Статьи

Благодатная свадьба

1 февраля ижевчане Гульзиган и Хатыб Газизовы отметили 70-летие супружеской жизни

Мало кто знает, что 70-летие супружеской жизни называют благодатной свадьбой. Очень редкое событие. А Гульзиган и Хатыб Газизовы надеются, что доживут и до следующего юбилея – коронной свадьбы. Жить им интересно!

Замминистра – в 29 лет

… К приходу гостьи-журналиста 95-летний Хатыб Магсумович по подсказке жены побрился, что придало лицу свежести. Улыбается он легко, радушно. В движениях уже медлителен, осторожен (22 марта Хатыбу Магсумовичу исполнится 96 лет),а в молодости был очень активным, подвижным, даже рисковым. Заместителем министра здравоохранения республики он стал в 29 лет.

Вместе с Фёклой Растегаевой, министром здравоохранения республики, развивал лечебную сеть. В Сарапуле Фёкла Андреевна присмотрела пустующее здание, бывшую колонию, но силовики его не отдавали. И тогда она приказала Газизову, своему заместителю по лечебной работе, переселить в это здание детей из туберкулёзного санатория «Юськи». Хатыб Магсумович провёл эту операцию блестяще. Даже замки ломать не стали: детей приняли через окна. И поставили обком партии перед фактом: в бывшем бесхозном здании долечиваются дети. «Значит, его надо передать здравоохранению», рассудили в обкоме.

 Хатыб Газизов сумел так организовать охрану здоровья населения, что уже к 1956–1957 годам в Удмуртии ликвидировали трахому, снизили заболеваемость туберкулёзом. И тогда ему поручили новый «фронт работ» – назначили заместителем министра по строительству.

Будут деньги – будут и новые больницы. Газизов умел в Москве договариваться. Деньги в республику поступали. Появились новые корпуса районных больниц. Сельские жители стали лечиться не в «деревяшках», а в благоустроенных больницах, где были и вода, и канализация. Санитарки перестали носить воду на коромысле.

А как под руководством Газизова создавался кардиоцентр! На одном из московских совещаний прозвучало: глаза лечат офтальмологи, нервы – неврологи, почки – урологи, а кардиологов нет!

Стоило Газизову вернуться в Ижевск с этого совещания, как ему позвонили из Минздрава России: сколько кардиологических коек включить в план?

 Раз кардиологической службы не было, то и расчётов – тоже. На свой риск Газизов сказал: триста! Позже узнал: только он так размахнулся. Коллеги из других областей назвали кто 100, кто 150 коек.

Не было ни проектной документации, ни земельного участка… Но первый секретарь Ижевского  горкома партии Михаил Зыков гарантировал Газизову снос жилья и переселение людей в новые квартиры, а строители передали проектную документацию (у них не оказалось средств на строительство ведомственной больницы). Введённый в эксплуатацию в Ижевске кардиоцентр стал самым крупным – по количеству коек – региональным кардиоцентром.

А новое здание Первой республиканской клинической больницы? Тысячекоечные больницы в стране уже строились. Газизов ездил, смотрел и продумал всё так, что новое здание в Ижевске приняло пациентов гораздо раньше, чем  подобные больницы в других регионах.

Завтрак для жены

А дома успешный медик-строитель был просто любящим мужем и папой.

– Знаете, папа всю жизнь за мамой ухаживал, – передаёт атмосферу в семье Гульсина Ибрагимова, дочь Хатыба и Гульзиган. – Когда по утрам мы с мамой и братом заходили на кухню, стол был уже накрыт: папа сварил кашу или приготовил творожок с сахаром, заварил чай. Тут же лежали и бутерброды: мы, дети, брали их с собой в школу, а мама – на работу, в мединститут.

С детьми Гульсиной и Рашидом

Мама за папой тоже ухаживала. Одежда отца всегда была опрятной. Да и ужины обычно готовила мама.

«Хорошая у меня жена, красивая», – нахваливает супругу 95-летний Хатыб Магсумович. Раньше его даже вполне серьёзно спрашивали, где он такую красавицу нашёл.

Где водятся красавицы

А, правда, где? В послевоенные годы оба учились в Ижевском государственном мединституте, на разных курсах. До фронта Хатыб успел окончить только первый курс и, вернувшись в Ижевск в декабре 1945 года, попробовал догнать по знаниям второкурсников. Особенно непросто было доказать преподавательнице –  красивой, но суровой женщине, что он и биохимию освоит.

 Задаст она другим студентам трудный вопрос. Они не ответят, и тогда преподавательница поднимет Хатыба. А потом: «Я ведь сказала, что вы не догоните». Газизов догнал! Учебник Палладина прочитал трижды, и на экзамене преподавательница биохимии «снизошла»: поставила Хатыбу «отлично».

Упорного Хатыба студенты избрали секретарём комсомольской организации института. Его знали все, но поближе будущий врач Гульзиган познакомилась с ним лишь тогда, когда он уже работал в больнице хирургом, а сама она училась на пятом курсе.

Староста в студенческой группе  Татьяна Николаевская присматривалась, кто из парней подходит её сокурсницам, и однажды на вечеринку, которую устроила у себя дома, пригласила Хатыба, за столом посадила его рядом с Гульзиган.

Через какое-то время Хатыб – в красных сапожках, но в мятой шапке и плохоньком пальто – пошёл к отцу Гульзиган просить её руки. Во дворе – волкодав, злющая-презлющая собака. Никого не пропускала, а Хатыб прошёл.

С аби и бабаем

Когда молодые Газизовы задумали строиться, родители Хатыба привезли им из деревни не только сруб, но и 18 помощников. Это всё родные и знакомые родных. За один день они поставили сруб и закрыли его крышей.

Какое-то время в доме Газизовых жила семья брата Хатыба. Ещё раньше Хатыб перевёз к себе из  Юсек родителей. «Старички» (аби и бабай) и накормят внуков, и в школу или на занятия музыкой проводят. Гульсина и сейчас представляет: она играет на пианино, а бабушка сидит и ждёт, когда занятие закончится.

А дедушка поражал внуков умом. В 8-м классе Гульсина не могла решить какую-то задачу, в которой речь шла о центнерах. Даже дядя Хамза, брат отца, подключился – не смог помочь. К их разговору прислушался дедушка: задача-то про село! Сказал: ответ такой-то. И не ошибся. Всего четыре класса дед окончил, но уж в центнерах он разбирался!

Гостеприимство

Однажды Гульзиган, вернувшись с работы, застала сына во дворе в грязной одежде – «отдохнул» в луже. Хотела было выговорить свекрови за недосмотр, но, зайдя в дом, увидела: у бабушки гости. И сдержалась, ничего не сказала. Что значит эта замаранная одежда сынишки по сравнению с повседневной помощью свёкра и свекрови?!

А гостеприимство  у них в роду. С каким удовольствием развлекал гостей сын Рашид! Однажды получилось так, что гости пришли раньше, чем она, хозяйка, так восьмилетний Рашид сориентировался: постелил скатерть, расставил тарелки, положил вилки и в ожидании мамы под музыку Хачатуряна стал исполнять  «Танец с саблями». Только вместо сабли он размахивал деревянным кинжалом.

  Жизнь продолжается

Не всегда судьба была к ним благосклонна. Самая большая потеря – сын. Он окончил Московское высшее техническое училище имени Баумана, вернулся в Ижевск, работал в НИТИ «Прогресс». Видимо, много работал и мало отдыхал. Его жизнь оборвалась в 40 лет во время операции на головном мозге.

Дочь Гульсина – рентгенолог в Республиканском  клинико-диагностическом центре. Спокойная, рассудительная. Большая умница. В детстве прочитала все книги, которые были дома.

Гульсина вышла замуж за Анвара Ибрагимова. Он – кандидат технических наук, долгое время заведовал кафедрой «Управление качеством» в ИжГТУ, сейчас продолжает работать в должности доцента.

Когда Ибрагимовы достраивали за городом дом (а у Газизовых своего дома тогда уже не было – попал под снос, и им пришлось переехать в квартиру),  Хатыб Магсумович объявил дочери и зятю:

– Вот уже есть на втором этаже комната – буду там жить.

– Так ещё нет лестницы, – хотела было возразить дочь.

– Поставлю обычную лестницу, – так сильно его тянуло к земле, огороду.

Потом много лет выращивал замечательные помидоры. А мама ухаживала за цветами. Ну и руководила, конечно. «Это подстриги, здесь посади». А сейчас именно благодаря маминому руководству папа подвижен, достаточно  активен для своего возраста.

Это перед женой Хатыб Магсумович отчитывается: десять раз прошёл от окна до окна. Или – два раза. По-прежнему тоненькая, спортивная Гульзиган напоминает мужу: «Дыши животом, чтобы живот не рос».

У Гульзиган Гарифовны свой – свежий! – взгляд на реабилитацию людей престарелого возраста:

– Почему бы некоторые из технических средств реабилитации, например, стул с санитарным оснащением, не выдавать всем, кто старше 90 лет? Не по инвалидности предоставлять, а по возрасту.

***

Семейное долгожительство обычно восхищает. Но однажды на каком-то мероприятии, где даже негде было присесть, к Хатыбу и Гульзиган, прислонившимся к стене,   подошёл коллега и спросил:

– Неужели вы друг другу не надоели?

– Не надоели, – ответила Гульзиган.

Коллега отошёл в сторону и ещё долго на них смотрел.

Справка «УП»

Хатыб Магсумович Газизов  родился 22 марта 1924 года. Участник Великой Отечественной войны.

В 1949 году окончил Ижевский государственный медицинский институт, стал первым в Удмуртии нейрохирургом. С 1953-го по 1981 год трудился заместителем министра здравоохранения Удмуртии.

Награждён орденом Отечественной войны II степени, медалью «За боевые заслуги», знаком отличия «За заслуги в ветеранском движении». Заслуженный врач Удмуртии и России.

Гульзиган Гарифовна Газизова  родилась 5 декабря 1926 года. Работала участковым врачом, ассистентом на кафедре факультетской терапии.

У Гульзиган и Хатыба Газизовых четыре внука и пять правнуков.

Поздравляем!

Редакция газеты «Удмуртская правда» поздравляет супругов Газизовых с 70-летием супружеской жизни. Хатыб Магсумович, Гульзиган Гарифовна, ваша семья – образец любви и верности. Желаем вам здоровья и внимания близких.

Галина Анищенко

03.02.2020

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта