. Я изначально утверждал, что в узоре скрыта восточная символика Инь-Ян. Главный аргумент – двоичность основного орнаментального мотива в виде сливающихся капель.  В истории западноевропейской архитектуры они известны как «рыбьи пузыри».  Именно такой, сугубо восточной двоичности этих капель в окнах («розах») готических соборов никогда не встречалось. В переплётах там всегда сплетаются в сложное кружево три, шесть или дюжина «рыбьих пузырей». В христианской нумерологии всё это имело конкретный смысл. У нас же явно проступает дыхание Востока. Это яркий символ баланса и гармонии противоположностей: мужское и женское, жизнь и смерть, Солнце и Луна…

«Первый ижевский йог»?

Один из застарелых ижевских мифов таков. После нелепой гибели жены наш генерал, постоянно каясь, якобы тронулся умом и стал поэтому «первым ижевским йогом». Вроде бы так – да не так. Психическое здоровье Якова Кузьмича осталось в полном порядке. Иначе прекратилось бы его карьерное продвижение, о котором я уже писал выше. Оставался он и полноценным православным. Всякими же упражнениями по системе йогов Попов вообще не занимался.

Зато был интерес к восточной философии и духовные поиски, вполне характерные для русского общества периода «Серебряного века». Триггером (переключателем в другое состояние) послужила не только трагедия во флигеле Генеральского дома, но и, возможно, долгое созерцание восточных символов ограждения балкона. Особенно, когда в дни траура генерал уединялся здесь ото всех, погружаясь в размышления о жизни и смерти.

Окончательно выйдя в отставку 23 сентября 1905 года, генерал-лейтенант Попов уехал в Шабалиново, чтобы ещё более глубоко изучать санскрит и индийскую философию. Были мучительные поиски смысла жизни и желание достичь «просветления», чтобы свидеться с Верой. Таким настроениям стало более всего отвечать учение Вивекананды Свами (1863-1902). Попов оказался первым в России переводчиком и издателем его труда «Философия йоги». Дважды издал его в 1910 и 1911 годах с собственным предисловием, печатая тираж в типографии Сосницкого земства. Позже появится ещё несколько её переизданий в Риге, Москве и Петербурге, в том числе «с золотым обрезом, в полукожаном переплёте».

Индийский мудрец, «машина смерти» и русский генерал

 Невероятные столкновения судеб всё же могут случаться в мире! Особенно если это центр Европы – Париж и стык веков – 1900-й год.

Начало года. Из Калькутты прибыл Вивекананда. В сентябре 1893 года он уже с триумфом выступал в Чикаго на Всемирном конгрессе религий, начав затеммировое турне. Не углубляясь в многовековые дебри индийской философии, обобщу роль Вивекананды. Это идеолог индийского возрождения, гуманист и антиимпериалист. Он – сторонник единой религии будущего человечества (это «сверхэкуменизм»), но противник мистики и теософии. Богдановская и Попов вполне могли прочитать о нём ещё в Ижевске.

19 апреля 1900 г. Отставного генерала позвали служить России, направив его в распоряжение военного министра. Ничего кроме наград не удалось найти о характере этой новой службы, но не теряю надежды поискать документы в двух петербургских архивах. Не исключено, учитывая характер прежних занятий Я.К. Попова, его знание языков, интеллигентность и давний опыт общения с учёными и изобретателями, что ему могли давать деликатные поручения, связанные с зарубежными поставками оружия.

Июнь 1900 г. По делам своего оружейного бизнеса приехал британский подданный Хайрем Максим (1840-1916). Этот крупный изобретатель, конкурирующий с самим Эдисоном, несмотря на пять классов образования получил 122 американских и 199 английских патентов. Королева Виктория через год даже произведёт Максима в рыцари. Однако многие сэры воспринимали его главное изобретение не достойным рыцарства. Это изобретённая в 1884 году «машина смерти» – пулемёт. За всю историю человечества смерть от него примет больше людей, чем от какого-либо другого типа стрелкового оружия. Хайрем Максим сумел использовать движение отдачи ствола для выбрасывания стреляных гильз и подачи патрона в патронник.

20 июля. Вивекананда, происходящий, кстати, из касты воинов-кшатриев, встретился в Париже с великим оружейником, бывшим ещё и большим знатоком культуры Востока. Но философ почему-то повёл разговор не на свои темы, а о новейшей военной технике и приближении большой войны.

Вивекананда Свами

У России тогда были проблемы с вооружением. Прежде всего, это отсутствие собственного аналога «Максиму». Их приходилось закупать ограниченными партиями за огромные деньги. Но вот удача! Всего через пару лет по патенту от «рыцаря»-бизнесмена туляки начнут готовиться к серийному выпуску «машин смерти» и обойдутся они намного дешевле. Ижевцам достанется наряд на производство ствольных заготовок для этих пулемётов, которые вскоре прекрасно покажут себя на русско-японской войне. Генерал Попов работал на обоих заводах и имел опыт разворачивания серийного выпуска оружия. Поэтому, мне кажется, горячий поклонник Вивекананды, вполне подходил на роль связующего звена во всей этой истории. Надеюсь, мне удастся снова поработать в петербургских архивах, чтобы ликвидировать многоточия и внести полную ясность в данный сюжет.

А 15 декабря 1941 г. по приказу Д.Ф.Устинова наш мотозавод получил новое название («завод №524») и телеграфный адрес «Замок» – по важнейшей детали стрелкового оружия. Уже через два месяца в цехах, что напротив ижевского «замка» (Генеральского дома), с помощью эвакуированных из Тулы и Киева будет собрана первая партия ижевских «машин смерти».

                                                                            ***

Закрутил бы сейчас, пожалуй, авантюрную повесть про русских агентов на парижских бульварах, секретное задание императора и предсказания индийского мудреца. Но   заявлен-то был жанр документального очерка. Так что до выяснения новых достоверных подробностей – конец.

Евгений Шумилов

20.03.2020

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта