Книга "Герои нашего времени"

Альберт Куряев. На той далёкой, на Афганской

Альберт Харисович Куряев – ветеран войны в Афганистане, кавалер боевых наград. Он из того поколения, на долю которого выпали жестокие испытания, связанные не только с войной, но и поиском своего места в жизни в эпоху перемен.

Перед началом нашей встречи Альберт попросил об одном: чтобы о войне рассказывали честно, хотя для этого тоже нужно мужество.

После школы Альберт учился в Пермском политехническом институте. Занимался самбо и дзюдо, был неплохим спортсменом чемпионом Пермской области, призёром России, даже на первенстве СССР выступал. В 1982 году призвали в армию. Попал в Фергану, в учебный центр одного из десантных полков.

– Что ожидало вас в Афгане?

– По распределению я попал в разведроту. На первой операции мы были, по сути, массовкой. Главными были ребята, за плечами которых год или полтора службы. Что я очень ценю, так это то, что на базе они нас гнобили и душили, но в бою как отцы оберегали.

Как-то афганцев опрашивали об их отношении к нашим солдатам. Они единодушно ответили: держались до последнего, не было такого, чтобы поднимали руки и шли сдаваться в плен. И я ни одного такого случая не знаю. В армию пришли ребята из обыкновенных семей, из тех самых дворов, где существовали свои правила общежития и свои уставы – признанные ценности жизни. И предательство считалось самым страшным преступлением.

А вот первый бой толком и не помню. Я даже ни разу не выстрелил.

Участвовали в основном в частных операциях. Было и несколько крупных – на две или три недели. На втором году службы наша рота начала заниматься караванами.

– Что значит заниматься караванами?

– Мне довелось участвовать во взятии, кажется, трёх серьёзных караванов. Нужно отметить, что при их захвате у нас даже ни одного раненого не было.

Но был и такой случай: мы пошли на операцию с задачей прикрывать с горы наши части, чтобы противник не зашёл с тыла. В горах «духи» нас засекли и начали оттуда выбивать. Мы уходим, а они идут за нами по пятам. Устраивают засаду, мы её обходим, а они вновь готовят сюрприз. Наверху, когда душманы стали напирать, мы дали координаты, чтобы артиллерия нас прикрыла. В общем, вместо них попали в нас. Одному из солдат осколками раздробило ногу. Мы тащили его на себе. А жизнь ему спас афганец. Когда нас зажали, мы сидели в засаде. Получилось так, что афганец вышел прямо на меня. У меня автомат, а я испугался и не знал, что делать. Стрелять – значит выдать нас. Когда он увидел меня, бросил винтовку, видимо, чтобы обозначить, что у него оружия не было. Мы его взяли.

Душманы стали нас обкладывать со всех сторон, пришлось уходить. На пленного повесили рацию, она тяжёлая, а мы понесли раненого. Зашли в кишлак. Афганец там взял ишака, и мы посадили раненого на него. Идём по тропинке, расслабились – а тут сбоку снова засада, и нас опять начали поливать.

Удивляюсь, как там тогда никого не зацепило. Когда начали стрелять, все попадали кто куда. Раненый сидит на ишаке, кричит: «Мужики, помогите!». Конечно, страшно, он на самом виду оказался. Для духов он, видимо, ценности не представлял, всё равно никуда не убежит. Стреляли по тем, кто мог отбиваться. Афганец с ишаком раненого нашего вытащил из-под огня.

Спускаемся с горы. Душманы не давали от них оторваться. Командир полка вызвал танки, чтобы нас прикрывали. Танковая рота подошла, открыла стрельбу – и опять по нам. Страху тоже натерпелись. По рации кричим: да вы что творите! И всё-таки мы вышли, раненого вытащили. Афганец, конечно, помог, и мы его отпустили. Ишак, правда, упал и помер, видимо, от усталости. Мы почти сутки уходили от душманов.

Пришли в часть. Командир полка, кстати, Павел Грачёв, будущий министр обороны, сказал: «Мужики, молодцы, сверлите дырки для наград, свою задачу вы выполнили». А потом пересчитали тех, кто вернулся. Выяснилось, двух молодых солдат не хватает. Командир полка, узнав об этом, вложил нам по полной: «Вы знаете, что в разведроте хоть мёртвый, хоть раненый лежит – умрите, но вынесите. А вы что наделали? Пацаны в первый раз с вами пошли, вы убежали, а их оставили. Быстро собирайтесь, пойдёте обратно».

И мы пошли обратно. Стали подниматься в гору – пришёл приказ по рации: вернуться. Прибыла команда, что-то вроде афганского спецназа. Мы их подождали. Афганцы разожгли огонь, приготовили плов, поели. Только после этого двинулись вместе. Дошли до кишлака, афганцы объявляют: дальше мы не пойдём. Что делать? Командир полка приказывает: спускайтесь назад. Он быстро договорился со штабом, и решили привести всех пленных. 37 человек их было. Отпустили двух, чтобы сообщили, что мы готовы всех обменять на двух солдат, если они их захватили. Душманы ушли – и с концом. Проходят сутки, вторые. На душе у всех пакостно от того, что пацанов потеряли.

На третьи сутки из одного населённого пункта по рации нам сообщают: тут два бойца вышли, не ваши?

Поехали туда, забрали. Пацаны рассказывают: «Когда вас зажали, пальба была страшная, мы испугались, спрятались за камни. Душманы побежали за вами, мы следом. Оказалось, прошли они по заминированному полю прямо к нашим позициям. Им просто невероятно повезло».

Меня ранило при очередном захвате каравана. До конца службы оставалось полгода. Попали в засаду. Завязался бой, нас побили очень сильно.

Душманы вначале обстреляли нас из гранатомётов. Потом быстро перегруппировались и полетели пули. Мне казалось, всё происходило очень долго, хотя бой шёл минут тридцать. Мне пуля попала в предплечье. Почувствовал ожог и поначалу растерялся. Когда идёт бой, ты никого вокруг не слышишь, а когда ранило – сразу начал слышать других. Связист за рацию спрятался, её раздолбали, пуля попала ему в бедро, он кричит от боли. Санинструктору от взрыва гранаты порвало ноги. Огляделся – жить-то хочется! Но рука не работает. Лёг на спину и так отстреливался, держа автомат в одной руке. Главное было – не подпустить душманов.

Вторая пуля была трассерной. Бронежилет на мне загорелся, я откинул автомат, снял бронежилет, остался в одной тельняшке. Потом посмотрел, а у меня дыра в животе. Пуля внутренних органов не повредила, но всё разорвала в клочья.  Думаю, ну, всё, конец. Спасение пришло внезапно. Подошли наши, прикрыли, вывезли в госпиталь. Только там узнал, что и в ногу меня ещё ранило.

Лежу в госпитале. Приходит офицер из политотдела, чтобы заполнить представление к награде. Спрашиваю его, а какая награда?

– Орден Красной Звезды.

– А альтернативы нет?

– Нет, – отвечает.– Звание Героя только посмертно. У тебя, Альберт, время ещё есть.

После ранения можно было комиссоваться,  но я подумал, осталось всего несколько месяцев до окончания службы, лучше вместе с ребятами уйти. Не получилось. Попал под пули. Семь штук, три из них в живот.

Сначала был в медсанбате в Баграме, потом перевезли в госпиталь в Кабуле. Лежали мы в каком-то большом зале, раненых было много, человек сорок, видел, как ребята умирают. Потом оказался в Ташкенте. Из Ташкента перевезли в Ригу. Метр восемьдесят тонкой кишки мне вырезали, в общей сложности сделали шесть операций одну за другой. Дали первую группу инвалидности.

Я уже говорил, что до армии учился в Пермском политехническом на нефтяном факультете. В институте встретили с сочувствием, сказали: восстанавливайся, конечно, но какой из тебя нефтяник?

Но я хотел всем доказать, что я не бесполезный. Решил уехать в Москву. Двенадцать лет не вылезал из госпиталей. Лежал в Центральном военном госпитале в Киеве на кафедре, в институте Склифосовского в Москве. Пожалуй, именно там меня заштопали и подняли.

Как-то позвали меня в военкомат, смотрю, орден лежит на столе. Никто и не знал, за что ещё одна Красная Звезда.

…Время всех нас сейчас проверяет рублём, но у меня другие ценности в жизни. Захватила общественная работа. С Наилем Зиятдиновым мы помогаем детям с ДЦП. Помогаем семьям ветеранов-афганцев, которые ушли из жизни. Конечно, хотелось бы больше помогать.

***

Альберт Харисович Куряев родился  в 1962 году в Краснокамске Пермской области. Служил в разведроте 345-го полка, который считался элитным. В этот же полк, кстати, входила знаменитая 9-я рота. Награждён четырьмя боевыми наградами, две из которых орден Красной Звезды.

Герасим Иванцов

26.02.2020

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта