Книга "Герои нашего времени"

Николай Ельцов: «Мы не любим вспоминать о войне…»

3 сентября – памятная дата в российском календаре. В этот день Россия вспоминает жертв террористической атаки на Беслан и склоняет головы в память обо всех жертвах террористической агрессии, с которой когда-либо сталкивался наш многонациональный народ.

Россия за последние четверть века столкнулась с множеством акций террористической агрессии: от захватов боевиками автобусов в районе Кавказских минеральных вод, угонов самолётов до полномасштабной террористической оккупации в Чеченской Республике. Россия пережила, потеряв тысячи своих граждан, ужасные теракты в Москве, Будённовске, Каспийске, Кизляре, Волгодонске, Воронеже, Санкт-Петербурге, Махачкале, Грозном, Беслане, Первомайском, Владикавказе, Волгограде и других городах. Террористы, поддерживаемые иностранными спецслужбами, бесчинствовали в театральном центре на Дубровке, взрывали дома, захватывали заложников в школах и больницах, убивали людей в метрополитене, на вокзалах, в автобусах и троллейбусах.

Была война в Чечне, где погибло много наших офицеров и солдат, среди них были и наши земляки – жители Красногорского района – Иван Беляев и Андрей Прозоров.

Война никогда не бывает милосердной – всегда это трагедия, боль, слёзы, смерть. А недавняя чеченская компания, страшна ещё тем, что случилась в, казалось бы, мирное время.

У этой войны ещё нет однозначной истории. Она не написана. Мы знаем о ней столько, сколько нам не опасно знать. Но немало сказано о причинах этого кровопролития, много написано о том, как там велись боевые действия.

Там, в Чечне, несли боевую вахту наши солдаты – молодые парни. И где бы каждый из них ни находился – обезвреживал какое-либо взрывное устройство, шёл в атаку или стоял на посту – они обязаны были достойно выполнить свой воинский долг, как и подобает мужчине.

Служил там и Николай Ельцов из Баранов. Живя в нашей глубинке, молодой парень и не подозревал, что армейские дороги доведут его до Кавказа. Учился в школе, поступил в педагогический институт, но обстоятельства сложились так, что учёбу пришлось бросить. Он вернулся в Бараны, работал в хозяйстве, здесь и получил повестку.

Его отправили служить в учебную часть, что базировалась в Самарской области. Служба не тяготила его, как выражается сам Николай Петрович, там было как в детском саду. Рота была показательной, никаких глупостей, вроде «дедовщины» не могло  и быть, поскольку все бойцы были с одного призыва. Физических нагрузок он не боялся: «Мы же парни деревенские, крепкие». Учёба шла по ускоренной программе, вместо полугода, они четыре месяца провели в части. Потом их перебросили в Оренбургскую область, откуда недели через две молодое пополнение увезли эшелоном в Чечню. Перед отправкой солдат, конечно же, спрашивали, согласны ли они на отправку в район боевых действий. Среди них только один отказался, но по слухам, дошедшим до Николая, и тот отказник позже написал рапорт и воевал в разведвзводе, через несколько месяцев погиб от пули боевика.

Солдаты служили в окрестности села Шали, это предгорные районы. Ни о какой казарме здесь не было и речи, лопатами по ночам рыли блиндажи, чтобы вражеские снайперы не смогли увидеть. Николая назначили помощником пулемётчика, которого в первом же бою убило, и он встал на его место.

– Бои были ожесточённые, – вспоминает он, – мы несли немалые потери. Самая мясорубка, конечно, была в Грозном. Там воевал наш земляк Александр Перминов. Вообще, вот о ком надо бы написать. Лихой разведчик был, легенды о нём ходили. Бывало, с экипажем БМП в самое пекло залезали, чтобы вывезти раненых. Одни, без поддержки. После ранения он из санчасти на костылях сбежал, говорил: «Наши в наступление пошли, как это я на койке валяться буду?» Саша потом медалью Суворова был награждён.

Николаю тоже досталось. Огонь, пули свистят, грохочут взрывы. Они освобождали селения в горах, участвовали в бое за Сержень-Юрт.

– Во время боя страха почему-то не чувствовалось. Уже позже, когда утихнет, когда начинаешь осознавать, что вот опять погибли твои товарищи, подкрадывался страх.

Однажды они попали в засаду, вдруг – взрыв. То ли фугас взорвался, то ли миномётным огнём накрыло – весь левый бок обожгло. Друзья вынесли раненого из боя, как это происходило, помнит смутно. Чтобы снять боль, его накачали промедолом. Раны залечивать отправили в Смоленский госпиталь. О ранении Николай написал родным и его приехали проведать отец с двоюродным братом. А после выписки подал рапорт, чтобы его направили обратно в Чечню.

Я говорил с ним, а сам не понимал, как это человек, видевший кровь, лишения, испытавший на себе все «прелести» войны, сам чуть не погибший, стремится попасть обратно в это пекло? Николай – человек общительный, но, когда речь заходит о войне, становится немногословным – да, был, да, участвовал, стреляли. Не более, без подробностей.

– Мы даже когда с ребятами, которые воевали, встречаемся, вспоминаем друзей, не вернувшихся домой, не любим говорить про бои, про войну. Трудно это. Я сейчас смотрю на армейские фотографии – мы же совсем детьми ещё были. Не дай Бог никому этого больше испытать. Психика тут не у каждого взрослого выдержит. Представьте нас, молодых ребят, которые после боя собирают куски плоти в мешки, что ещё недавно была нашими боевыми товарищами, и потом это отправляют матерям и отцам погибших.

Такое всю жизнь на душе камнем будет лежать. Я не многих знаю, кто после войны к нормальной жизни «на гражданке» вернулся.

Я тоже однажды пожалел, что после госпиталя в Чечню вернулся. Тогда мы на блокпосту дежурили. Нас боевики окружили, открыли огонь. Думаю, всё, не выживу. Но кое-как отбились, тогда прапорщик в бою погиб…

Про свои подвиги Николай Петрович отмалчивается, но знаю – ордена Мужества просто так не раздают. Скромно, нехотя, произносит:

– Наверное, это когда мы Сержень-Юрт брали. Тогда нас из миномётов обстреливали, продвигаться вперёд не было никакой возможности. Тогда пришли разведчики из артиллерии, чтобы вычислить огневые точки. Пока они работали, я их прикрывал.

И всё – подробностей я снова не услышал. В наградном листе тоже без конкретики написано: «За героизм и мужество, проявленные в операциях против незаконных вооружённых формирований». Вручали награду скромно – на блокпосту, перед взводом, в котором нёс службу Николай.

Как известно, войны не заканчиваются тем долгожданным моментом, когда смолкнет оружие. Они продолжаются в душах тех, кто в них участвовал. И эта война на чеченской земле – не исключение. Она долго ещё будет напоминать о себе – пока живы матери, потерявшие сыновей, пока болят раны воинов.

Российские солдаты, вернувшиеся с чеченской войны, принесли с собой как бы обновлённую любовь к Родине. Они в какой-то мере вернули нам высокое понятие патриотизма, мужества, воинского и человеческого долга.

***

Николай Петрович Ельцов родился 26 августа 1976 года в селе Дебы Красногорского района. Участник боевых действий на территории Чеченской Республике во время прохождения срочной службы. Награждён орденом Мужества.

Александр Щербаков

25.12.2019

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта