Владимир Орехов: «Все корыстные преступления обязательно оставляют следы»
Статьи

Владимир Орехов: «Все корыстные преступления обязательно оставляют следы»

Владимир Орехов рассказал, какими схемами пользуются коррупционеры в налоговых органах

В СМИ не перестают звучать сообщения о всё новых и новых фактах хищений бюджетных средств, о предотвращённых терактах, которые преступники собирались совершить в нашей стране. Упоминание и обсуждение проблем коррупции и терроризма стали, скорее, частью информационного фона, на котором мы живём изо дня в день.

Чтобы в обществе не притупилось чувство неприятия и опасности, которую таят в себе эти явления, мы обсуждаем эти непростые вопросы с Владимиром Викторовичем Ореховым, заместителем председателя Удмуртской республиканской общественной организации по укреплению государственности «Генеральское собрание». Более сорока лет он прослужил в органах государственной безопасности, налоговой полиции, налоговых органах России и имел прямое отношение к борьбе с этими видами преступлений.

– Владимир Викторович, в течение 10 лет вы возглавляли налоговое управление в нашей республике. Доводилось ли вам сталкиваться со злоупотреблениями служебным положением вашими подчинёнными?

– Приходилось, к сожалению. Кстати сказать, свою службу в налоговых органах я как раз начал с разоблачения взяточника в одном из районных подразделений. Моя работа была сведена к содействию органам ФСБ в задержании преступника и документированию его преступной деятельности. У нас всё получилось, потому что мы с чекистами знали профессиональные качества друг друга.

– Какие-то выводы были сделаны из этого случая?

– Коррупционер был осуждён. Мы провели чистку в этом подразделении, я ввёл некоторые режимные меры по предупреждению подобных проявлений. На расширенной коллегии, проведённой через два часа после задержания сотрудника, ряд ответственных лиц были уволены, что способствовало оздоровлению в коллективах налоговых органов республики в целом. Министром была дана высокая оценка, меня попросили выступить на коллегии министерства в назидание другим.

– Владимир Викторович, вы можете оценить, насколько сегодня коррумпированы налоговые органы?

– Я неоднократно встречался в прессе с утверждениями о том, что налоговые органы одна из самых коррумпированных структур. Думаю, что они не лишены оснований. По крайней мере, я могу привести с десяток конкретных примеров коррупции срединалоговиков. Впрочем, примеры можно привести и по другим серьёзным структурам. Они есть в открытом доступе. Например, информация о коррупционерах в силовых структурах, призванных бороться с этой самой коррупцией.

– Вы профессионал в борьбе с коррупцией. Занимались этим и будучи сотрудником органов госбезопасности, и в налоговой полиции. Расскажите, кто они, недобросовестные сотрудники налоговых органов? Какими коррупционными схемами пользуются?

– Да, действительно, последние 7 лет службы в органах КГБ СССР я был начальником крупнейшей на Дальнем Востоке службы по борьбе с коррупцией и организованной преступностью. Была ещё и служба в налоговой полиции, перед которой стояли те же задачи.

Наши «герои» – рядовые и начальствующие налоговики управлений от Владивостока до Питера, люди разного возраста, все с высшим образованием и опытом работы, нормальным семейным положением, то есть люди, достигшие чего-то в жизни и имеющие прочное положение в обществе. Что стало мотивом для предательства? Он у всех один – жадность.Патологическая непомерная жадность. Посудите сами. Начальник одной из инспекций города Санкт-Петербурга. Возраст – 50 лет. Вымогала и получала взятки через свою племянницу. Полученные средства хранила у неё же.

– Каким образом ей удавалось это делать?

– Она, имея распорядительные полномочия и доступ ко всем материалам, давала своим подчинённым указания занижать результаты выездных налоговых проверок. Четыре процента от разницы между реальной суммой, начисленной по результатам проверки, и суммой, указанной ею в итоговом документе, она получала за свои «услуги» от проверяемых. Вот так простенько.

Кроме того, за 2,5 млн рублей она незаконно возместила НДС, примитивно изъяв из бюджета суммы, в разы превышающие эту взятку.

– Понятно, что у налоговиков есть возможность проводить махинации во время налоговых проверок. На какие ещё ухищрения они идут, чтобы незаконно обогатиться?

– Ещё об одном интересном и редком механизме, который удивил своей дерзостью. «…Следственными органами Следственного комитета по Республике Башкортостан возбуждено уголовное дело в отношении государственного инспектора отдела камеральных проверок межрайонной инспекции ФНС России № 10 по Республике Башкортостан 29-летней А.К., подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ («мошенничество, совершённое в особо крупном размере»). Следствием установлено, что подозреваемая с сентября 2008 по август 2010 года, имея доступ к ресурсным базам электронной обработки данных, неправомерно произвела возврат налога на доходы физических лиц на сумму более 2,5 млн рублей. Денежные средства ею были перечислены на лицевые счета ряда граждан, а затем обналичены и потрачены на собственные нужды».

Изобретательно и филигранно, с применением информационных технологий, в расчёте на дилетантство своего окружения и правоохранителей.

– Значит, рядовые налоговики тоже находят возможности для, скажем так, «дополнительного заработка» на своём рабочем месте?

– Недавний пример.Москва. Инспектор ИФНС № 29 Б.Н. за непроведение дополнительных мероприятий налогового контроля получил взятку 20 млн рублей. Это не начало и не конец налоговой проверки, это один из её этапов, когда и рядовой служащий может поживиться.

– Наверняка же налоговики-коррупционеры не всегда совершают свои преступления в одиночку?

– Да, некоторые преступления совершаются группой сотрудников или межведомственной группой. В Калмыкии, например. Начальник отдела выездных налоговых проверок вовлёк в преступную деятельность начальника одной из межрайонных инспекций и начальника ещё одного отдела управления. Схема та же, что и в первых двух случаях. Все попались, осуждены.

Что касается межведомственных групп. За налоговое преступление предусмотрено уголовное наказание, если сумма ущерба отправонарушения превысит, скажем, 5 млн рублей. Проверяющий налоговик договаривается с сотрудником, например, полиции «попрессовать» руководителя проверяемой фирмы. Проверяемого в нарушение закона знакомят с предварительными результатами проверки, где значится уже доначисленная сумма налога и штрафов, ещё не указанных в акте проверки. При этом сумма, предъявленная предпринимателю, значительно превышает ту, с которой наступает уголовная ответственность. Предприниматель в панике принимает предложение «проверяющих» внести в бюджет, скажем, положенные для его освобождения от уголовной ответственности 5 млн рублей, начисленных проверкой, а разницу в десятки миллионов не включать в акт проверки. За это он готов заплатить мздоимцам 5 – 10% от суммы, не указанной в акте. Все довольны, кроме бюджета.

– Владимир Викторович, два бывших руководителя Управления Федеральной налоговой службы по Удмуртии осуждены за экономические преступления и отбывают наказание.

– Да, это общеизвестные факты.Один осуждён в Курске, другой в Челябинске за корыстные преступления на указанных территориях. Противно вспоминать о таких «коллегах». Живу в смятении от поговорки «Бог троицу любит».

– В прошлом интервью вы сказали, что общество не должно оставаться равнодушным к злоупотреблениям, которые творятся на его глазах. Расскажите читателям, как это всё можно увидеть невооружённым глазом.

– Приглядитесь, как человек живёт: меняет дачи, приобретает квартиры, машины. Посмотрите,где он отдыхает и лечится, куда пристроены его отпрыски, чем занимается жена или муж. Если вторая половина – в бизнесе, вопрос напрашивается сам собой: под видом успешной деятельности супруга могут отмываться взятки.

И потом, знаете, все корыстные преступления обязательно оставляют следы, просто нужно приглядеться, тем более что люди такого склада все без исключения тщеславны.Им хочется, чтобы их считали успешными и богатыми, пока они прикидываются честными людьми.

В этом случае никакого шпионажа не надо: всё на виду, даже неуклюжие попытки забаррикадироваться.

– Что вы имеете в виду?

– В своей практике мне приходилось встречаться с попытками «свалить» своё финансовое благополучие на успешный бизнес жены и даже детей. Ещё смешнее, когда пытаются сделать вид, будто всё это нажито благодаря неподъёмным кредитам, ведь кредитная история легко читается, как и доходность бизнеса близких родственников.

И, знаете, меня всегда удивляло и удивляет, почему коррупционеры считают себя умнее всех? И если ты такой умный, почему не считаешься с народной мудростью? «Сколь верёвочке ни виться…», или «Всё тайное становится явным», или «На чужом несчастье счастья не построишь». Ну, и так далее.

А подчинённые, с помощью которых проводятся махинации? Они что совсем не задумываются о тюрьме, пока не квалифицируются как соучастники своего шефа-преступника?

– Владимир Викторович, вы упомянули о шведской модели борьбы с коррупцией. Расскажите в двух словах о ней. Применима ли она в России?

– В 19 веке в Швеции был проведён комплекс мер, направленных против меркантилизма. Работа государства с бизнесом была построена на стимулах через налоги, льготы и субсидии, а не на запретах и разрешениях. Был открыт доступ к внутренним государственным документам любому члену общества. Была создана по-настоящему независимая система правосудия. Парламент и правительство установили высокие этические стандарты для администраторов всех уровней и стали добиваться их исполнения. Спустя всего несколько лет честность стала социальной нормой среди бюрократии. Зарплаты высокопоставленных чиновников поначалу превышали заработки рабочих в 12 – 15 раз, однако с течением времени эта разница снизилась до двукратной. На сегодняшний день Швеция по-прежнему имеет один из самых низких уровней коррупции в мире. А у нас мало кого удивляет, что жена губернатора или мэра имеет доход, который в десятки, а то и в сотни раз превышает годовой доход мужа. Просто, оказывается, она жутко талантлива.

– Владимир Викторович, читатели могут обращаться в вашу общественную организацию «Генеральское собрание» с проблемами, волнующими их?

– Конечно. Мы же все правоохранители, и главная цель создания нашей организации – укрепление государственности, а это в том числе и борьба с коррупцией. У нас в этом складывается хорошее взаимопонимание с Главой и руководством республики.

31.01.2020

Автор материала:

Татьяна Иванцова


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта