Интервью, Люди

Борис Гребенщиков: «Мне нечего терять»

Музыкант, поэт, художник, «беспечный русский бродяга» рассказал, за что любит Джеймса Бонда, почему 12 лет жизни потратил на новый перевод «Бхагават-гиты» и о том, как несколько раз едва не повторил судьбу Виктора Цоя.

В 2019 году «Аквариум» играл концерты в Ижевске дважды, и оба раза – в полных залах. Новые хлёсткие песни и давние, которые мгновенно подхватывают сотни голосов. «Аквариум» сегодня – это интернациональная (благодаря участию ирландцев Брайана Финнегана и Лиама Бредли) рок-н-ролльная банда, объединяющая участников «золотых» составов (Титова, Суротдинова, Зубарева, Тимофеева) и молодых музыкантов (в том числе Глеба Гребенщикова), звучащая грандиозным оркестром. Со сцены группа не уходит три часа, – так не играют даже юные рок-звёзды. Это впечатляет ещё больше, когда знаешь – накануне группа приехала на туровом автобусе из Уфы, и почти всю минувшую ночь Борис Гребенщиков подбирал материал для своей авторской радиопрограммы «Аэростат», выходящей в эфир каждую неделю с лета 2005 года, и вычитывал редактуру своего перевода «Бхагават-гиты», который вот-вот уйдёт в печать.

Учитывая график музыкантов, «Кофемолку» провели прямо в холле гостиницы, где группа остановилась. Гребенщиков сидел под интерьерным деревцем – дизайнеры залили ветви сакуры полимером, превратив живое деревце в арт-объект. На следующее зимнее утро сквозь пластик пробились два бутона и расцвели.

Энвиль КАСИМОВ: Борис Борисович, вы пьёте кофе? Как часто и как много? Есть ли предпочтения в сортах или регионах?

Борис ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет никакого предпочтения. Иногда пью по несколько чашек в день, а иногда – чашку в две недели. Как пойдёт.

Без ограничений

Э.К.: Кем вы себя определяете?

Б.Г.: Никем не определяю. Определить – значит ограничить. А зачем нужны ограничения?

Э.К.: Вы свободный человек?

Б.Г.: Не знаю, никогда не думал об этом. «Свободный человек» – это как-то подозрительно хорошо звучит.

Э.К.: Меня в последнее время волнует Земля. А вам как эта планета?

Б.Г.: Для моих целей сейчас вполне подходит.

Э.К.: И вы бы на ней ничего не меняли?

Б.Г.: Нет.

Правила правильной жизни

Э.К.: Мне интересны даже самые невероятные теории, объясняющие причину существования человечества.

Б.Г.: Меня больше волнует другой вопрос. Меня интересует, как сделать так, чтобы получить максимум удовольствия в течение этой жизни.

Э.К.: Удовольствия – это самая главная цель жизни человека.

Б.Г.: Я бы не сказал, что это цель. Это указатель, который показывает, что мы поступаем правильно. Считается, что боль – это показатель того, что в нашей жизни что-то идёт не так. Испытывая боль, мы можем сказать: что-то идёт неправильно, давайте менять. Но когда мы испытываем удовольствие, радость, счастье, восторг, это значит, что всё идёт так, как нужно. При этом удовольствие не нужно «получать». Нужно жить правильно, и тогда ты будешь испытывать удовольствие как следствие этого стиля и образа жизни. Вот меня и интересует, как жить правильно.

Э.К.: А вы могли бы дать совет, как жить правильно?

Б.Г.: Боюсь, буквальные советы тут недействительны – мы все разные, и для каждого из нас будет разное «правильно». Могу только сказать – стоит прислушиваться к собственному телу, обращать внимание на собственное состояние. И когда вы будете испытывать удовольствие, стоит подумать, на что именно тело отреагировало положительно. Вот то, что стало для вас причиной радости, счастья, восторга, удовольствия – именно это и будет правильная для вас жизнь.

Э.К.: То есть нужно уметь слушать своё тело?

Б.Г.: Тело – это аппарат, в котором живёт наше сознание. Мы знаем, что ничего не существует. Что атомы нашего тела находятся на очень большом расстоянии друг от друга (по отношению к размеру самих атомов), и это расстояние заполнено пустотой. Так что всё то, что мы видим, – это иллюзия. Но при этом то, что я воспринимаю, – это реально. Значит, моё восприятие – это реальность.

Эдемский сад цветёт сегодня

Э.К.: Каждая встреча неслучайна? Каждый человек появляется в жизни другого с какой-то определённой миссией?

Б.Г.: Я так не думаю. Грубо говоря, всё, с чем мы сталкиваемся – это отражение нашей собственной психической жизни. Вселенная – не что иное, как зеркало. Вы – какая-то часть моей психики. Вы показываете мне, как я устроен. Единственное, что у меня на самом деле есть – это восприятие в данную секунду (а прошлого, будущего, концепций, мыслей, истории – нет).

Э.К.: Одна из моих педагогов утверждала, что Апокалипсис, Страшный суд наступит не когда-то в будущем, а происходит прямо сейчас, сегодня в нашем сердце, в нашей голове.

Б.Г.: Совершенно верно. И Эдемский сад тоже – сегодня.

По встречной полосе

Э.К.: Цой жив?

Б.Г.: Нет. Если бы он был жив, он писал бы новые песни.

Э.К.: Но люди верят, что человек остаётся с ними, пока его помнят.

Б.Г.: Устройство человеческой памяти – вещь сомнительная. Кроме того, я совершенно не уверен, что Цой захотел бы быть с нами.

Э.К.: То есть он ушёл, потому что ему не хотелось быть здесь?

Б.Г.: Нет. Он разбился на машине только потому, что когда совсем молодой неопытный водитель едет ночью, он не знает, что нужно остановиться и поспать, и поэтому его сносит на встречную полосу. У меня это было много раз. Мне просто больше везло в этих случаях. А ему не повезло.

Э.К.: Давно вы водите машину?

Б.Г.: Непрерывно – с 1990 года.

Внутренний учитель

Э.К.: Вас постоянно спрашивают, какая из религиозных философий вам ближе…

Б.Г.: А в чём разница между ними?

Э.К.: В обрядах, ритуалах.

Б.Г.: Это меня мало интересует. Учитель любого человека находится у него внутри.

Э.К.: Что вы боитесь потерять?

Б.Г.: Ничего. Потому что нечего терять. Что вообще можно бояться потерять?

Э.К.: Жизнь.

Б.Г.: А чего тут бояться? Потеряешь – значит, потеряешь.

Культура и варварство

Э.К.: Есть ли художники, чьи картины вас трогают?

Б.Г.: Сотни! От Моне до Шишкина. Я преклоняюсь перед великими художниками. Сегодня в Уфе видел хорошего Шишкина, двух хороших Айвазовских, прекрасного Саврасова. У них там чудесная, лучшая из существующих коллекций Бурлюка (он там родился).

Э.К.: А к Малевичу вы как относитесь? Принимаете его?

Б.Г.: Мне интересно то, что он делает. Хотя я не совсем согласен с желанием Малевича расстрелять Кремль из орудий и уничтожить его.

Э.К.: Тогда было модно делать громкие политические заявления.

Б.Г.: Вы знаете, я не понимаю моду, которая включает в себя уничтожение культуры. Это не мода, это, простите меня, фашизм, какой бы он ни был – коммунистический, нацистский, всё равно. Человек, уничтожающий культуру, – варвар.

Э.К.: И памятники советской эпохи нужно сохранять? Они ведь часть культуры.

Б.Г.: Памятники – это одно, а церкви – другое.

Э.К.: Вы полжизни прожили в Ленинграде и полжизни – в Петербурге. Есть ли для вас разница между этими городами, и кем вы себя ощущаете – ленинградцем или петербуржцем?

Б.Г.: Поначалу меня всё устраивало, мне было абсолютно всё равно, как называется город. Потом, когда я стал достаточно взрослым, чтобы обратить внимание на разницу и выбрать для себя, что мне ближе – Ленинград или Петербург, я обнаружил, что мой город уже называется Петербург. Это совпало с тем, что мне ближе, и так я к нему всегда и относился – как к Петербургу.

Э.К.: Чем Петербург лучше Ленинграда?

Б.Г.: Мне не нравится, когда город назван в честь чудовищного палача, выродка и ублюдка.

Э.К.: Как я понимаю, вы говорите это про Владимира Ильича Ленина. А как вы относитесь к тому, что он не похоронен?

Б.Г.: Я бы хотел сказать «так ему и надо», но лучше скажу так – не место его гнилой сущности на главной площади нашей страны. Думаю, его останки нужно похоронить по-христиански рядом с его семьёй, как он и просил.

Там, где солнце

Э.К.: Какая страна – самая «ваша»?

Б.Г.: Земля. Она маленькая, нет смысла дробить.

Э.К.: Есть ли в мире места, где вы хотели побывать и куда пока не добрались? Северный полюс? Антарктида?

Б.Г.: А что там делать? Там холодно. Я всегда с удовольствием оказываюсь там, где есть солнце и море.

Э.К.: Но в Петербурге тоже есть солнце и море.

Б.Г.: Нет, вас обманули. В Петербурге солнца не бывает совсем. А если и бывает, то крайне редко. А моря там нет совсем: там есть достаточно грязный Финский залив.

Пора по барам

Э.К.: Вы до сих пор пишете на бумаге или на ноутбуке?

Б.Г.: На бумаге!

Э.К.: А бумажные книги ещё покупаете?

Б.Г.: Покупаю в магазинах, заказываю по почте, вожу с собой, потому что читать бумажные книги мне значительно приятнее.

Э.К.: Какие книги среди ваших недавних покупок?

Б.Г.: Будете смеяться. Сейчас я собираюсь заказать три книжки про агента 007 Джеймса Бонда, написанные уже после Яна Флеминга. После оригинальной серии было книг десять, написанных очень плохо, а потом за дело взялся джентльмен по фамилии Бенсон, и у него дело пошло отлично. Я собираю всю серию и недавно понял, что в моей коллекции не хватает трёх романов.

Э.К.: Почему Бонд?

Б.Г.: А кто главный герой ХХ века?! Кто самый сексуальный мужчина Вселенной?!

Э.К.: Собственный роман когда-то хотели написать?

Б.Г.: Боже упаси! Но я сейчас закончил перевод «Бхагават-гиты». Я занимался им больше 12 лет и сегодня ночью приступаю к вычитке редактуры.

Э.К.: Насколько я знаю, вы хотели выпустить что-то вроде справочника-путеводителя по барам, собственного исследования международной барной культуры.

Б.Г.: Эта книга в процессе разработки. Мне потребуется ещё приличное количество времени, чтобы довести эту идею до ума. Мне кажется, написание хорошей книги требует долгого времени.

Э.К.: Почему вы взялись за перевод «Бхагават-гиты»?

Б.Г.: Впервые она была переведена на русский в XVIII веке, с тех пор переводилась чуть меньше десяти раз, и все эти переводы читать было невозможно. Они были сделаны людьми, которые плохо знают русский язык. Переводчики старались воспроизвести цветистый язык оригинала и, делая это, полностью теряли своего читателя – за всеми этими избыточными описаниями понять, что же там, собственно говоря, сказано, было уже невозможно. Я попытался сделать перевод, который ставит своей целью сделать содержание «Бхагават-гиты» понятным. Уже многие люди, которые читали этот перевод, говорят, что им наконец-то стало понятно, о чём книга. Если так, то цель достигнута.

Э.К.: О чем бы вы спросили Пушкина, если бы довелось встретиться?

Б.Г.: Да я бы лучше выпил с ним, чем вопросы задавать.

16.01.2020

Автор материала:

Анна Вардугина

Анна Вардугина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта