Клавдия Ушакова: «Я не стремилась воспитать героя»
Статьи

Клавдия Ушакова: «Я не стремилась воспитать героя»

Клавдия Яковлевна Ушакова, мама Героя России Антона Ушакова, рассказывает о сыне в преддверии 25-й годовщины со дня его гибели

1995 год. Чечня. В ночь на 21 марта разведотряд из трёх групп специального назначения выполнял боевой приказ по уничтожению опорного пункта боевиков на высоте Гойтен-Корт недалеко от Гудермеса. Группа из восьми человек под командованием младшего лейтенанта Игоря Жаркова должна была ликвидировать огневые точки. В дозоре группу прикрывал гвардии старшина Антон Ушаков.

Перед самым выходом на вершину ребят обнаружили боевики. Противник начал окружать наших бойцов, и командир группы принял решение об отходе. Боевики открыли интенсивный огонь. Одной из пулемётных очередей был смертельно ранен Антон Ушаков, прикрывавший своих товарищей. 29 января 1997 года за мужество и героизм ему было присвоено звание Героя Российской Федерации.

«Ты лучшая мама в мире!»

2020 год. Глазов. 20 марта, накануне 25-летия со дня гибели Антона Ушакова, школе № 10, в которой он учился, официально присвоят его имя. Эта школа в районе птицефабрики находится недалеко от того дома, где жил будущий Герой России и сейчас проживает его мама, Клавдия Яковлевна Ушакова. И на школе, и на доме установлены мемориальные доски в честь Антона, ему посвящена часть экспозиции в школьном музее, установлен бюст на Аллее славы в родном Глазове. Усилиями сослуживцев бюст Антону Ушакову появился и в Тольятти, где сейчас дислоцируется 3-я гвардейская отдельная бригада специального назначения Главного разведывательного управления Генерального штаба, в которой служил Антон.

Но ни Золотая звезда Героя России, ни дань памяти, отданная земляками и сослуживцами, не могут притупить боль, которую испытывает материнское сердце, потерявшее горячо любимого сына. Тем более что Антон отвечал ей такой же горячей любовью и уважением, был очень ласковым и внимательным сыном.

Бывало, что Антон, уже взрослый парень, отслуживший в армии, возвращался откуда-нибудь поздно вечером, подходил к постели Клавдии Яковлевны и со словами «Мама, я так замёрз!» ложился рядом с ней, согреваясь её материнским теплом.

– Полежит минут пять и уходит к себе, – вспоминает Клавдия Яковлевна.

Когда Антону было шестнадцать, умер его отец. С того времени Клавдия Яковлевна в одиночку обеспечивала себя и детей. Она переживала, что могла недодать детям то, в чём они по-настоящему нуждались. Незадолго до отъезда Антона в его последнюю командировку в Чечню, мать и сын поминали главу семьи.

– Может, я плохая мать? Может, я дала вам не то, что должна была дать? – вспоминает свои слова, сказанные за столом, Клавдия Яковлевна.

– Мама, никогда не говори так, – ответил ей сын, беря её за руки и целуя их. – Ты лучшая мама в мире!

И сейчас, спустя 25 лет, Клавдия Яковлевна как будто слышит, как Антон произносит эти слова.

На пути к цели

Антон Ушаков был очень мужественным, настойчивым и терпеливым парнем. Клавдия Яковлевна рассказывает, что если уж Антон поставил перед собой какую-то цель, то прикладывал все мыслимые и немыслимые усилия, но добивался своего. Уже в подростковом возрасте он решил, что станет военным, и грезил службой в воздушно-десантных войсках. В 11 лет парень начал заниматься боевыми искусствами: дзюдо, самбо, каратэ. Абсолютно неподготовленный, новичок, Антон в самом начале занятий единоборствами вызвал на бой чемпиона Удмуртии по самбо и дзюдо Александра Караваева. Конечно, Антон ничего не мог противопоставить титулованному и опытному спортсмену, но всех поразило его бесстрашие и воля к победе. Приём следовал за приёмом, удар за ударом, падение за падением, но Антон не сдавался, он вставал и продолжал поединок.

Подделав документы и прибавив к своим четырнадцати ещё два года, Антон записался в парашютную секцию. Впоследствии тренер рассказывал Клавдии Яковлевне, что, конечно же, видел, что Антону нет шестнадцати, но его желание заниматься было настолько большим, что отказать ему было невозможно. Уже в 15 лет Антон прыгал с парашютом, ездил на соревнования. А однажды Клавдия Яковлевна стала свидетельницей того, как ребята совершают затяжной прыжок. Он называется так потому, что значительное расстояние парашютист пролетает в свободном падении и лишь на последних сотнях метров от земли открывает парашют. Её Антон тоже должен был прыгать. Клавдия Яковлевна вспоминает, как весь день провела в страхе за сына.

– Я не знала, как дожить до вечера. Мобильных телефонов тогда не было, позвонить некуда, приходилось ждать. Не знаю, как я работала всю оставшуюся часть дня. Возвращаюсь – Антон дома. Я его всего исцеловала, – вспоминает Клавдия Яковлевна.

Испуганная мать в сердцах сказала даже, что больше не позволит ему прыгать. Но Антона было не остановить: он упорно шёл к своей цели – службе в воздушно-десантных войсках. Даже неидеальное зрение, из-за которого Антона Ушакова могли признать не годным к службе, не стало для него помехой. Парень просто выучил наизусть таблицу, которую используют для проверки остроты зрения.

«В Чечню ведь едешь, сын, в Чечню!»

В учебной части воздушно-десантных войск в Литве Антон прошёл обучение, после чего подал рапорт о прохождении срочной службы в Нагорном Карабахе, где в это время разгорался армяно-азербайджанский конфликт. Когда Клавдия Яковлевна приехала к сыну в Литву, командир попросил её поговорить с Антоном, чтобы тот как следует подумал: командование учебной части предлагало ему остаться и продолжить учёбу в школе прапорщиков. Но даже материнские уговоры не смогли повлиять на решение парня служить в горячей точке, и Антон отправился в Нагорный Карабах.

Он служил в составе 328-го парашютно-десантного полка, сначала в должности командира отделения боевой машины десанта, а затем – заместителя командира взвода. В Нагорном Карабахе Антон получил контузию, от которой лечился уже в Фергане. Оттуда же он демобилизовался 18 мая 1992 года.

Но на гражданке Антон пробыл недолго. Он принял решение вернуться в армию и начал службу – теперь уже на контрактной основе – в составе 3-й гвардейской отдельной бригады специального назначения Главного разведывательного управления Генерального штаба, которая дислоцировалась в Самарской области. Прослужив год, в конце декабря 1994-го Антон приехал домой в отпуск, а 20 января 1995 года вернулся в часть. Первого марта он улетел в Чечню.

Перед тем как отправиться в командировку, он позвонил Клавдии Яковлевне и предупредил, что писем от него теперь долго может не быть, что их отправляют «в поля» в Казахстан. «В поля» означало отрабатывать прыжки. Антон попросил маму не волноваться, сказал, что всё хорошо. Отправляясь в горячую точку – будь то Нагорный Карабах или Чечня, Антон всеми силами старался скрыть от матери, куда он на самом деле едет, и не рассказывал о том, что там в действительности происходило. Но сердце матери не обманешь.

– В Чечню ведь едешь, сын, в Чечню! – ответила Клавдия Яковлевна.

– Нет, мама, нет! Что ты? Какая Чечня? Мы в Казахстан едем, – возразил Антон.

Как живой

Когда Антон Ушаков вернулся из отпуска в часть, его сослуживцы были уже в Чечне, и ему вовсе не обязательно было ехать туда именно в тот момент. Командировки в Чечню длились по два месяца, после чего происходила замена личного состава. Но Антон просто не мог не быть со своими товарищами, с кем он служил бок о бок, не мог не разделить с ними смертельную опасность, которая подстерегала их там. Клавдия Яковлевна рассказывает, что Антон очень переживал из-за того, сколько российских военнослужащих погибло с началом первой чеченской кампании. А тут его сослуживцы. Он буквально настоял на том, чтобы его отправили вслед за ними.

…Бой на высоте Гойтен-Корт продолжался три или четыре часа. Раненый Антон оставался лежать на линии огня, пока наши бойцы не смогли подползти к нему и положить на плащ-палатку. Как только удалось затащить Антона за одну из нефтяных цистерн, стоявших на высоте и служивших для наших ребят укрытием, командир Игорь Жарков взял Антона на руки и, по его собственным воспоминаниям, увидел голубя, который прошёлся по плечу умирающего бойца, а потом спокойно спустился вниз по склону. Не улетел, а именно спокойно прошагал. Сам Антон произнёс перед смертью только одно слово – «мама».

Она, его лучшая в мире мама Клавдия Яковлевна, по её собственным воспоминаниям, как раз в это время почему-то проснулась и не могла найти себе места: материнское сердце разрывалось от тревоги и тоски. К несчастью, не напрасно.

Когда её мальчика привезли домой и переложили из цинкового гроба в другой, предназначенный для похорон, Антон был больше похож на спящего.

– Он как будто спал. И плакал. Понимаете? – рассказывает мама героя. – Слёзы бежали, а я собирала их губами: они были такие солёные.

Похоронили Антона 28 марта в родном Глазове. Шестеро ребят из бригады приехали, чтобы проводить его. Когда на следующий день после похорон они возвращались с кладбища, Клавдию Яковлевну что-то вдруг заставило открыть почтовый ящик. В нём лежало письмо, написанное Антоном за день до гибели.

Вместо послесловия

– Я не стремилась воспитать героя. Я хотела, чтобы Антон вырос хорошим человеком, – говорит Клавдия Яковлевна.

Несомненно, у неё это получилось. Сослуживцы помнят Антона. Некоторые из них приедут в Глазов к 25-й годовщине со дня гибели их боевого товарища. Общественные ветеранские организации, в том числе Ассоциация ветеранов локальный войн Балезинского района и её активист Ринат Касимов, помогают маме героя. По собственному признанию Клавдии Яковлевны, в Ринате она как будто нашла второго сына. Хотелось бы, чтобы и на государственном уровне чаще вспоминали о матерях героев, отстаивающих интересы своей родины с оружием в руках.

Последнее письмо Антона Ушакова, адресованное матери

Здравствуй, мама!

Вот, наконец-то собрался тебе написать. Ты не обижайся, просто писать, в общем-то, не о чем. У меня всё нормально. Служба идёт. Уже почти месяц, как нахожусь на новом месте. Устроились хорошо, живём в палатках, но у нас здесь как на даче. Погода стоит замечательная. Правда, перед этим всю неделю шли дожди. А сейчас вроде наладилась, и трава уже зелёная.

А что ещё? Кормят классно. Я уже здесь столько сгущёнки съел, сколько за всю жизнь не ел. Дают даже колбасу. Побуду здесь, наверное, ещё месяц, потом вернусь в часть и сразу постараюсь взять отпуск.

Извини, что не поздравил тебя с 8 Марта, возможности не было. Да и почта здесь работает через раз. Завтра наши ребята летят в Самару, вот с ними письмо и отправлю.

Вроде всё. Пиши, как съездили в Сухой Лог. Передавай всем привет. На этом заканчиваю.

Целую. Антон. 19.03.95 г.

19.03.2020

Автор материала:

Татьяна Иванцова


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта