Статьи

История любви

Хозяйка Генеральского дома

Продолжение. Начало в номерах 5 и 6 за 13 и 20 февраля 2020 г.

Напомню, что венчание наших героев состоялось в начале октября 1894 года. А уже 22 декабря генерал-майору придётся выезжать в Ижевск. Служба прежде всего! Молодая жена осталась в столице. Она профессор Высших женских курсов, одна из первых в России и мире женщин-профессоров по химии. Она честолюбива и активна. У неё определённые научные планы и подающие надежды ученицы. Ехать к мужу? Но чего можно ожидать на его оружейном заводе по части продолжения научных занятий? 

Так проверяется любовь

Яков Попов понимал всю сложность ситуации, в которой оказался. Он постарается сделать всё возможное для создания при заводе научной базы, достойной столичного профессора. Своим первым приказом от 12 января 1895 года генерал созвал к себе всю техническую интеллигенцию и объяснил первоочередные задачи модернизации.

Радикально обновлённая заводская лаборатория окажется своеобразным свадебным подарком для Веры, поскольку делалась с учётом и её запросов. Непосредственным исполнителем стал заведующий лабораторией Александр Дубницкий, будущий начальник завода. Он проводил тогда опыты по обесфосфориванию стали, что близко научным интересам Богдановской.

 За две тысячи рублей был приобретён мощный 400-кратный микроскоп, а к нему за 1200 рублей некий «микрофотографический аппарат». Купили также разное оборудование и химикаты.

Наряду со всем этим появилась ещё и домашняя, личная лаборатория «генеральши». Для этого отвели помещение в отдалении от комнат Веры Евстафьевны, что были у южного торца дома, в его северном флигеле. Именно в этом помещении недавно открылось кафе, хозяйка которого всерьёз намеревается занять под ресторан ещё и все покои второго этажа (то есть весь Музей Ижевска).

Личная лаборатория оказалась, разумеется, намного скромнее заводской. Удалось найти перечень восьми вещей оттуда, уцелевших после рокового события в апреле 1896 года. Комиссия оценила их всего лишь в 112 рублей. Тем не менее, в некрологах Богдановской будут писать о её «прекрасной, даже роскошной, научно обставленной лаборатории». Очевидно, данный оценочный образ её совместился у авторов с впечатлениями от заводской лаборатории, к которой Вера тоже имела отношение.

Одной из заслуг нового начальника завода стало переоборудование бывшего Правления под Офицерское собрание. Весной по смете в девять тысяч рублей для господ офицеров будет сделана стильная мебель, да ещё и заказан салонный рояль Якова Беккера за 844 рубля. Большой зал (сейчас он принадлежит Министерству культуры УР) декорировали голубыми портьерами, столовую – бордовыми, а библиотеку – пёстренькими. 60 действительных членов Офицерского собрания начали содержать на свои взносы повара, буфетчика, швейцара, лакея и горничную.

Всё стало готово к тому, чтобы Вера Евстафьевна, как раньше на «субботниках» у Ярошенко, почувствовала себя в этих стенах на равных за учёными разговорами с офицерами-инженерами. Раз в неделю они стали выступать в Офицерском собрании с рефератами по статьям в отечественных и зарубежных научно-технических журналах, в том числе по химическим темам.

Столичный шик и спиритические сеансы

Верочка в её ранние годы, судя по воспоминаниям упомянутого в предыдущей главе Владимира Поссе, казалась домашним «и внутренне, и внешне бесцветной». Её даже прозвали тогда «салакушкой», то есть небольшой балтийской селёдкой. Но прошли годы, и она, заключил Владимир, «расцвела и развернулась в исключительно интересную женщину». Свою роль сыграют и прекрасные манеры, усвоенные в Смольном, и внешний лоск, приобретённый в западно-европейских вояжах.

Так что, безусловно, новая хозяйка Генеральского дома была не только самая молодая из всех предыдущих и будущих хозяек, но ещё и самая элегантная и, разумеется, самая интеллектуальная. До неё «первыми дамами» Ижевска бывали даже элементарно неграмотные особы.

Предшественник Якова Попова Василий Новиков был свой, ижевский. Из ижевского клана обрусевших немцев Николаи происходила и его жена-лютеранка. По контрасту с ними Попов и Богдановская (от своей фамилии, ставшей уже знаменитой, она не отказалась) были «столичными штучками», внёсшими особый шик в ижевскую жизнь.

Сразу объяснюсь по весьма условному термину «хозяйка».   Когда не очень грамотные авторы заявляют, что наш Генеральский дом якобы был «дворянской усадьбой», я спрашиваю:

–  Ну а чья конкретно? Какого такого дворянина?

В том-то и дело, что дом служил государственной резиденцией, своего рода временной вип-гостиницей для руководства оружейного завода. Конечно, начальник завода в меру своих запросов мог на личные средства добавить что-нибудь по мелочи в интерьере, а на более серьёзные перестройки должен был закладывать средства в бюджет, испрашивая на это одобрение у столичных властей. Какая же это «дворянская усадьба»?

Тем не менее, Яков Кузьмич, появившись в этом доме на девять месяцев раньше Веры, постарался, как говорится, свить уютное гнёздышко. Казне общий ремонт обошёлся тогда в 2445 рублей 15 копеек. Прежде всего, сразу после отъезда семейства Новиковых были заменены обои на верхнем этаже главного здания, а две самые уютные комнаты, из которых открывался вид на Александро-Невский собор, генерал отделал за свой счёт, выписав 38 кусков самых лучших обоев. Позаботился генерал и об обновлении сада, приказав устроить «решётчатые диванчики зелёного цвета». Заводской садовник, обслуживающий по очереди все участки при казённых домах оружейного завода, навёл в саду на Береговой улице идеальный порядок. Только убедившись в благолепии, достойном супруги, Попов отбыл 31 августа в двухмесячный отпуск «по семейным обстоятельствам», то есть для свадьбы и медового месяца.

Затем долгими зимними вечерами 1894-1895 года местное высшее общество будет после традиционного обеда в Генеральском доме развлекаться в его зале мистическими сеансами «столоверчения». Использовалась планшетка «Уи-Я» в форме сердца. Духи якобы двигали её по большому столу, а участники действа отвечали неведомым голосам кто по-французски «Уи», кто по-немецки «Я», подтверждая контакт с душой умершего. Бутлерова, Ковалевской или ещё кого-нибудь из дорогих сердцу Веры? Здесь сказалось влияние Бутлерова, её первого отечественного наставника в науке. От него она унаследовала ещё и интерес к пчеловодству.

  Ижевское простонародье и генеральская чета

Вера всегда с сочувствием относилась к народным нуждам. Но, надо полагать, после столицы ужаснулась диким нравам ижевского простонародья. Например, в традиционное масленичное побоище на льду пруда в 1895 году оказалось убито четверо и покалечено сорок ижевцев. Этой же весной антрепренёр и клоун А.Г. Коромыслов выстроил первый у нас цирковой балаган на 700 мест. Представления там были чаще всего самые низкопробные.

А в следующем году неподалёку – на Большой дороге (нынешняя 40 лет комсомола) заработает и первый публичный дом, официально контролируемый медиками и полицией. Понятно, с «трёхлинейкой» пошли большие деньги, надо же их тратить! Характерно, что в Ижевске в эти годы работали уже три часовых магазина: Таланкина, Фукса и Вейхмана. В собственный, рабочий банк, что расположился на Горшечном переулке, а во главе   имел одного из кафтанщиков, вкладов за 1895 год поступило на 102250 рублей, втрое больше, чем за прошлый год. О такой сытной, весёлой жизни коренные ижевские оружейники ещё долго будут вспоминать в голодные годы первых пятилеток.

Одной из причин направления Якова Попова в Ижевск был скандал, разразившийся из-за больших денег. Дело в том, что с начала массового выпуска «трёхлинейки» через руки заводского казначея М.Тарасьева прошло около шести миллионов рублей, причём 2552 из них как-то «прилипли» к рукам этого артиллерийского чиновника. Следственная комиссия Казанского военного округа наказала его, а начальнику завода Василию Новикову высказала порицание. Генерала уволили Высочайшим указом от 7 ноября 1894 года с мягкой формулировкой: «по домашним обстоятельствам, с мундиром и пенсией».

В качестве противовеса пьяному разгулу новый генерал всего через месяц после приезда жены решил под её влиянием лично (небывалое дело!) возглавить местное отделение Общества трезвости. Оно должно отвлекать рабочих от пьянок дешёвыми чайными и любительскими спектаклями. Например, осенью 1895 года активисты Общества поставили комедию Н.В. Гоголя «Женитьба» и водевиль П.А. Каратыгина «Школьный учитель». Общество действовало ещё с 1889 года, но формально. Генералы затем никогда больше не будут возглавлять его.

Вот краткая хроника культурных событий 1896 года, проходивших при прямом или косвенном участии генеральской четы.

Середина января. Открылась библиотека-читальня Общества трезвости.

29 января. В помещении Общества трезвости состоялось учредительное собрание «Всесословного общественного собрания», более демократичного по сравнению с кастово замкнутым Офицерским собранием.

1 марта. Приказом Я.К. Попова учреждён Строительный комитет по возведению Михайловского собора. Особое спасибо генералу за то, что этим самым он спас от фактического уничтожения Александро-Невский собор, поскольку отверг проект его коренной реконструкции. Её уже запланировал было губернский архитектор И.А.Чарушин, предложивший возвести над нашим ампирным шедевром шатры, маковки и прочие красоты русского стиля.

13 апреля. Приказом Я.К. Попова на Ижевском заводе введён девятичасовой рабочий день.

Много чего другого, нового, прогрессивного, светлого могла бы завести в Ижевске славная супружеская чета. Но всего через 12 дней в Генеральском доме случится непоправимое…

Продолжение следует.

Евгений Шумилов

28.02.2020

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта