Статьи

От области – к республике

Второй этап становления государственности Удмуртии

Эксперты-историки собрались в редакции газеты «Удмуртская правда», чтобы обсудить второй период становления государственности Удмуртии. Ранее они рассуждали о том, что предшествовало Декрету ВЦИК от 4 ноября 1920 года. После образования Вотской автономной области были установлены свои границы, административное деление, затем последовало переименование в Удмуртскую автономную область, а позднее – преобразование в Удмуртскую АССР, с новым статусом, прописанным в её Конституции.

Участники круглого стола:

Карл Александрович Пономарёв, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки УАССР, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, академик Международной академии информатизации и Российской инженерной академии, в прошлом министр просвещения УАССР, секретарь Удмуртского обкома КПСС, первый председатель Общества удмуртской культуры;

Владимир Александрович Байметов, кандидат психологических наук, заместитель главного редактора газеты «Удмуртская правда»;

Ольга Ивановна Васильева, кандидат исторических наук, ГКУ «Центральный государственный архив Удмуртской Республики»;

Владимир Степанович Воронцов, кандидат исторических наук, Удмуртский институт истории, языка и литературы УдмФИЦ УрО РАН;

Сергей Львович Бехтерев, доктор исторических наук, профессор, Удмуртский государственный университет;

Эльвира Анатольевна Халтурина, учитель истории и обществознания, руководитель школьного музея «Строительство дороги Ижевск – Балезино», ижевская школа № 10;

Ольга Ивановна Мальгинова, учитель истории и обществознания, руководитель школьного литературно-краеведческого музея имени Германа Ходырева, ижевская школа № 20.

Карл Пономарёв:

– На мой взгляд, период с 1920 по 1940 годы неожиданно перекликается с теми событиями, которые происходят сейчас. Тогда шло становление новой системы государственности. А сейчас речь идёт о преобразованиях, направленных на то, чтобы Россия выжила и оказалась боеспособной. Мы видим, что идёт обустройство новой государственной системы и политики современного общества. Совершенствуется Конституция.

Эти процессы совершенно чётко перекликаются с тем, что происходило в с 20-е годы, когда шло строительство органов государственной власти в нашей стране.

Итак, самоопределение удмуртского народа, государственное строительство в нашем крае в 1920-1940 годах. Давайте обсудим…

Владимир Воронцов:

– Я хочу поблагодарить коллег из «Удмуртской правды» за то, что они взялись за такую серьёзную проблему. Сегодня не так много площадок, где можно профессионально обсуждать национальные вопросы и проблемы формирования государственности. Итак, от области – к республике. Напомню, что в декрете от 4 ноября 1920 года указывалось следующее: «Установление границ и выработку положения об Автономной Области поручить Комиссии в составе представителей Народного Комиссариата по делам Национальностей, Народного Комиссариата Внутренних Дел и Народного Комиссариата Земледелия с участием представителей заинтересованной национальности и заинтересованных Губернских Исполнительных Комитетов». Логично. Причём, предписывалось решить все эти вопросы в кратчайшие сроки. Речь шла тогда о формировании трёх автономий – калмыцкого, марийского и вотякского народов.

Декретом ВЦИК от 5 января 1921 года был определён территориально-административный состав Вотской автономной области (ВАО). Он состоял из 27 волостей Глазовского, Сарапульского, Елабужского, Малмыжского уездов Вятской губернии. Ну и, кроме того, в её состав вошло два города – Глазов и Ижевск. Территория Вотской автономной области 30,3 тысячи квадратных километров.

Центром области был определён Глазов. В июне 1921 года органы власти области были перенесены в Ижевск. Причина – отсутствие дорог и кадров. Но если бы удмуртские коммунисты знали, к чему этот переезд приведёт, я думаю, что они бы точно не переехали в Ижевск.

Проблема заключалась в том, что правовой статус автономии на тот период времени не был прописан и практически мало чем отличался от губернского. С другой стороны, федерация строилась по принципу матрёшки или пирамиды. Наверху этой пирамиды была союзная республика, ниже автономная республика, ещё ниже автономная область, а ещё ниже национальный округ.

Карл Пономарёв:

– Были даже национальные районы.

Владимир Воронцов:

– Да, до середины 1930-х годов существовали ещё национальные районы и сельсоветы. О государственности можно говорить только относительно союзных и автономных республик, которые имели соответствующее законодательство. И говоря о Вотской автономной области, как и о других автономных областях, мы говорим о предгосударственности, о начальном этапе, который был необходим для подготовки условий, в том числе кадров из числа местных националов. Предоставлять государственность народам, которые к этому были не готовы, было авантюрой.

Карл Пономарёв:

– Я бы всё же назвал это не авантюрой, а это поиском решения проблемы. Где-то это получалось, а где-то нет.

Владимир Воронцов:

– Да, использовались различные формы автономии. Причём я бы хотел обратить внимание, что всё это было впервые. Не у кого было учиться. С какими проблемами столкнулась ВАО? Гражданская война. А это разруха, безработица, преступность, беспризорность, голод, эпидемии. В.И. Ленин сравнил экономическое положение страны после Гражданской войны с «человеком, избитым до полусмерти». Проблемы усугублялись конфликтами в руководстве автономии. Особенно после того, как центр автономии был перемещён в Ижевск. Я напомню, в начале 1920-х годов из 94 тысяч городского населения удмуртов было всего 2 тысячи. Есть такое понятие «этнический статус народа». И в дореволюционной России эта иерархия и национальные проблемы были реальны – «ваше место в деревне».

С другой стороны, удмуртские партработники считали, что если это автономия удмуртского народа, то и руководящие посты в ВАО должны преимущественно занимать представители удмуртов. Понятно, как это было встречено абсолютным большинством русских партработников в Ижевске.

Проблема заключалась ещё и в том, что позиция в большевистской партии была очень неоднозначна. Есть известное письмо Сталина к Ленину, датируемое осенью 1922 года. Сталин пишет, что нацмены игру в национальную независимость отказываются принимать как игру. То есть Борисов, Барышников и другие отказываются понимать это как игру.

Когда резко меняется статус народа, возникают и конфликтные ситуации. Такие проблемы решаются только путём диалога, взаимных уступок. Иногда необходима третья сторона. И в качестве такой третьей стороны как раз и выступал центр. Удмуртская часть партработников тогда приняла решение вернуть административный центр ВАО в Глазов. Первоначально их поддержало Оргбюро ЦК РКП(б). Но потом в Москву поехали представители второй стороны конфликта, и решение было пересмотрено.

И ещё один очень важный момент – это поспешность и недостаточная проработанность политики коренизации (удмуртизации). Коренизация была направлена на формирование ускоренными темпами национального рабочего класса, интеллигенции, управленцев, на расширение функций удмуртского языка, в том числе в русскоязычных городах, она порождала конкуренцию между русскими и удмуртами. В итоге политика коренизации дала как положительные, так и отрицательные результаты.

Ольга Васильева:

– В 20-30 годы началась реализация социального проекта, нацеленного на построение нового общества. Он включал в себя формирование новой социально-культурной среды, в которой происходит формирование нового человека с заменой частнособственнических инстинктов на коллективистское сознание и структуризацию российского общества с ликвидацией сословности, классового неравенства и формированием новых социальных групп.

За эти годы в Удмуртии, благодаря целенаправленной государственной политике, удалось практически с нуля создать социокультурную среду, соответствующую стандартам своего времени, что было обеспечено масштабными материально-организационными мерами по развитию культуры и обеспечению её доступности. Среди них: государственные вложения в материальную базу функционирования культурных учреждений, бесплатность образования, культурного обслуживания, политика низких цен на билеты в кино, музеи и так далее.

Основной задачей власти в сфере культуры было реформирование системы образования. К началу XX века среди специалистов уже существовало понимание, что систему образования нужно реформировать – ликвидировать организационную, ведомственную, сословную пестроту учебных заведений, обеспечить доступность образования, модернизировать содержание. И это удалось реализовать лишь после революции. Уже в 1918-1919 годах в Удмуртии была проведена реорганизация всех типов школ. Конечно, гражданская война, голод не позволили в этот период приступить к её функционированию. Однако уже в годы первой пятилетки начальным обучением было охвачено более 53 процентов детей школьного возраста. В 1931-32 учебном году было введено всеобщее начальное обучение, а в городах – обязательное семилетнее. И уже в 1935 году обучением было охвачено 99,5 процента детей школьного возраста.

В годы второй пятилетки были построены пединститут, 16 школ в Ижевске, педучилище, школы в Можге, Воткинске Сарапуле.

В 1940 году в республике насчитывалось 1217 школ, в том числе 954 начальных, 263 неполных средних. Они охватывали 217 тысяч учащихся. Гигантский шаг. Одновременно велась работа по созданию удмуртских национальных школ. Составной частью образовательной политики 20-30 годов стала ликвидация неграмотности, полуграмотности взрослого населения.

В советской России неграмотность ликвидировалась военно-командными методами. Все неграмотные были обязаны учиться. Мобилизовывались отряды комсомольцев, которые обязывались идти в организованную сеть курсов ликвидации неграмотности. В результате в 1939 году грамотность населения республики в возрасте 9-49 лет составляла 87 процентов.

В 20-е же годы в ВАО развернулась работа по формированию сети профессионального обучения. Кадры высшей квалификации готовились в Москве, Вятке, Казани, Свердловске. В 30-е годы в Удмуртии были образованы первые высшие учебные заведения. Были созданы рабфаки, через которые многие крестьянские дети и дети рабочих могли получить высшее образование.

Конечно, составными частями социокультурной среды является литература, искусство, средства трансляции знаний. За двадцать лет государству удалось превратить страну в самую читающую страну в мире.

Основной целью социальной политики государства в 20-30 годы было решение задачи ликвидации буржуазных классов и создание нового типа социально-классовой структуры, которая соответствовала бы задаче форсированной модернизации страны. Это рабочий класс, крестьянство и интеллигенция. И здесь мы можем вспомнить и политику коренизации, направленную на подготовку рабочих кадров и интеллигенции из удмуртов.

Сергей Бехтерев:

– Вот мы говорим о ликвидации неграмотности. Вы все помните, что в 1908 году в Российской империи, благодаря стараниям Петра Столыпина в том числе, было введено всеобщее начальное образование. Правда, при усреднённых цифрах грамотности оно имело очаговый характер. Тем не менее, приведу только два ярких примера: по первой Всероссийской переписи населения, ещё до 1908 года, 75 процентов населения Дебёс было грамотным. Грамотность ижевских рабочих к 1921 году, по данным профсоюзных органов, достигла 82,5 процента. А в 1917 году Глазовское уездное собрание поставило вопрос о введении в уезде среднего образования. Какую же грамотность или неграмотность мы ликвидировали?

Владимир Воронцов:

– Вы же сами сказали, что грамотность носила очаговый характер. Где-то густо, а где-то пусто. А системы всеобщего образования не было в дореволюционной России.

Ольга Васильева:

– Когда я беру протокол деревенского собрания, где вместо подписей кресты неграмотных, я не могу сказать, что грамотность в Удмуртии была высокая.

Сергей Бехтерев:

– Ну хорошо… Когда мы говорим об этапах истории государственности Удмуртии, мы должны иметь в виду, что она отличается от истории государственности башкирского, татарского и других народов. Я напомню, что башкиры – единственный народ, с которым центральное российское правительство заключило соглашение. И 23 марта 1919 года первое национальное государство, которое было создано в России, это Башкирская автономная республика.

Конечно, вопрос статуса всецело зависел от воли российского руководства. И когда 1 января 1929 года Удмуртия наряду с другими субъектами вошла в Нижегородский край, возникает вопрос – шаг ли это вперёд? И здесь я соглашусь с мнением Кузьмы Ивановича Куликова. Удмуртия вошла в край на правах уезда.

Теперь что касается 1934 года и создания УАССР. Республика была преобразована из ВАО «в соответствии с волеизъявлением её трудового населения в существующих границах». То есть по воле всех трудящихся, а не удмуртского народа. Позднее Конституцию 1978 года тоже принимал «народ Удмуртии», но опять не удмуртский народ. То есть ни о каком национальном суверенитете удмуртов говорить не приходится.

Владимир Воронцов:

– Сергей Львович поднял очень важную и болезненную тему. Скажите, а руководители государства обязаны заботиться о его сохранении? Особенно многонационального государства. Обеспечить безопасность от распада.

И не надо считать большевиков и советскую власть глупцами. Мы говорили о матрёшечной структуре государства. Модели формирования автономий были разнообразные. Вернёмся к Башкирии. Почему Башкирия была создана в таких огромных размерах? А потому что в этой большой республике башкир было всего 20 процентов. Почему удмурты, марийцы чуваши получили автономию, и их в ней было большинство? Почему на Северном Кавказе после многочисленных проб и ошибок стали создавать «составные» республики? Не просто так. Это забота о сохранении государства.

Владимир Байметов:

– Небольшая ремарка. В современных условиях история очень активно используется в пропагандистских целях. Взаимоотношения русского и других народов, меньших по количеству и объективно имевших к тому времени более низкий экономический, культурный образовательный статус, трактуются как негативные и даже антагонистические. Появляются суждения, что русский народ поработил другие народы и так далее. Причём используются при этом те же самые исторические источники, но подбирают их тенденциозно. И это, к сожалению, порой находит сторонников.

И в этом смысле лично мне важно не только взрослым, но и детям объяснить, что было на самом деле. Я бы предложил высказаться коллегам-учителям.

Эльвира Халтурина:

– У нас были уроки краеведения. Сейчас их нет. У нас всё это забрали. На уроках краеведения мы показывали ребятам, например, фильм о Трокае Борисове, просили выполнить ряд заданий. Мы знакомили их с деятельностью Кузебая Герда и как учёного, и как литератора. Знакомили учеников с Иосифом Наговицыным и рассказывали им о том, какой он внёс вклад в развитие нашей государственности.

Учебники краеведения для учащихся 5-9 классов новые и интересные. Но сейчас на них нет необходимого грифа, и мы не имеем права ими пользоваться. Следовательно, не можем вести и уроки краеведения. К сожалению, сейчас всё это делается на энтузиазме в форме факультатива или во внеклассной работе. Водим ребят в музеи, на экскурсии к памятникам истории, организуем поездки по районам и городам республики. К сожалению, это не позволяет охватить всех учащихся.

Ольга Мальгинова:

– У нас ещё 9-11 классы изучают родной край. Но это «последние из могикан». А так – родной язык, родная литература, второй иностранный язык… А часов не добавили. Сейчас даже факультативы проводить невозможно. Единственное, где мы можем проводить эту работу – музей, но это не позволяет полностью охватить детей. Тем более что дети сегодня не читают. У нас урок истории напоминает избу-читальню. Читаем параграф из учебника, а потом пересказываем, работаем с контурной картой. Поэтому вместо часа, отведённого на урок, мы тратим два.

Эльвира Халтурина:

– Спасти ситуацию в какой-то мере может всероссийская проверочная работа, потому что там есть обязательный региональный компонент. Она проводится с пятого класса по одиннадцатый, и чтобы выполнить работу, обязательно нужно знать памятники истории и выдающихся личностей, которые прославили республику. У нас ещё есть возможность летом на базе школьного лагеря организовать работу «Летней школы исследователя». Ребята работают по программе, учатся методам исследования. Мы набираем группу ребят, которые заинтересованы в изучении истории.

Я сталкивалась с тем, что учащиеся 10 класса не знают город. В этом году среди олимпиадных заданий по истории для младших классов было задание отметить на карте города исторические объекты. Ребята справились плохо. Это был шестой класс. Я дала это задание десятому классу. Повесила карту с этими объектами. Карта висела, и я просила на перемене ознакомиться с ней. Но и десятый класс не смог сориентироваться и показать правильно местонахождение исторических объектов.

Ольга Васильева:

– Лично я не вижу большой опасности в том, что региональный компонент убран из программы, потому что дети настолько перегружены, что всем поголовно заниматься ещё и этим не стоит. Нужно создавать условия, чтобы интересующиеся могли заниматься местной историей во внеурочное время.

Сергей Бехтерев:

– Но видите ли в чём дело. Мы все историки и все понимаем, что если мы не будем знать свою историю, у нас не будет будущего. Нужно, чтобы государственная историческая политика была заложена во главу угла. А какая история без регионального компонента? Удмуртия – это маленькая Россия. В чём польза изучения истории Удмуртии? В том что, зная, что происходит в Удмуртии, мы знаем, что происходит в России.

Итог

В 1920-1940-е годы произошло окончательное становление системы государственности Удмуртии. ВАО преобразована в Удмуртскую Автономную Советскую Социалистическую республику в составе РСФСР. Центр Удмуртии окончательно перемещён в Ижевск. Принята первая Конституция Удмуртской АССР 14 марта 1937 года. Состоялись выборы в Верховные Советы РСФСР и УАССР в 1938 году.

27.02.2020

Автор материала:

Игорь Егоров

Игорь Егоров


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта