Статьи

Не/Доступная среда?

Выясняем, что уже сделано для того, чтобы люди с ограниченными возможностями чувствовали себя полноценно, а что – ещё нет

Доступная среда – это не только поручни и пандусы, тактильные элементы навигации, информационные таблички со шрифтом Брайля, светофоры со звуковым сигналом. Доступная среда – это возможность быть самостоятельным и не зависеть от посторонней помощи.

В республиканском Министерстве социальной политики и труда считают, что ситуация с созданием условий для свободного доступа людей с ограниченными возможностями здоровья к социально важным объектам в Удмуртии складывается неплохо. Общественники, которые занимаются проблемами инвалидов, соглашаются, что сделано многое, и город постепенно перестаёт быть полосой препятствий для инвалидов. Тем не менее, меры, предпринимаемые для создания безбарьерной среды, не всегда носят системный характер.

Есть ещё над чем поработать

Среди всех социально значимых объектов самый высокий показатель доступности имеют учреждения культуры. Они более чем на 90% приспособлены к нуждам людей с инвалидностью. Немалую роль в этом сыграли Вторые Международные Парадельфийские игры, которые прошли в столице республики с 11 по 17 ноября 2018 года.

Хуже всего дела обстоят с учреждениями здравоохранения. Из всех объектов, которые находятся в ведении регионального Минздрава, только в 60% зданий созданы условия для приёма пациентов с ограниченными возможностями здоровья. Это связано с тем, что практически все здания возводились давно, и те трудности, с которыми сталкиваются инвалиды, при их проектировании не учитывались. Кроме того, средства по программе «Доступная среда» выделяются, как правило, на учреждение, а не на здание, а в ведении одной больницы может находиться несколько объектов.

Как рассказала заместитель начальника Управления по делам инвалидов и организации социального обслуживания Министерства социальной политики и труда Удмуртской Республики Мария МАРТЫНЮК, в 2019 году федерация прекратила финансировать работы по оснащению социально важных объектов элементами безбарьерной среды, и вся нагрузка легла на республиканский бюджет.

– В прошлом году в рамках программы «Доступная среда» мы выделяли деньги десяти учреждениям здравоохранения. На сегодня у нас нет ни рубля на адаптацию учреждений, но в Закон о бюджете будут вноситься изменения, и мы надеемся получить 20 миллионов рублей на мероприятия по программе «Доступная среда». В 2020 году мы также планируем выделить средства в первую очередь на адаптацию учреждений здравоохранения, – сказала Мария Мартынюк.

В четырёх стенах

Несмотря на то, что привычный для здорового большинства образ жизни становится более доступным и людям с инвалидностью, проблема их вынужденной изоляции не может быть снята, пока они остаются запертыми в собственных квартирах. Речь идёт, главным образом, о старой застройке, где нет лифтов, а если есть, то с узким проёмом, нет пандусов.

Проблема жилья, не приспособленного к нуждам инвалидов, является наиболее острой. Программа «Доступная среда» на жилые помещения не распространяется. Обязанность обследовать условия проживания людей с ограниченными возможностями здоровья возложена на муниципалитет. Специально созданная в каждом муниципальном образовании комиссия выезжает к инвалиду на основании его личного заявления, составляет соответствующий акт и выносит заключение о необходимости переоборудования жилого помещения либо об отсутствии таковой. Однако переоборудование жилого фонда не только требует больших затрат. Проблема ещё и в том, что эти полномочия не отнесены законодательством напрямую ни к государственным, ни к местным.

Судебная практика по стране также неоднозначна. Попытки решить этот вопрос в судебном порядке заканчиваются возложением обязанности по переоборудованию жилого помещения инвалида либо на организацию, управляющую многоквартирным домом, и тогда оно должно происходить за счёт средств на капитальный ремонт общедомового имущества, либо на муниципалитет. Однако в первом случае требуется согласие собственников жилья в многоквартирном доме, и никто на это, как правило, не идёт, а что касается муниципалитетов, то их бюджет просто-напросто на это не рассчитан.

Проблема адаптации жилья к нуждам инвалидов обсуждалась 20 февраля на заседании рабочей группы в республиканском Госсовете.

– Мы пришли к единому мнению, что пора вносить изменения в государственную программу «Доступная среда» именно на федеральном уровне, включив в неё раздел о ремонте и переоборудовании жилых помещений для инвалидов, – говорит председатель Удмуртского регионального отделения Всероссийского общества инвалидов Максим ВОРОБЬЁВ.

Программный механизм, тем не менее, не снимает вопрос дороговизны переоборудования жилых помещений. Как отмечает Мария Мартынюк, купить квартиру для человека с инвалидностью на первом этаже стоит дешевле, правда, при этом на переселение потребуется согласие самого инвалида. Максим Воробьёв видит решение проблемы в строительстве социального жилья для инвалидов, которое находилось бы на первых этажах многоквартирных домов.

Универсальный дизайн

К современным многоквартирным домам у людей с инвалидностью тоже есть претензии. Например, чтобы добраться до лифта, зачастую нужно преодолеть лестничный пролёт. Человек, который передвигается на инвалидной коляске, не сможет подняться без специального подъёмного устройства. Существующие требования таковы, что это устройство должен обслуживать оператор, имеющий квалификацию лифтёра. Самостоятельно пользоваться таким подъёмником инвалиды-колясочники не имеют права. Но дело в том, что услуги оператора должны оплачиваться собственниками квартир из средств на содержание общедомового имущества.

Максим Воробьёв считает, что застройщики должны ориентироваться на универсальный дизайн, который сделает среду доступной для всех людей независимо от наличия или отсутствия инвалидности, возраста и других особенностей. В случае с многоквартирным домом это одноуровневый вход в подъезд.

Элементы доступной среды – это едва ли не первое, на чём экономят застройщики, причём, как правило, они сокращают финансирование проекта уже после того, как проектная документация проходит экспертизу и застройщик получает согласие на возведение здания.

– Как только все документы подписаны и здание проходит финальную стадию согласования, урезается финансирование мероприятий по доступной среде, – рассказывает председатель Удмуртского регионального отделения Всероссийского общества инвалидов Максим Воробьёв.

Он считает, что сегодня отсутствует должный контроль и ответственность проектировщиков и застройщиков за нарушение требований по созданию доступной среды.

Помогите сесть в автобус

Ещё одна проблема, которая решается фрагментарно, – транспортное обслуживание людей с ограниченными возможностями. Казалось бы, в Ижевске курсируют низкопольные автобусы, приподняты над проезжей частью (пока, правда, далеко не везде) остановки общественного транспорта. Иными словами, есть условия, чтобы человек в инвалидном кресле или на костылях мог спокойно попасть в салон автобуса. Однако эти меры не имеют нужного эффекта по одной простой причине: водители останавливаются далеко от остановки. Хотя автобус может подъезжать к обочине вплотную, чтобы пол в салоне автобуса и площадка, на которой находится остановочный павильон, составляли бы вместе практически единую поверхность.

Существует специальное приложение, с помощью которого можно следить за движением общественного транспорта и даже узнавать расписание низкопольных автобусов, но сегодня такой транспорт курсирует по маршруту, а завтра его, по словам Максима Воробьёва, перекидывают на другой маршрут, так что нет гарантии, что инвалид-колясочник сможет выехать из дома на общественном транспорте. Особенно с учётом того, что электрический транспорт практически недоступен для людей с ограниченными возможностями здоровья.

Председатель Удмуртского регионального отделения Всероссийского общества инвалидов Максим Воробьёв рассказал, что предлагал один из автобусных маршрутов Ижевска сделать максимально доступным для инвалидов за счёт регулярного движения по нему низкопольных автобусов. Речь шла о маршруте № 19, поскольку на пути его следования много точек притяжения: это и Центральный рынок, и Городская больница № 2, и Центральная площадь, и Театр оперы и балета, и Дом Правительства, и торговые центры. Однако его инициатива не нашла поддержки.

Парадоксальная ситуация складывается из-за того, что люди с ограниченными возможностями здоровья не могут воспользоваться аппарелью, несмотря на то, что многие ижевские автобусы оборудованы ею. Это складной пандус, позволяющий без особых усилий заезжать в салон и выезжать из салона на инвалидной коляске. Дело в том, что вопреки предложениям общественников транспортное предприятие Ижевска отказалось обязывать водителей раскладывать аппарель, так что у инвалида-колясочника опять же нет никакой гарантии, что он сможет попасть в автобус, если кто-то из окружающих не поможет ему.

Как бы вы оценили по десятибалльной шкале уровень и качество доступной среды в Ижевске?

Дмитрий Серебряков, председатель Ленинской районной организации Всероссийского общества инвалидов:

– На 4 балла. Доступная среда создаётся у нас с такими нарушениями, что потом нужно всё переделывать. Например, инвалиды-колясочники не могут свободно передвигаться по ижевским улицам. При строительстве скатов, как правило, оставляют бордюры, пусть даже минимальной высоты, на которые колясочники не в состоянии заехать. В итоге им приходится просить посторонних людей о помощи.

Сергей Меркурьев, заместитель председателя Удмуртской республиканской общественной организации инвалидов «Благо»:

– На 6 баллов. Видно, как за последние 10 лет изменились соцобъекты, спортивные и медицинские объекты. По крайней мере, мы имеем доступ ко всем врачам. Я не говорю о местных поликлиниках, я говорю о больших больницах. В районную поликлинику я попасть не могу. Что касается доступности транспорта, приложение, с помощью которого можно следить за движением низкопольного транспорта, работает отлично. Проблемы возникают с тротуарами и бордюрами. Дорогу не переехать, на остановку попасть сложно. Почти у 70% автобусов после зимы не откидываются аппарели. Они либо проржавели, либо сломаны. Это очень опасно. На мой взгляд, система есть, надо только довести её до ума, чтобы она работала.

27.02.2020

Автор материала:

Татьяна Иванцова

Татьяна Иванцова


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта