Статьи

День государственности Удмуртии – итог или начало

В редакции газеты «Удмуртская правда» состоялся круглый стол на тему «Место Декрета ВЦИК и СНК «Об образовании Автономной Области Вотякского Народа» от 4 ноября 1920 года в истории Удмуртской Республики». В его работе приняли участие журналисты и профессиональные историки, изучающие период становления советской власти в России и в Удмуртии, вопросы формирования государственного устройства советской России, в том числе:

Владимир Александрович Байметов, кандидат психологических наук, заместитель главного редактора газеты «Удмуртская правда»

День государственности Удмуртии – итог или начало
Фото Сергея Рогозина

Сергей Львович Бехтерев, доктор исторических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права Института права, социального управления и безопасности УдГУ

День государственности Удмуртии – итог или начало
Фото Сергея Рогозина

Ольга Ивановна Васильева, кандидат исторических наук, главный специалист отдела научно-справочного аппарата и автоматизированных архивных технологий ГКУ «Центральный государственный архив Удмуртской Республики»

День государственности Удмуртии – итог или начало
Фото Сергея Рогозина

Владимир Степанович Воронцов, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Удмуртского института истории, языка и литературы УдмФИЦ УрО РАН

День государственности Удмуртии – итог или начало
Фото Сергея Рогозина

Ольга Геннадьевна Клёцкина, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории российской государственности ИжГТУ им. М.Т.Калашникова

День государственности Удмуртии – итог или начало

Вопросы для обсуждения:

1. Значение принятия Декрета ВЦИК и СНК об образовании Автономной области вотякского народа от 4 ноября 1920 года.

2. Декрет – это итог или начало становления государственности?

3. 4 ноября – это День государственности Удмуртии или удмуртского народа?

Ольга Клёцкина:

– Особенности процесса создания советских автономий определили конкретные факторы, а именно: наличие этнического самосознания у коренного народа России, наличие этнической элиты, способной консолидировать народ. Безусловно, этнические элиты должны были иметь лидеров, отвечавших критериям, выдвинутым в Москве.

После Октябрьской революции к власти пришли большевики, и поэтому советскую автономию не могли возглавить люди, которые разделяли какие-то другие взгляды, например, идеалы буржуазного строя. В связи с этим я бы хотела остановиться на личных качествах первого председателя областного исполкома Иосифа Наговицына. Его биография отвечала значимым для той эпохи формальным признакам. Он родился в крестьянской семье. Правда, по средним российским меркам, семья была зажиточная. Однако Наговицын рано потерял связь с деревней. Ещё в юности вступил в РСДРП, за революционную деятельность был арестован, долгое время находился в эмиграции, где освоил рабочие профессии. За границей поддерживал связь с социал-демократами. В 1919 году, приехав в Москву, вступил в партию большевиков. Таким образом, биография и социальное происхождение Наговицына соответствовали тем критериям, которые предъявлялись Москвой к кандидатам на должность председателя Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов автономии. К тому же Наговицын проявил готовность заняться такой работой. В одном из писем к жене он сообщает, что в Москве познакомился с Трофимом Борисовым, который попросил его помочь землякам создать автономию.

До принятия Декрета представители удмуртского народа находились в Москве в ожидании решения главного вопроса – будет автономия или нет.

Владимир Байметов:

– Правильно ли считать, что если бы не было таких инициаторов, Москва бы вообще не озадачилась проблемой предоставления автономий?

Ольга Клёцкина:

– Учреждение советских автономий – это национальная политика большевиков. Нужно в первую очередь обратить внимание на II Всероссийский съезд Советов, где были образованы народные комиссариаты, в том числе комиссариат по делам национальностей во главе со Сталиным. В Декрете о мире большевики провозгласили лозунг о праве наций на самоопределение, который был им необходим для того, чтобы, во-первых, обрести поддержку на международной арене со стороны угнетённых народов, во-вторых, привлечь на свою сторону национальные окраины Российской империи. Например, государственную самостоятельность получили Финляндия и Польша. В то же время под самоопределением большевики понимали право народов России на выбор федеративной формы государственного устройства. То есть коренной народ России принимает решение не выходить из состава России, а жить в едином государстве с другими народами. Эта идейная установка получила конкретизацию 2 ноября 1917 года в Декларации прав народов России. На III Всероссийском съезде Советов был сделан выбор федеративной формы государственного устройства, состоялось провозглашение создания РСФСР. Именно с этого момента многие коренные народы России, в том числе удмурты, стали проявлять стремление к реальному воплощению права на учреждение автономии в составе РСФСР. В частности, состоялись первые съезды удмуртов. Начавшийся процесс самоопределения удмуртского народа был приостановлен гражданской войной.

Весомую роль в подготовке Декрета от 4 ноября 1920 года сыграл Вотский отдел народного комиссариата по делам национальностей РСФСР. В 1919 году он размещался сначала в Сарапуле, а затем в Глазове. После издания Декрета началось последовательное движение к открытию работы первого съезда рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Вотской автономной области.

Ольга Васильева:

–Я тут немного поправлю. Всё-таки Вотский отдел был образован в 1918 году. Тогда его возглавил Максим Прокопьев. Находился отдел в Москве в Наркомнаце. Там Прокопьев и работал. И уже после освобождения территории современной Удмуртии от антибольшевистских вооруженных сил отдел возобновил свою работу в Сарапуле.

Сергей Бехтерев:

– Я бы предложил вернуться к главному вопросу нашей дискуссии. О значении даты 4 ноября 1920 года. Что это такое для нас? Эту дату можно рассматривать как результат реализации права на самоопределение именно удмуртского народа. Потому что до падения самодержавия перед коренными народами, в том числе и перед русским народом, такого вопроса вообще не стояло. Российская империя была государством, где проживало более 150 национальностей. И поскольку всероссийский император был отцом народов и, например, по отношению к Вятскому краю князем, то, соответственно, удмурты считали даже последнего российского императора Николая II своим царём, называли эксеем и так далее. Но когда последовало отречение императора от престола, то перед каждым коренным народом, в том числе и русским, встал вопрос о самоопределении.

Надо сказать, что это не большевики придумали право наций на самоопределение. Этот термин появился ещё во второй половине XIX века. Особенно он был распространён в Австро-Венгрии, где тоже стояла проблема взаимодействия многих народов. И каждый коренной народ стал решать в Российской империи, а потом и в Российской республике этот вопрос по-своему. Первая ласточка, как бы мы не относились к Временному правительству, это Декларация от 3 марта 1917 года, суть которой заключалась в непредрешённости государственного строя и сохранении правового строя. То есть все нормативно-правовые акты, в том числе Устав об управлении инородцев, признавались действующими. Все изменения могло произвести только Учредительное собрание.

Но Временное правительство тогда декларировало свободу собраний, организаций, и запрещение угнетения, в том числе по национальному признаку. Это очень важно подчеркнуть.

И тут всё началось. Первоначально удмурты не помышляли о какой-либо территориальной, административной автономии. Предполагалось развивать свой родной язык и культуру. Для удмуртов это было более чем актуально, потому что исторически существовали два диалекта языка – северный и южный. И поэтому первый этап рассматривался как самоопределение в рамках национально-культурной автономии и создание культурно-просветительских организаций.

На мой взгляд, этот первый этап завершился проведением I Всероссийского съезда удмуртов в Елабуге в июне 1918 года.

Именно с I Всероссийского съезда удмуртов начинается второй этап, который можно назвать поиском наиболее оптимальных вариантов уже территориальной, административной автономии. Тогда рассматривалось три проекта. Это Прикамская губерния, о которой вопрос ставился уже на I Всероссийском съезде удмуртов. Потом, после того как была принята первая Конституция РСФСР, в которой была провозглашена диктатура пролетариата с мощной всероссийской советской властью, появился второй проект. То есть речь шла об автономии только для трудящихся рабочих и крестьян.

И потом, возможно, как ответная реакция, – это демократический вариант, который предлагал Прикамский комитет членов учредительного собрания. И вот в период обострения гражданской войны эти три проекта конкурировали.

Третий период, на мой взгляд, начинается с проведения первой конференции коммунистов-удмуртов («Первая Всероссийская конференция вотяков-коммунистов» (6-11 июня 1920 г.): [резолюции]. – Сарапул: Издание Комиссариата по делам вотяков, 1920). Я на это хотел бы обратить внимание, потому что именно на этой конференции впервые более или менее конкретно был поставлен вопрос об административной автономии как единственном пути к самоопределению удмуртского народа. Фактически этот проект был поддержан именно коммунистически настроенной частью удмуртского народа. И именно этот процесс завершился 4 ноября 1920 года.

Я бы хотел, комментируя значение Декрета от 4 ноября 1920 года, привести две цитаты из статьи в Энциклопедии «Удмуртская Республика», изданной в 2000 году: «После Октября 1917 и образования в 1920 году государственности в Удмуртии наблюдается подъём во всех сферах общественной жизни, в том числе науке, особенно краеведении, удмуртоведении». И в то же время здесь же: «К сожалению, «удмуртский ренессанс» длился недолго. Уже само рождение советской власти для удмуртов оказалось мучительно трудным, особенно в период коллективизации, «нового крепостного права», насильственной деформации всего уклада народа, абсолютное большинство которого составляли крестьяне».

Владимир Байметов:

– Всё же что мы празднуем 4 ноября?

Ольга Клёцкина:

– Предоставление советской властью права на создание собственной автономии удмуртскому народу.

Владимир Байметов:

– То есть 4 ноября – это советский вариант самоопределения удмуртского народа в формате административной автономии?

Ольга Клёцкина:

– Это право было предоставлено советской властью. И поэтому удмурты могли реализовать его только в рамках той идеологии, которая была официальной в условиях существования советской власти. Ей было необходимо получить своих сторонников среди коренных народов. Она должна была опираться на коренные народы России, чтобы сохранить политическое и территориальное единство. Другое дело, что не до каждого представителя коренного народа можно было донести сущность советской власти, и не все разделяли её ценности. Обратите внимание на то, когда автономия начала своё становление. После гражданской войны, в условиях нэпа, когда территориям предоставили экономическую самостоятельность. Кроме того, 1921-1922 годы – это время голода. В 1922 году 80 процентов жителей автономной области голодали. И в этих условиях автономия сохранилась. Область не присоединили ни к одному другому региону.

Владимир Воронцов:

– Принцип «права наций на самоопределение вплоть до отделения и создания самостоятельных государств» был в программе только партии большевиков. Кадеты, меньшевики, эсеры и прочие партии предлагали народам России в лучшем случае национально-культурную автономию. Сергей Львович уже упомянул о спорах между российскими и австрийскими социал-демократами. В частности, В.И. Ленин последовательно критиковал их за попытки «раскола пролетариата по национальному признаку». Вы знаете, что идея национально-культурной автономии была предложена австрийскими социал-демократами для того, чтобы спасти Австро-Венгерскую империю от распада. В основе этой идеи лежал принцип экстерриториальности, который с разрешения доминирующего народа позволял национальным меньшинствам развивать свой язык, культуру, открывать театры, музеи, национальные школы, но без права на государственную самостоятельность.

История рассудила этот спор. После окончания Первой мировой войны все три континентальные империи распались (Австро-Венгерская, Российская, Оттоманская Порта). Удалось воссоздать как единое государство только Россию. И это произошло в том числе благодаря позиции большевиков по решению «национального вопроса». Сегодня ещё можно услышать точку зрения, что советская власть якобы «заложила мину замедленного действия» под СССР, дав возможность народам бывшей Российской империи сформировать свою государственность в рамках федеративного и союзного государства. В этой связи у меня возникают большие сомнения: если бы большевики не пошли на уступки националам, удалось бы им воссоздать государство? Дело в том, что мы с полным основанием можем назвать ХХ век веком этнической мобилизации и национализма. Идеология национализма оказалась чрезвычайно эффективной в борьбе народов за национальную независимость. Именно в ХХ веке была разрушена мировая колониальная система (и в этом огромная заслуга СССР!). Национализм и сегодня весьма действенен и вместе с тем опасен в своих радикальных формах, он успешно соперничает с другими идеологиями – либерализмом, консерватизмом, коммунизмом.

Второй важный момент. Вы помните, как в советской историографии менялись оценки Российской империи? С начала образования Советской России и где-то до середины 1930-х годов империя – это «абсолютное зло» и «тюрьма народов»; затем, с укреплением советской государственности и угрозой новой мировой войны, это вынужденная необходимость, «наименьшее из зол»; начиная с середины 1950-х вхождение народов в состав Российского государства стало трактоваться как «единственно правильный выбор». Именно с этого времени начинается череда юбилеев и праздников, посвящённых присоединению территорий и народов к России. Хочу обратить внимание коллег-историков, что после распада СССР так называемые «либеральные» политики и историки также называли советский период российской истории не иначе как «абсолютным злом» и «тупиковым путём». Однако постепенно оценки «советского периода» стали меняться, и его трактовка как особого, российского способа (пути) модернизации государства и общества в сложившихся конкретно-исторических условиях становится всё более популярной среди российских историков.

Сергей Львович обратил внимание на декларацию Временного правительства от 3 марта 1917 года. А я хочу упомянуть постановление Временного правительства от 20 марта. В нём речь шла об отмене в России вероисповедных и национальных ограничений. Это постановление в условиях военного времени и только что произошедшей смены власти имело двоякое последствие. С одной стороны, оно официально запустило процесс самоорганизации национальных меньшинств. С другой – послужило своеобразным детонатором этнической мобилизации и расшатывания новой российской государственности. Удивительное дело, 20 марта было принято постановление Временного правительства, а уже через два дня (22 марта) в Казани организуется «Общество мелких народностей Поволжья», в которое вошли и представители удмуртов. Весной-осенью 1917 года проходит череда всевозможных национальных съездов – мусульманских, украинских, белорусских, казачьих и других.

Конечно, народы бывшей империи были разные по численности, уровню социально-экономического и культурного развития, имевшемуся в прошлом опыту государственности. Поэтому и готовность к самоорганизации была разная. И не случайно на первых уездных съездах и собраниях удмуртов речь шла исключительно о национально-культурной автономии. Но революция разбудила, сгенерировала огромную энергию масс. Не только классовую энергию, но и национальную. Первоначально это был единый процесс, но постепенно эти потоки стали расходиться, находить свои русла. Как жить дальше? Как решить наиболее насущные проблемы российских народов (войны и мира, крестьянский, рабочий, национальный вопросы)? Ни Временное правительство, ни многочисленные правительства, сформированные в годы Гражданской войны, не смогли найти ответы на эти злободневные вопросы. И они были сметены.

Владимир Байметов:

– Мне как педагогу с многолетним стажем интересно знать, что сказать детям: что мы празднуем 4 ноября.

Ольга Клёцкина:

– Прежде всего, надо объяснить, что такое этнос, нация, и сказать о том, что Россия – это многонациональное государство и удмуртский народ – это коренной народ России, который смог в 1920 году реализовать право на автономию.

Владимир Байметов:

– И всё же 4 ноября – это день государственности Удмуртии или день государственности удмуртского народа?

Ольга Клёцкина

– Здесь надо задуматься над вопросом, а для чего коренному народу России было дано право на автономию. Большевики заявляли, что хотят поднять уровень культурного развития народов России до уровня развития русского народа. В рамках советской автономии, предоставленной удмуртам, изменилась социальная структура, была сформирована экономическая база для этнического развития, повысился уровень образования удмуртского народа. Удмурты получили преимущество в решении государственных дел на территории автономии.

Владимир Воронцов:

– Если до революции удмурты были крестьянским народом, то к середине 1930-х годов социальная структура удмуртского народа существенно изменилась. Появился национальный рабочий класс, удмуртская интеллигенция и колхозное крестьянство. Если оглянуться назад, то надо сказать, что изначально создавалась автономия именно удмуртского народа. В подтверждение вспомним политику коренизации. К ней можно по-разному относиться, но, на мой взгляд, она сделала большое дело – помогла отставшим в социально-экономическом, политическом и культурном плане нерусским народам совершить «социальный и культурно-образовательный рывок». Именно в СССР впервые в мировой истории использовался так называемый принцип позитивной дискриминации доминирующего в государстве народа, для того чтобы малые народы смогли решить проблему «отставания». По сути, Вотская автономная область была предтечей удмуртской государственности, которая в дальнейшем продолжилась созданием Удмуртской Автономной Советской Социалистической Республики и принятием Конституции УАССР 1937 года. По мере выравнивания социально-экономического и культурного уровней удмуртского народа удмуртская государственность де-юре стала распространяться на всё население республики. И этот процесс развития и корректировки государственности продолжился и после распада СССР. Поэтому 4 ноября мы отмечаем не только День государственности удмуртского народа. Это в широком плане и День государственности Удмуртии.

Ольга Васильева:

– То есть та цель, которая первоначально была поставлена, достигнута. Это такой переходный этап, за который должны были быть решены первоочередные задачи: создание мощного отряда пролетариата в удмуртском народе, колхозного крестьянства и удмуртской интеллигенции, в том числе способной к государственному управлению. И эта задача впоследствии и решалась.

Сергей Бехтерев:

– Я бы хотел процитировать статью первую Конституции Удмуртской Республики в её действующей редакции. «На основании волеизъявления многонационального народа Российской Федерации Удмуртская Республика – Удмуртия – государство в составе Российской Федерации, исторически утвердившееся на основе осуществления удмуртской нацией и народом Удмуртии своего неотъемлемого права на самоопределение и самостоятельно осуществляющее государственную власть на своей территории в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Конституцией Удмуртской Республики. Развитие Удмуртской Республики в существующих границах осуществляется равноправным участием всех наций и народностей республики во всех сферах её жизнедеятельности».

Владимир Воронцов:

– Удмуртская Республика, удмуртская государственность стали своеобразной «колыбелью» для удмуртов. Где можно рассказать о достижениях и проблемах удмуртов? Где можно услышать удмуртскую речь на радио, посмотреть удмуртские передачи на телевидении, почитать газеты и журналы на удмуртском языке, купить книги удмуртских поэтов и писателей, почитать историю Удмуртии, научиться удмуртскому языку? Улица Удмуртская, Удмуртский государственный университет, Удмуртский федеральный исследовательский центр, Удмуртский институт истории, языка и литературы, Удмуртский театр, Удмуртское издательство, Удмуртская гимназия, Библия на удмуртском языке!!!

99 лет назад об этом можно было только мечтать.

05.12.2019

Автор материала:

Игорь Егоров

Игорь Егоров


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта