Планёрка с Максимом Вылегжаниным: «На предстоящую зиму запланировал много стартов»
Планерка

Планёрка с Максимом Вылегжаниным: «На предстоящую зиму запланировал много стартов»

В редакции поговорили о ежедневном счастье, о личной ответственности за победы и поражения, о будущих соревнованиях международного уровня, а также объявили в республике поиск деревянных лыж «Орлёнок»

Трёхкратный вице-чемпион зимней Олимпиады-2014 в Сочи, чемпион мира 2015 года, президент Федерации лыжного спорта Удмуртии, один из выдающихся лыжников наших дней Максим Вылегжанин предупредил, что о спорте может говорить сколько угодно, а в свою личную жизнь посторонних старается не пускать. И всё же в беседе с коллективом «Удмуртской правды» рассказал о себе много важного.

Энвиль Касимов: Максим, кто вы, на ваш собственный взгляд?

– Думаю, я счастливый человек. Я всю жизнь занимался тем, что мне нравится – тренировался, ездил на соревнования, участвовал в гонках. Некоторые люди говорят, что каждый день идут на работу как на каторгу, – я никогда не знал этого ощущения. Я каждый день просыпался с удовольствием, зная, что мне нужно на тренировку. Хотя… почему я говорю в прошедшем времени? Я и сейчас встаю и с радостью иду на тренировку. Так что каждый мой день – счастливый. Ещё и потому, что у меня замечательная семья – жена, сын, родители.

– Есть ли места красивее, чем ваш родной Шаркан?

– Наверное, есть места, объективно более красивые. Недавно я был в Австрии, мои окна выходили на Альпы – в оконной раме была картина такой красоты, что дух захватывает. Но если говорить субъективно, – я возвращаюсь в Шаркан, выхожу на тренировку, и каждая мелочь напоминает мне о детстве, о чём-то очень личном и важном, и в сердце появляется такое чувство: «Как же я люблю это всё!». Вижу наши поля, и чувствую себя намного лучше, чем в любой другой точке мира, даже самой живописной. Ну и у нас в Шаркане правда очень красиво, особенно ранней осенью в ясный день, когда цвета природы яркие и мягкие одновременно.

– Куда бы вы повели гостей, приехавших в Шаркан?

– Я прогулялся бы с ними по лесу, по лугам. Шаркан – это ведь маленькая Швейцария, настоящий природный заповедник.

– Говорят, у вас есть нечто такое, чего даже в Швейцарии нет. Знаменитые шарканские рыжики – это миф или реальность?

– Думаю, реальность. Со всей республики к нам едут за рыжиками и все собирают полные корзины, вёдра… Считается, что они самые вкусные. Мы тоже семьёй ходим за грибами, заготавливаем на зиму. В этом году мне, правда, ни разу не удалось пойти за рыжиками в лес.

Анна Вардугина: Вы сказали, что продолжаете тренировки. Но весной вы объявили, что завершаете спортивную карьеру. Для чего тогда тренируетесь?

– Чтобы выступать дальше, на соревнованиях. В этом году я подписался в команду «Русская зима» (Russia Winter Team), чтобы участвовать в марафонах Кубка мира и в коротких гонках. И в России, и в Европе проводятся марафоны, на которые собирается по 10, 30 и даже 50 тысяч участников. Дистанции там внушительные – есть и 70, и 90 километров. Все знают, что я тяготею к длинным дистанциям, и сейчас мне хочется поучаствовать в марафонах. Предстоящие мне – более любительские, массовые, но тем интереснее для меня посмотреть, как они организованы, зарядиться там энергией.

Александр Кирилин: На сайте Федерации лыжных гонок России вы по-прежнему числитесь в сборной России, но почему-то без фотографии.

– В прошлом году я ездил на Чемпионат мира, соответствую всем критериям попадания в сборную России, так что официально считается, что я на самоподготовке. В федерации ждут – вдруг я всё лето и осень потренируюсь, отдохну и скажу: я соскучился, хочу участвовать в Кубке мира. И мне скажут: конечно, возвращайся!

– У артистов так часто и бывает: они объявляют об уходе со сцены, а потом десятилетиями дают прощальные концерты.

– И у лыжников так бывает! По пять, по десять лет говорят «всё, я завязал!», но раз за разом заявляются на следующий сезон. Российская биатлонистка Ольга Подчуфарова взяла перерыв на пару лет, а затем перешла в сборную Словении, – сидеть дома ей оказалось неинтересно.

Я тоже не заканчивал выступать. Я просто ушёл с Кубков мира, где есть кому побегать и без меня – появились сильные молодые спортсмены. Кроме того, мне не интересно весь год ждать и за зиму пробежать всего две-три гонки. Поэтому я решил, что зима у меня должна быть более насыщенной: в предстоящую зиму у меня будет примерно столько же стартов, сколько и у профессионалов на их Кубках мира. Более того, если профессионал в начале сезона плохо пробежит Кубок мира, на следующие старты его могут и не поставить, а в моём графике всё зависит только от меня.

Анна Вардугина: Ваша жена поддерживает ваше решение участвовать во множестве стартов?

– Да, она понимает, что для меня это психологическая разгрузка. И она знает, что мне нравится тренироваться. За те 2,5 часа, что я катаюсь на тренировке, я успеваю разложить по полочкам в голове все важные вопросы, упорядочить всю набранную информацию. Я прихожу с тренировки и начинаю действовать.

– А на дистанции вы о чём-то думаете? Или в это время вы сконцентрированы на дыхании, на работе мышц?

– Если это соревнования, то я сконцентрирован на себе и на соперниках (как у них работают лыжи, тяжело им или не очень), на чтении трассы, – я весь в гонке. В детстве был более расслабленным – мог даже песню про себя, в голове, попеть, пока бежал на лыжах.

Энвиль Касимов: С Александром Бречаловым бегаете?

– Пересекаемся иногда.

– Отстаёт он?

– Я не убегаю.

Юлия Русанова: На каком километре марафона тяжелее всего?

– Наверное, на первом: ты знаешь, что впереди ещё 49 километров.

– Как успокоить волнение после гонки?

– А после гонки уже нет никакого волнения. Весь адреналин, который в тебе был, ты выплеснул на трассе. Новые эмоции появляются, только если ты попал в ТОП-3 и идёшь на церемонию награждения.

– А какие у вас ощущения в тот момент, когда вы стоите на пьедестале и звучит гимн России?

– Вспоминаю все тренировки, которые предшествовали этой гонке, и саму гонку. Вспоминаю, как было тяжело в некоторые моменты, как приходилось их преодолевать, и приходит удовлетворение, что это было не напрасно. И ты чувствуешь, как внутри тебя в этот момент поднимаются мурашки от ощущения, что прямо сейчас ты выше всех. Это очень сильное ощущение, это заводит, и ты вскоре понимаешь, что хочешь ещё раз постоять на пьедестале. И ещё раз.

Энвиль Касимов: Путин вам награду вручал?

– Вручал. Это было после Олимпиады, и чувства у спортсменов тогда были сильные. Мы тогда как будто выдохнули. Мы взяли на себя ответственность провести в нашей стране Олимпиаду, и начало её для нашей сборной складывалось не очень хорошо, – мы все чувствовали это напряжение. Представьте: Россия, страна-хозяйка Олимпиады, не выигрывает. Только в последние два дня нам удалось выиграть по медальным зачётам, а лыжники хорошо завершили Олимпиаду. У лыжников было чувство: мы не подвели страну! И когда Президент страны вручал нам награды, это было подтверждением того, что мы справились.

Сергей Рогозин: А какая награда для вас самая ценная, самая памятная?

– Когда я беру в руки любую из медалей, всё равно вспоминаю, как она мне досталась, какой была та гонка (они ведь все разные). За каждой наградой – тренировки, усилия, так что я не смогу выделить какую-то более важную. А тяжелее всех досталась медаль за гонку 50 км на Олимпиаде в Сочи. Это связано с тем, что на Олимпиаде у меня была очень насыщенная программа, 4 гонки из 6, старты у меня были каждые 2-3 дня. После третьей гонки я чувствовал себя опустошённым, очень уставшим. А через два дня я побежал марафон. Преодолел первый подъём на трассе и понял, что мне очень тяжело – я не успел восстановиться. Думал: сейчас соперники добавят скорости, и я отстану, потому что мне прибавлять уже нечего. И на каждом пройденном километре думал: вот сейчас они меня обойдут. Но продолжал бежать. И вот так дотерпели до 49-го километра, и получилось, что отстали они, а не я.

– В Удмуртии, наверное, воздух какой-то особенный, если здесь появляется так много лыжников мирового класса?

– У нас хороший тренерский состав и очень выигрышный рельеф. В Татарстане, например, плоский рельеф, поэтому там сложную трассу не построить, – в итоге у Татарстана своих сильных лыжников нет, им приходится покупать спортсменов. А у нас в большинстве районов много отличных, сложных спусков и подъёмов, на которых хорошо тренироваться: чем сложнее рельеф трассы на тренировках, тем легче будет бежать на соревнованиях.

Анна Вардугина: Вы стали президентом Федерации лыжного спорта Удмуртии. Какие цели и задачи вы ставите перед федерацией на ближайшие годы?

– Хочется упорядочить календарь соревнований. Во многих районах старты происходят параллельно, в один день, спортсмены не успевают принять в них участие, – нужно устранить эти накладки. Ещё одна моя мечта – сделать удобный современный сайт федерации со сводным календарём стартов не только в Удмуртии, но и в соседних регионах. Хочется сделать лыжный зачёт по школам, чтобы школьники в течение зимы боролись за призовые места, а к награде чтобы прилагались существенные бонусы. Только в конкурентной ситуации можно добиться развития, только побеждая, подростки почувствуют вкус к лыжне.

– В приметы перед стартом верите?

– Нет, и стараюсь разрушать суеверия. Ещё когда бегал в школе, знал, что считается плохой приметой шить что-то перед стартом. Но если у меня оказывался порван комбинезон, я брал иголку с ниткой и спокойно его зашивал. Это не в моём характере – перекладывать ответственность за результат гонки на примету, на какую-то неведомую силу.

– Самоедство вам свойственно?

– Наверное, да. Я действительно склонен искать ошибки не в других людях, не в обстоятельствах, а в себе. В той же Олимпиаде в дуатлоне именно я не просчитал ситуацию, не вырвался немного вперёд, в итоге норвежец Мартин Сундбю смог меня подрезать и в итоге он оказался на пьедестале, а не я.

Хотя бывают и объективные причины проигрыша. Например, в молодые годы я несколько раз упускал победу на региональных стартах из-за более лёгкого веса, чем мои соперники. На последнем подъёме перед финишем выигрывал пару секунд, выходил на финишный спуск, и проигрывал 0,5 или 1 секунду, потому что более крупный и тяжёлый соперник скатывался быстрее.

Но уже став взрослее, я отвечал за каждую свою победу и каждый проигрыш.

– Была ситуация, в которой вы не были виноваты: долгий допинговый скандал, когда вы и другие российские лыжники были отстранены от соревнований. Что вы думали в этот период?

– Письмо с сообщением, что нас отстранили от всех стартов, стало для меня неожиданностью. Нас в детстве воспитывали, что добро побеждает зло, а тут было явное торжество несправедливости: не было никаких доказательств того, что мы виновны, и всё же нас отстранили. Но я чувствовал себя спокойно: я знал, что ничего не нарушал, мне нечего бояться или стыдиться. Не переживал, продолжал тренироваться, выступал. И в итоге добро всё же победило, нас вернули на соревнования.

Елена Бородина: За годы, что вы занимаетесь лыжами, спортивные технологии сильно изменились. Начинали вы, наверное, ещё на деревянных лыжах?

– Да, я прошёл всю эволюцию лыж, которая произошла с конца ХХ века до сегодняшнего дня. Сейчас бегаю на Fisсher, а начинал кататься я на деревянных лыжах. В третьем классе я встал на деревянные лыжи «Орлёнок» и года два бегал на них, прежде чем перейти на пластиковые. Те лыжи были собственностью спортивной базы и, конечно, давно утрачены. И, пользуясь случаем, я обращаюсь к читателям «Удмуртской правды» и всем любителям лыж: вдруг у кого-то без дела простаивают красные или синие деревянные лыжи «Орлёнок» – я заберу их с удовольствием.

Задание «УП»

– Будет здорово, если вы защитите честь газеты на корпоративных стартах (в предстоящем сезоне – пять корпоративных лыжных эстафет) и одновременно поддержите развитие лыжного спорта в Удмуртии.

Вопрос «УП»

Руководитель Поисково-спасательной службы Ижевска Андрей Иванов просил назвать качества, которые необходимы руководителю, чтобы работа оказалась успешной.

– Нужно, чтобы руководитель не колебался, не сомневался в принятом решении. Это верно в любом деле, в том числе в спорте. Когда тренер начинает колебаться – правильно он даёт рекомендации или нет – спортсмен начинает сомневаться в себе, и это сказывается на результате. В качестве руководителя федерации лыжного спорта я даю себе тот же совет.

Следующего гостя рубрики я бы хотел спросить, что для него настоящий отдых – выйти на тренировку, выспаться, поехать на природу или что-то ещё?

Фото Серегея Рогозина

07.11.2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта