Игорь Касимов: «Моя «контрастная» служба»
Книга "Герои нашего времени"

Игорь Касимов: «Моя «контрастная» служба»

Люди проверяются на войне. Там все проявляют себя по-другому, даже самые нерешительные готовы на подвиг, самые независимые работают в команде – это совершенно другое измерение. Такое убеждение вынес из своей военной службы Игорь Касимов. Он делится своими воспоминаниями.

Родился я в Балезино, окончил школу № 5. Учился, если можно так выразиться, «более-менее», любимым уроком был английский язык. Не удивляйтесь: просто этот предмет преподавала наша классная мама. Ну и физкультура, конечно, нравилась, как любому парню. О профессии мы в 90-е годы не задумывались, а вот то, что я пойду в армию, – знал точно. После школы попытался поступить в Саратов, в высшее военное командное училище. Помню, вместе с другом мы туда приехали и нас приняли без экзаменов, потому что подошли по росту, другим параметрам. Но учиться не остались: то ли испугались, то ли не понравилось – словом, молодость распорядилась. Спустя время я узнал, что тот курс, на который мы поступили, тоже попал в Чечню от военного училища и почти все ребята погибли. Меня, видимо, судьба уберегла.

Моя служба в армии началась в Сибири – в городе Мариинске Кемеровской области. Попал во внутренние войска, мы охраняли большие тюрьмы на вышках. Спустя три месяца приехали офицеры, которые набирали людей в войсковую часть в Кемерово. Самое интересное, что они отбирали тех солдат, у которых были отец с матерью и сестра или брат, то есть ребят из полных семей. Меня забрали в новый батальон. Тогда я не понимал, что такие условия они ставили неслучайно: в случае гибели солдата семья справится с горем, останется ещё один ребёнок, жизнь продолжится. В Кемерово нам уже озвучили, что нас готовят в Чечню. Это был 95-ый год, война уже началась. От многих своих друзей, приятелей я слышал, как они попадали в «горячие точки» – без специального обучения, подготовки, выбрасывали их, порой ничего не говоря. В моём случае было совершенно по-другому: нас готовили около полугода, и мы конкретно знали, куда. Самое главное, нас никто не заставлял идти в Чечню. Комбат построил всех перед отъездом и сказал: «Никто ни на кого не обидится. Здесь тоже нужно кому-то служить. Не надо сейчас выходить из строя, показывая своё несогласие. Пойдёте в роту и скажете своему командиру, что решили остаться». Почти весь батальон уехал, двенадцать человек осталось.

В ноябре отправились в Чечню на грузовом составе – вагон угля и вагон дров с нами. В батальоне нас с Удмуртии было трое: два парня из Ижевска и я из Балезино. Ехали очень долго, по-моему, дней десять. Прибыли сначала на станцию Червленную. Уже при заезде в Чечню по радиосвязи боевики нас предупредили: «Добро пожаловать в ад». Потом мы переехали на место базирования, которое располагалось возле станицы Шелковская и называлось «Казачий вал».

Автомат Калашникова был всегда при мне, но стрелял я из него только два раза, потому что был гранатомётчиком. Когда начались бои, может, спустя неделю, я решил попробовать свой АКМ-74 в действии. После гранатомёта, скажу вам, эффект получился нулевой, и я отправил его обратно, за спину.

Наш комбат – особый человек. Он в два раза больше меня – и выше, и шире, и фамилия у него соответствующая – Медведев. Мы были незаметными рядом с ним. Он всегда говорил: «Сколько я увёз солдат, столько и должен привезти обратно». Многие приказы командир не выполнял, не отдавал людей на рискованные операции. Потом, конечно, он поплатился за это… Мы все очень благодарны ему.

В этих боях мой друг Александр получил ранение в грудь, потому что бронежилет провис под тяжестью, а снайпер это не учёл. Сразу отправили его в госпиталь, он выжил. Кстати, все фотографии, которые у меня есть, выслал именно он.

Был один случай, который можно вспомнить с улыбкой. После первых боёв командир приказал хорошенько запастись боеприпасами, чтобы лишний раз не носить. Я принёс их столько, что, наверное, на год бы хватило – гранаты, патроны, всё сложил в ящики. На построении комбат объявляет: «Все должны обязательно сходить на пост к Касиму (так меня называли здесь) и посмотреть, как нужно готовиться к войне!»

Когда говорят «Война войной, а обед по расписанию», я вспоминаю друга Мишу, нашего повара в Чечне, который на всех фото выходил измазанный сажей. Полевая кухня – это дрова, солярка, огромные закоптелые чаны. Интересный он человек. Идёт у нас обстрел, к примеру, я оборачиваюсь, а Миша ходит, еду варит. Потом, как всё закончится, говорю ему: «Ты бы хоть спрятался, пока мы воюем», – в общем, ругаем его. А он отвечает: «Вот и воюйте. Берегите меня. А если я вам обед не приготовлю, то и воевать перестанете». Автомат у него с собой, главное, уверенный…

Уезжали мы 24-го марта, мне в этот день как раз исполнилось 20 лет. Вернулись в Кемерово, во внутренние войска кемеровского батальона специальной моторизованной воинской части. Основной задачей стала охрана общественного порядка в городе и сопровождение всех артистов, приезжающих в Кузбасс, обслуживание концертов. Такой сильный контраст получился – с войны сразу на праздники. Удивляло нас это. Хорошо помню Киркорова. Мы с ребятами поспорили, что он ниже меня. Специально в гримёрной ждали, чтобы помериться ростом. А он, оказывается, ещё на голову выше меня. Организаторы концертов говорили, что лучше привлекать нас, солдат внутренних войск, чем местную полицию, потому что работаем чётко. Сказано, никого не пропускать в гримёрку, выполняем, а полиция могла пропустить «своих». Лариса Долина, помню, увидела на нашей форме белого медведя, поинтересовалась, что это означает. Мы говорим: «Это Западно-Сибирский военный округ». Артистка удивилась: «Какой военный округ? Почему?» Она не думала, что её охраняют солдаты. Потом старшина подошёл, объяснил: «Они не только с округа, они с войны приехали». Долго мы с ней общались, она не могла поверить, что мы только оттуда…

Дальше пошли непонятки: мы на два года уходили служить, а я на тот момент отслужил чуть больше полутора лет. Президент Ельцин сказал, что те, кто был в Чечне, служат полтора года. Мы засобирались домой. Потом стало понятно, что если всех выпустить, будет некому служить, потому что молодые не приходят. Командир предложил нам остаться, но у нас в роте сработала ходившая между ребятами шутка: «Если мы сейчас останемся, Ельцин проснётся и решит обратно всё отменить, поэтому надо срочно уезжать домой!». Комбат каждого из нас проводил, посадил в поезд и отдал заработанные деньги, немалую сумму, конкретно за боевые действия.

Никого из родных я не предупреждал о приезде, все думали, что два года ещё не прошло, про полтора года я ничего не писал, поэтому меня не ждали. Вышел из поезда в Балезино, пошёл не по мосту, а через хлебозавод. И неожиданно для себя здесь встретил своего деда, бабама, который сам не знал, как тут оказался. Бабушка потом рассказала, что дед пошёл к хлебозаводу со словами «Мне нужно идти», а объяснить причину не мог. Слёз, конечно, у него при встрече было много. Мой дед Ибрагим Исмагилович Касимов, ветеран Великой Отечественной войны, разведчик, оставшийся на всю жизнь инвалидом, всегда с горечью говорил: «Я воевал, теперь мой внук попал на войну. Притом на родину тех, с кем я вместе воевал в Великой Отечественной…»

После армии я поступил в высшую школу МВД, отслужил в милиции. При поступлении меня освободили от экзаменов, потому что «пули свистели над моей головой…» Это моя любимая фраза теперь. Когда я громко разговариваю, тоже так объясняю. Если говорить серьёзно, то, конечно, на войне люди проверяются. Там все проявляют себя по-другому, даже самые нерешительные готовы на подвиг, самые независимые работают в команде – это совершенно другое измерение. Я сейчас смотрю на молодое поколение и уверен, что они тоже будут себя вести самоотверженно, если такое, не дай Бог, повторится. Конечно, бытовая жизнь после боевых действий кажется не очень серьёзной, а проблемы – такие, на которых не стоит зацикливаться.

***

Игорь Евгеньевич Касимов родился 24 марта 1976 года в Балезино.

Участник боевых действий на территории Чеченской республики в конце 1995- начале 1996 гг. Ефрейтор

Награждён медалью «За мужество и отвагу», медалью «Ветеран боевых действий».

31.01.2020

Автор материала:

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта