Статьи

Загадка «Ленинского декрета». А был ли он?

 Документ № 1 в истории Удмуртии. Загадки и мифы, поиски и открытия

История, особенно новейшая, наука точная. Есть документ – значит, было событие, что-то образовалось, что-то преобразилось. Уже можно обобщать, делать какие-то выводы. Нет документа, ну что же, приходится искать косвенные доказательства, но выводы в этом случае окажутся не совсем точными. Тщательный анализ всей совокупности подлинных документов по истории создания Удмуртии привёл меня к важному открытию.

На историческом постановлении Ленин сначала пытался подписаться за Калинина

1. Что считать главным документом удмуртской государственности?

Я люблю свою малую родину, горжусь ей, изучаю историю её городов и сёл. Они интересны мне ещё и потому, что в них протекала многообразная деятельность моих предков. Но, будучи «тёртым» архивистом с многолетним стажем, захотел вдруг взглянуть на подлинник того исторического документа, в силу которого мой, русский народ поступился частью своего суверенитета над Вятской землёй в пользу братьев-удмуртов. В результате появилась замечательная административно-территориальная единица, которая первоначально именовалась Вотской Автономной Областью, или очень поэтично, по-гердовски, Вотляндия, а затем УАССР и сейчас просто, без политизации – УР.

У многих государств (а по действующей Конституции УР мы государство) есть такие исторические, основополагающие документы. Например, под величественным куполом Капитолия в Вашингтоне, под охраной построже, чем у «Джоконды» в Лувре, всем желающим демонстрируется «Декларация о независимости», подписанная 56 отцами-основателями США.

В год столетия удмуртской государственности захотелось увидеть живые подписи наших отцов-основателей на собственной «декларации». Пусть не о независимости в полном смысле слова, а хотя бы просто определившей наше место внутри великой России. Документом № 1 в данном случае должен быть тот, что исходил от избранного Съездом Советов РСФСР Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета во главе с М.И. Калининым. Причём документ должен называться не просто «постановлением», а Декретом, то есть актом всенародного значения.

Но, как я расскажу далее, образованный ВЦИКом Совнарком взял инициативу на себя, разработав в ноябре 1920 года документ, предоставляющий автономию сразу трём народам. И это был не Декрет, а постановление. Причём В.И. Ленин попытался расписаться за Калинина, спохватился и зачеркнул три первые буквы «В.Ул». Ниже секретарь Совнаркома Лидия Фотиева приписала от руки «Утверждено для направления во ВЦИК».

Утверждено! А зачем тогда высший орган власти? Телега впереди лошади. Правда, по факту некоторые законодательные функции и так уже начали переходить к Совнаркому.

2. «Биохроника»-1920 и кремлёвские закоулки

Выдающимся достижением советских историков-лениноведов и архивистов стало издание многотомной «Биохроники». Там буквально по дням и часам расписана вся жизнь Ленина. Особенно подробно, разумеется, тот период, когда у него появился штат секретарей. Одна из них, Л.А. Фотиева, кстати, будет шпионить в пользу коварного интригана Сталина. Тот в нарушение всех этических норм заведёт чуть позже ещё и прослушку телефонов своих кремлёвских коллег.

Только изучение «Биохроники» позволит понять, как продвигалось создание нашего главного документа и мог ли кто-то из удмуртских лидеров присутствовать при этом.

Переписка с московскими лидерами по поводу создания нашей автономной области начиналась с 28 января 1920 года, но пока ещё без Ленина. Активнее поначалу удмуртскими делами занимался И.В. Сталин, первый и единственный (до 1923 года) нарком по делам национальностей. Зато в решающих заседаниях октября-ноября 1920 года он участия не примет, так как отправится по военным делам на Кавказ. Но вернувшись, начнёт плотно контролировать процесс, требуя «большевицких темпов» в деле окончательного определения территории ВАО.

22 июня. На заседании Совнаркома Ленин подписал проект постановления ВЦИК и СНК о создании Чувашской автономной области, только её одной. Удмуртов же почему-то всегда далее будут объединять с калмыками и марийцами.

19 октября. Впервые с участием Ленина вечером этого дня среди 15 других вопросов началось обсуждение предполагаемой «Вотякской трудовой области». В результате назначили комиссию для детальной проработки вопроса. В её состав вошёл Иосиф Наговицын. С октября 1919 года он являлся комиссаром по делам удмуртов при Наркомнаце и был тогда в Москве. Его прямой начальник – Иосиф Сталин.

23 октября. Доклад комиссии, занявший две машинописные страницы, представлен во ВЦИК. Его основной аппарат и приёмная Калинина расположены напротив Кремля в обшарпанном здании «4-го дома Советов», устроенного в гостинице «Петергоф». Совнарком же занимает третий этаж роскошного Сенатского дворца в самом Кремле. На этом этаже рядом со своим кабинетом жил в бывшей квартире царского прокурора и Ленин. Калинин, разумеется, заходил в Кремль на совместные заседания по линии партии, но Ленину заглядывать в «Петергоф» был недосуг.

26 октября. В повестке заседания СНК 43 «горящих» вопроса. В их числе Ленин впервые стал обсуждать три «автономные трудовые области». Вместо Сталина докладывал член коллегии Наркомнаца и член упомянутой комиссии горячий татарин Мирсаид Султан-Галиев. О несогласованности действий властных структур свидетельствует то, что в документах той осени используются три формы названия: «вотяцкий, вотякский, вотский народ».

2 ноября. Считается, что именно в этот день Ленин подписал постановление СНК о трёх автономиях, но «Биохроника» это опровергает. Да, на постановлении есть такая дата, но подпись Ленина появится на следующий день.

3 ноября. Для главы правительства этот день, как всегда, был без меры загруженным. Сначала Ленин выступил с речью перед работниками просвещения, затем, уже в Кремле, обсуждал десяток срочных дел. Было и подписание вчерашнего протокола.

В два этих дня Ленин произвёл серьёзную правку постановления. Во-первых, исчезло определение областей как «трудовых». Во-вторых, убрано перечисление конкретных волостей, переходящих к будущей ВАО. Исчезло также упоминание Ижевска как её административного центра. Возможно, до СНК дошли жалобы из Удмуртского комиссариата в Сарапуле на ижевских «самостийников». Безусловно, и Султан-Галиев, как представитель татарского народа, высказал территориальные претензии. Поэтому там, где говорилось об определении границ, Ленин убрал определение «окончательное», добавив, что при этом следует учесть мнение губисполкомов (Вятского и других). Он заменил также требование решить проблемы за пять дней на неопределённое «в кратчайший срок». Мудро.

4 ноября. По советской мифологии, это момент истины, главный день в истории удмуртского народа. Но никакого пафосного подписания документов не было. Ленин не присутствовал на заседании президиума ВЦИК, хотя оно происходило в Сенатском дворце. Протокол № 47 упоминает лишь Калинина и шесть других товарищей. Представители удмуртского, марийского и калмыцкого народов здесь вообще не упоминаются. Историческое заседание в мифологизированных воспоминаниях, утверждающих обратное, просто совместилось с другими эпизодами той осени.

Тот самый лист, на котором пытался расписаться за него Ленин, Михаил Иванович подписывать не стал. Понимал, что документ станет испорченным, сомнительным с юридической точки зрения. Возможно, подписал новый лист, но мог и вообще ничего не подписывать, отдав дело на волю секретарей. Мог даже отвергнуть ленинский документ. Такое право давала ему Конституция РСФСР. Ясно одно: оригинал калининско-ленинского постановления, касающегося судеб сразу трёх народов, затерялся в секретных кремлёвских закоулках. Тут уже и не столь важно, одна или две подписи на нём. Надо ещё понимать, что в советское время все ленинские письма, все его росчерки и записки изымались отовсюду, отправляясь в спецархив как национальная святыня. Калинина это не касалось.

Последняя фраза протокола №  47 гласит: « Постановления о каждой из Автономных областей опубликовать отдельно». Такой вот, выходит, был «конвейерный» метод узаконивания национальных государственностей. К этим отдельным документам имела отношение только калининская машинистка. Собирать на них подписи вождей было бессмысленно.

6 ноября. Три постановления, автоматически переименованные уже для поднятия их статуса в Декреты, опубликованы в газете «Известия» (№ 249) и, соответственно, вступили в силу. Поэтому именно в этот день, а не 4 ноября, Наговицын отправил телеграмму в Сарапул, где Борисов и Герд давно ждут радостную весть.

3. Поиск не кончается

Итак, ради исторической честности, основываясь на всей совокупности известных фактов, заявляю: не было отдельного, посвящённого конкретно удмуртскому народу, государственного документа (Декрета), который провозгласил образование автономной области и был скреплён «живыми» подписями двух высших руководителей РСФСР М.И. Калинина и В.И. Ленина.

Полгода назад группа специалистов из Центра документации новейшей истории и Центрального госархива УР по заданию правительства УР работала в трёх московских архивах. Требовалось найти новые документы для выставок к 100-летию государственности. Кое-что нашли, выписали названия нескольких десятков дел, заказали копии некоторых из них. Частично это помогло написанию данной статьи, за что особая благодарность Е.М. Ушаковой. Но ключевой «документ № 1» не был найден. Он и не мог быть найден, как я доказал выше.

Наши коллеги-юбиляры из Марий Эл и Калмыкии тоже ничего не нашли за все эти годы. Они, как и мы, довольствуются упомянутым выше «коллективным» постановлением СНК от 2-3 ноября с подписью одного только Ленина без подписи Калинина.

Архивное дело не терпит спешки. Нужна сверка фактов, кропотливое изучение описей и самих дел. Нужны новые выезды в московские архивы. Попутно следовало бы всё же отыскать и «Положение о Вотской Автономной Области». Без него автономия не могла существовать. Этот документ служил некоей заменой Конституции, которая была возможна только после получения статуса республики. «Положение» разработала специальная комиссия из представителей Наркомнаца, Наркомзема, НКВД, Вятского губисполкома и Удмуртского комиссариата. Но пока что в необъятных фондах Госархива РФ не удалось обнаружить этот наш по исторической значимости «документ № 2».

4. Живописцы, где же ваши кисти?

Всё сказанное выше никак не отменяет главного – самого факта создания национальной государственности удмуртского народа. Практический результат моего открытия сводится к уточнению исторических деталей и требованию грамотного увековечивания событий столетней давности.

Мощь государства, в том числе отдельной республики, измеряется не только производимыми здесь машинами и ракетами или запасами нефти, но ещё и наличием произведений искусства, пробуждающих патриотические, государственнические чувства. Нам остаётся с завистью смотреть, как в парламентах и национальных музеях многих стран красуются картины, отражающие основные этапы становления их государственности. В том же Капитолии дополнительно к «Декларации независимости» это, например, десятка два монументальных полотен.

А вот в Национальном музее имени Кузебая Герда исторической живописи практически нет, кроме одной картины Виноградова, да и то не в экспозиции. Семён Николаевич тонкий колорист и вдумчивый этнограф, но, увы, не историк-архивист. Он создал светлый и радостный, но уж очень сказочный образ «Рождения Автономии». Сказка – хорошо, а суровая правда документов – лучше! Изображённое художником дружеское обсуждение двумя высшими руководителями страны и Наговицыным границ ВАО по её типографской карте чисто теоретически могло состояться только в начале 1921 года. Причём «Биохроника» умалчивает о присутствии Ленина на столь важном мероприятии. Уместнее в данном случае на тот период была бы фигура Сталина.

Мне кажется, для встречи 100-летия государственности не обязательно устраивать очередное массовое шоу с концертами и фейерверками. Намного важнее заказать профессиональным живописцам серию исторических картин, не менее 10 ключевых сюжетов становления государственности, допустим, за период с 1917 по 1937 год.

Дым от салютов рассеется, концерты забудутся, а картины в Государственном Совете УР или соседнем музее останутся на века.

Евгений Шумилов, член правления Удм. отделения Российского общества историков-архивистов, председатель Ижевской организации

20.12.2019

Автор материала:

Аватар

Удмуртская правда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта