Планёрка с Надеждой Вдовиной: «Вылечить пациента – такая же радость, как родить ребёнка»
Планерка

Планёрка с Надеждой Вдовиной: «Вылечить пациента – такая же радость, как родить ребёнка»

В редакции выяснили, как превратить районную больницу в современный многопрофильный медицинский центр, что для врача важнее – профессионализм или милосердие, и почему открытие ФАПа в деревне – праздник важнее Нового года.

Надежда Вдовина – главврач Можгинской районной больницы, заслуженный работник здравоохранения Удмуртии, Председатель можгинской городской Думы, дважды мама… Перечислять звания и достижения можно долго, – но в первую очередь она настоящий профессионал и бесконечно преданный своему делу человек. За два часа в кабинете главного редактора «УП» мы убедились, что медицина может быть по–настоящему эффективной не только в столичном городе, но и в райцентре, если ответственность за строительство новых корпусов, ремонт, приобретение оборудования, рекрутирование молодёжи, открытие новых направлений работы берёт на себя Врач по призванию и талантливый руководитель в одном лице.

Анна Вардугина: Надежда Петровна, у вас много областей работы. А когда вашу душу встретит Бог и спросит «кто ты?», что ответите?

– Что я врач. Думаю, так и будет: я верующий человек, верю, что есть мир за пределами нашей жизни, к переходу в который мы должны готовиться. И я всю жизнь благодарна Богу за то, что он дал мне возможность выбрать профессию врача. Я много раз убеждалась, что это самая важная, самая нужная работа – возвращать и сохранять людям здоровье.

– Разве врачи не должны быть убеждёнными материалистами? Вы лучше других знаете устройство человека. Вот сердце, вот лёгкие, вот вены и артерии, вот атавистические признаки, доставшиеся нам от предков-обезьян, – а душа в анатомическом атласе не указана.

– И всё-таки в первую очередь настоящий врач исследует и лечит душу человека, а потом уже весь набор физических органов. Хороший врач должен начинать с установления контакта с человеком. Проводилось исследование: корреспонденты спрашивали у пациентов, какие качества врача те считают наиболее важными. Оказалось, меньше всего внимания люди обращают на то, где врач получил образование, какие у него есть награды и звания. Зато 80 процентов ответили, что они ценят умение врача быть сочувствующим и внимательным. Каждому пациенту важно чувствовать, что его случай для врача – особенный, не рутинный. Что врач искренне хочет помочь ему. А я убеждена, что настоящим врачом может быть только человек, у которого живая душа, и который в пациенте видит не «набор органов», а другую живую душу.

И ещё, по моему убеждению, врачом может быть только человек, для которого лечить – это призвание, и который любит людей. Милосердие для врача не менее важно, чем профессионализм. Человек, не любящий людей, равнодушный по своей природе, не должен оставаться в этой профессии. В противном случае он будет мучить и себя, и пациента.

– В отечественной медицине, кажется, именно общение врача и пациента – самое слабое место.

– Это действительно проблема. Причина ещё и в том, что в наших медицинских вузах (в отличие от европейских и американских) нет такого предмета, который обучает врача общению с пациентами. Нас, врачей, должны этому обучать со 2-3 курса, потому что это сложный навык. Пока же деликатности и сочувствию врачи учатся на личном опыте. Помогает и система наставничества. В нашей больнице она существует давно и успешно. Молодым врачам помогают старшие профессионалы, заведующие отделениями. Это не «обязаловка». Например, сейчас я вижу, с каким искренним энтузиазмом передаёт свой опыт нашим молодым хирургам, талантливым и амбициозным, 55-летний заведующий хирургическим отделением, у которого за плечами – огромная практика.

Елена Бородина: Расскажите побольше о вашей больнице.

 – Можгинская районная больница – крупная многопрофильная больница, в составе которой – ряд учреждений в Можге и Можгинском районе. В самой Можге в её состав входят городская поликлиника с филиалами для взрослых на 1200 посещений в день, детская поликлиника с филиалами на 600 посещений, круглосуточный стационар на 300 коек, дневной стационар на 110 коек, а также параклинические службы. В Можгинском районе работают 3 участковые больницы и 34 ФАПа.

Мы – межмуниципальный медицинский центр второго уровня: наша больница обслуживает не только Можгу и Можгинской район, но и население Граховского, Кизнерского, Алнашского и Вавожского районов. Жителям всех этих районов мы оказываем помощь по таким направлениям как хирургия, травматология, родовспоможение. С марта 2016 года лечебно-диагностический арсенал Можгинской районной больницы пополнился еще одним подразделением – сосудистым центром, который также работает по межмуниципальному принципу, принимая тяжёлых больных с инфарктами и инсультами из Можги, Граховского, Алнашского, Кизнерского, Вавожского, Можгинского, Сюмсинского и Увинского районов. На гемодиализ пациенты из этих районов тоже едут к нам. И родильное отделение нашей больницы сегодня тоже принимает пациенток из всех вышеназванных районов.

Наша больница одной из первых в республике начала применять принцип бережливых технологий и сегодня входит в десятку лучших «бережливых поликлиник» Российской Федерации.

Анна Вардугина: Можгинский район – территория большая. Хватает ли у вас карет скорой помощи, чтобы успеть ко всем «неотложным» пациентам?

– Благодаря Главе Удмуртии Александру Бречалову и Правительству Удмуртии за последние два года мы обновили 80 процентов автомобильного парка скорой медицинской помощи. До начала работы «команды Удмуртии» на наши автомобили, честно говоря, без слёз смотреть было невозможно. Я каждый раз переживала, зная, на какие расстояния им нужно выезжать по вызовам: самые дальние населённые пункты нашего района – это путь в 40 километров в одну сторону. Вызовов много. В день – от 60, а бывает и более ста (когда в разгаре эпидемия гриппа). Но сейчас водители с удовольствием выезжают на вызовы, зная, что в пути всё будет хорошо. Конечно, если вызов поступает из деревни, куда ведёт очень плохая, почти непроезжая дорога, мы отправляем туда «вездеходный» УАЗик. Случаев, чтобы мы не пробились через распутицу к пациенту, ещё не было.

– Первый опыт использования санитарной авиации в республике случился именно в вашей больнице, не так ли?

– Да, первый вылет вертолёта санитарной авиации состоялся именно в нашу больницу. В августе больную, находившуюся в реанимационном отделении нашей больницы, доставили вертолётом со специальным медицинским оборудованием в Первую республиканскую больницу в Ижевск. Там ей была оказана вся необходимая помощь. С тех пор к помощи санавиации мы прибегали много раз, это уже отлаженная система. Наша больница стала «транспортным узлом» для санавиации на юге республики: например, недавно из Можги в Первую РКБ был доставлен пациент из Граховского района.

Благодаря санавиации появилась возможность перевозить в Ижевск пациентов, находящихся на ИВЛ, а также детей. Это невозможно переоценить: через 20 минут после взлёта из Можги ребёнок оказывается в руках врачей из Республиканской детской больницы и начинает получать специализированную помощь.

Игорь Егоров: Каков уровень оснащённости современным диагностическим и лечебным оборудованием у вас сегодня?

– У нас сегодня современная материально-техническая база. Можгинская больница – одна из лучших по оснащению в районах Удмуртии. С 2011 года, когда я возглавила нашу больницу, был проведён капитальный ремонт взрослой поликлиники, родильного отделения и детских отделений. В 2016 году был сдан в эксплуатацию новый лечебный корпус, в котором был открыт межрайонный сосудистый центр с реанимацией. Здание строилось 10 лет – в то время, вы помните, в республике было много долгостроев. Когда создавали проект корпуса, сосудистых центров в России ещё не было. Но мы приняли решение, что сосудистый центр в Можге должен быть! И сами провели перепланировку, нашли средства на её осуществление. И – моя гордость! – для нашего сосудистого центра мы смогли получить МРТ. До сих пор Можга остаётся единственным городом республики, кроме Ижевска, где в государственной больнице работает МРТ. Причём наш магнитно-резонансный томограф – открытого типа, им не боятся пользоваться пациенты с фобией закрытого пространства.

Кроме МРТ у нас есть КТ, УЗИ, оборудование для обследования сердечно-сосудистых заболеваний, эндоскопическое оборудование (оно было закуплено в рамках нацпроекта). Как я радовалась, когда нам привезли видеостойку для эндоскопических обследований! Она позволяет с максимальной точностью проводить диагностику желудочно-кишечных патологий. На огромном экране видны все ворсинки желудка, все складки кишечника. Для меня эти изображения – важнее любого кино, потому что позволяют правильно диагностировать заболевания и оказывать помощь людям.

Мы обновили цифровой маммограф – поставили самую современную модель, позволяющую выявлять опухоли молочной железы на ранних стадиях. Рак молочной железы – одна из наиболее часто встречающихся онкопатологий, и чрезвычайно важно диагностировать его как можно раньше. Для этого нужно, чтобы женщины не затягивали с обследованием и чтобы снимки делались на качественном современном оборудовании.

Анна Вардугина: Ещё лет десять назад нередкой была ситуация, когда в российские районные клиники ставили современное оборудование, а местные врачи не умели с ним работать, и оно пылилось без дела. Насколько квалифицированы ваши врачи сегодня?

– Я не могу себе позволить, чтобы новейшее оборудование, которое может помочь людям, простаивало. Как только мы получаем информацию, что у нас появится то или иное оборудование, я начинаю обучать наших врачей, отправляю их на стажировку, – если нужно, то и в Москву или Петербург. Кроме того, сейчас врачи непрерывно обучаются – в течение как минимум 50 часов каждый год они обновляют свои знания. 36 часов – дистанционно, онлайн, 14 часов – на конференциях. В нашей больнице работают 186 врачей, из них 150 проходят непрерывное обучение. Акушеры-гинекологи, например, проходят повышение квалификации в симуляционных центрах, где осваивают новые техники выполнения операций. Сегодня абсолютное большинство хирургических операций проводится эндоскопическими методами – малотравматичными, позволяющими пациенту восстанавливаться гораздо быстрее. Если раньше в хирургическом отделении пациент лежал после операции 10, а то и 20 дней, то сегодня через 5 дней он уже дома.

Также за последние годы мы значительно повысили уровень оказания помощи в детской реанимации.

Надежда Бондаренко: Вы упомянули, что с вашим новым маммографом повысилась точность раннего выявления онкологических опухолей. А на лечение жителям районов всё равно придётся ехать в Ижевск?

– Недавно в нашей больнице был открыт Центр амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП). ЦАОП является структурным подразделением лечебного учреждения, в него входят онкологический кабинет, диагностические отделения, где проводятся обследования, и дневной стационар на 10 коек. Это значит, теперь для прохождения химиотерапии больным не нужно ездить в Ижевск, они получают эффективное лечение современными, дорогостоящими, качественными препаратами (мы, к счастью, получили возможность закупать их) в непосредственной близости от места проживания. А благодаря высокоточному диагностическому оборудованию мы действительно стали выявлять больше опухолей на ранних стадиях.

Наш ЦАОП стал первым в межмуниципальных центрах республики. К концу года их должно быть уже семь: в ближайшем будущем проходить диагностику и получать качественное современное лечение от онкологических заболеваний смогут всё больше жителей районов Удмуртии.

– Складывается ощущение, что у вас самая развитая и благополучная районная клиника в Удмуртии. А какие есть нерешённые вопросы? В Ижевске главная проблема медицины – кадровый голод, не хватает и медиков первичного звена (терапевтов), и узких специалистов. А как у вас?

– Успех – это не конечная точка, а отметка на дистанции. Добившись одного уровня, профессионал всё равно стремится дальше. В тот день, когда в 2016 году начал работу новый лечебный корпус, это казалось нашей главной победой. А уже на следующий день я начала думать о том, что нужно построить новую детскую поликлинику. Старая размещается в неприспособленном для этого здании, которое даже не соответствует требованиям СанПиНа, оно расположено далеко от наших основных зданий, что создаёт дополнительные сложности с прохождением диагностических исследований. А я уверена, что для пожилых людей и детей мы должны создавать лучшие условия. Несколько лет я предлагала идею этой стройки властям, но меня не слышали. И только когда Главой Удмуртии стал Александр Бречалов, он поддержал эту идею. Первый шаг уже сделан: готовится проектно-сметная документация. С ней на руках мы получим шанс, что нас включат в ту или иную федеральную программу, чтобы получить финансирование на строительство детской поликлиники рядом с лечебным корпусом. Вот тогда у нас будет идеальный больничный городок.

Недостаток специалистов мы тоже чувствуем (мы сейчас укомплектованы почти на 59 процентов), но плачевной ситуацию я не стала бы называть. Наши кадры обновляются, вливается молодая кровь: если 5 лет назад средний возраст наших докторов составлял 54 года, то сегодня – 36 лет. Более 20 молодых врачей пополнили наш коллектив. Сейчас моя задача – убедить их остаться в нашей больнице, поскольку за несколько лет они получили определённый опыт, повысили квалификацию, и наверняка не отказались бы работать в городе покрупнее. Это значит, я должна создать для них такие условия работы, чтобы они сами не захотели уезжать.

Елена Бородина: Как вам удалось привлечь в районную больницу молодых врачей?

– Мы «присмотрели» молодых врачей с действительно хорошим потенциалом ещё на старших курсах Ижевской медакадемии и опекали их вплоть до получения дипломов, сумели заинтересовать работой в нашей больнице. А с недавнего времени у нас появилась и возможность материального стимулирования. Дело в том, что раньше миллион рублей по программе «Земский доктор» получали только молодые специалисты, которые приезжали работать в сельские отделения больниц. Можга как город таких «подъёмных» предложить не могла. Но в прошлом году в программе «Земский доктор» появились изменения: она была расширена и на города с населением до 50 тысяч жителей. Можга (в ней живёт около 49,5 тысячи человек) этим условиям соответствует!

– Сколько новых ФАПов у вас появилось за последнее время?

– По республиканской программе, поддержанной Правительством и Главой Удмуртии, с 2018 года в районе построили два модульных ФАПа. Открытие ФАПа в деревне Бальзяшур стало для жителей настоящим праздником! Люди накрыли столы на улице, бабушки напекли горы перепечей и пирожков, дедушки пришли с гармошками. Веселье с песнями, танцами, радостными словами продолжалось до глубокой ночи. Как сказали сами жители Бальзяшура, для них этот день был более долгожданным и важным, чем Новый год: до того, как был построен и открыт новый современный ФАП, фельдшер там принимал пациентов в деревянной избушке с печкой. Сейчас каждый раз, когда я приезжаю в Бальзяшур с инспекцией (а я по графику инспектирую все ФАПы района), вижу в ФАПе множество людей. Можно сказать, ФАП в деревне стал не только медицинским, но и культурным центром.

Сергей Рогозин: Пришёл ли интернет в районную больницу?

– Я не очень люблю хвалиться, но это действительно мой повод для гордости. Много лет назад, когда только начиналась программа информатизации в медицине, нам объявили, что у каждого врача будет свой компьютер, а у каждого пациента – электронная история болезни. Это казалось невероятным, недостижимым. На всю больницу тогда компьютеров было штук 30 – в бухгалтерии и у статистиков. Но и в итоге мы провели оптоволокно не только во всей больнице в Можге, но и соединили в единую сеть все участковые больницы в районе. У каждого нашего врача в кабинете – компьютер. Мы стали одними из первых в республике (если не самыми первыми), кто ещё в 2015 году начал вести электронные истории болезни.

В первое время, скажу честно, некоторые врачи саботировали это нововведение, говорили, что, как в ХХ веке, будут писать всё от руки в бумажной карте. Но с тех пор все наши врачи стали убеждёнными сторонниками электронных карт, и если у кого-то из них выходит из строя компьютер, они настаивают на его скорейшем ремонте – больше никаких бумажных карт! Сейчас у нас всё в электронном виде: данные анализов, УЗИ, рентгена сразу оказываются в амбулаторной карте пациента в клинике.

– Фельдшеры из ФАПов могут обращаться за консультацией к врачам в районной больнице по скайпу или другим видеоканалам?

– В этом нет практической необходимости. Телемедицина у нас развита на уровне общения с республиканскими больницами. Это направление начало активно развиваться с прошлого года. Так, каждое утро в 9.30 наш кардиолог выходит на видеоконсультацию с республиканским кардиоцентром, по итогам которой принимается решение о транспортировке пациента с инфарктом в Ижевск или о продолжении его лечения на месте, в Можге. В 10.00 телемедицина с республиканской больницей проходит по поводу пациентов с инсультом. Также телемедицина используется для консультаций с онкоцентром для определения схемы лечения наших пациентов.

Владимир Байметов: Как вы стали депутатом Горсовета?

– Это произошло, когда мне было 26 лет. Я тогда была участковым терапевтом. Видимо, моя работа нравилась людям, и они, не предупредив меня, собрали списки за моё выдвижение в депутаты Городского совета. Они поставили меня перед фактом: сказали, что хотят видеть своим депутатом. На депутатское место претендовали десять человек, в том числе директора крупных предприятий. Какой я им конкурент? Я, по правде сказать, надеялась, что в списках окажутся какие-нибудь ошибки и меня дисквалифицируют – я тогда даже не знала, что от меня, как от депутата, требуется. Но меня избрали. Стало понятно, что подводить людей нельзя. Начала вникать в задачи, участвовала во всех обсуждениях. Переизбравшись второй раз, стала председателем комиссии по социальной политике. Сейчас я работаю свой шестой депутатский срок. В июне меня избрали Председателем городской Думы г. Можги.

– Депутатскую работу вы уже много лет совмещаете с обязанностями главврача большой больницы.

– Я и главврачом не хотела становиться. Мне очень нравится работать «просто врачом», оказывать практическую помощь своим пациентам. Вы не представляете, какое счастье испытывает врач, когда ему удаётся вылечить пациента! Когда выздоровевший, улыбающийся пациент говорит врачу «спасибо!», это такая огромная радость, которую не передать словами. Я дважды мама, и могу сказать, что эти эмоции сопоставимы со счастьем рождения детей.

Так вот, когда мне в очередной раз предложили стать главврачом, я отказалась по самой уважительной причине: в 40 лет я ждала своего второго ребёнка. Моей старшей дочери, кстати, тогда было уже 15. Но вернувшись на работу из декрета, я приняла предложение. И, конечно, работа в больнице для меня навсегда – самое важное дело моей жизни. В Гордуме я согласилась продолжить работу только на условии, что не оставлю больницу. Задачей своей вижу издание таких законов, которые благотворно влияли бы на улучшение качества жизни человека.

Например, нам важно достроить в 2020 году Ледовый дворец. Проект одобрил Александр Бречалов, были найдены финансы. Для Можги появление ледовой арены очень важно: у нас есть сильная детская хоккейная команда, есть опытные тренеры, а заниматься ребятам негде. Пока они ежедневно ездят на тренировки в Менделеевск, Елабугу, Вавож… Я поражаюсь энтузиазму их родителей, которые каждый вечер возят своих ребят за 30, а то и за 50 километров. Представьте, насколько эффективнее будут их тренировки и проще распорядок дня с появлением Ледового дворца в родном городе.

Наталья Тютина: Вы и в основной профессии врача многостаночник – инфекционист, терапевт. Как это получилось?

– Когда я начинала работать терапевтом, инфекционное отделение в нашей больнице находилось в полнейшем запустении. Став депутатом, я привела туда главу города: он убедился, что в этих помещениях вообще невозможно принимать пациентов. Но дав «добро» на ремонт, он настоял на том, что следить за работой восстановленного отделения должна буду я. Мне пришлось получить сертификат инфекциониста, начать работать по новому направлению и вскоре стать заведующей инфекционным отделением. Должна сказать, я полюбила это место. Именно здесь я много раз наблюдала то самое чудесное преображение пациента из тяжелобольного (с гепатитом или энцефалитом) в здорового, радующегося жизни человека и испытывала по этому поводу настоящее счастье.

– Как вы поняли, что хотите быть врачом?

– Мои родители, и мама, и папа – учителя. И с детства я, конечно, хотела стать учительницей. Даже с куклами играла в школу: они были учениками, я проводила для них уроки, рассказывала обо всём, что знала. А потом (я тогда училась в 7 или 8 классе) я впервые сходила в наш деревенский ФАП. Фельдшером там работала замечательная женщина. Она так подробно и интересно отвечала на все мои вопросы, была такой спокойной и доброжелательной, что со временем я захотела быть похожей на неё. Так я стала первым медиком в нашей семье. Но не последним! Сейчас две мои племянницы учатся в ИГМА, – говорят, что я стала для них примером.

Сергей Рогозин: Среди врачей много творческих личностей – Чехов, Булгаков, Розенбаум, Сурганова. У вас тоже наверняка есть творческая жилка?

– В школе я была председателем Совета дружины, создала в школе редакцию, меня приглашали в газету «Дась лу» (сейчас – «Зечбур») как лучшего юнкора. А ещё я очень хотела петь, но музыкальной школы в нашей деревне не было. Но свою мечту я перенесла на ребёнка: убедила сына поступить в музыкальную школу, на вокально-джазовое отделение. Оказалось, у него хороший голос и идеальный слух. А я пела единственный раз в жизни – на свадьбе дочери.

– Сейчас на какое-то увлечение хватает времени?

– Мне бы хотелось больше времени уделять семье. У женщины есть две главные миссии – семья и работа. В моей жизни всегда было больше работы, но, наверное, так всегда бывает, когда влюблён в своё дело по-настоящему. Я до сих пор иду на работу как на свидание с любимым человеком, – это окрыляющее, дающее новые силы чувство.

Раньше я занималась спортом, а сейчас каждый вечер (даже если возвращаюсь с работы в десять часов) хожу с палками для скандинавской ходьбы. За моим домом есть лыжная база со стадионом, и я обязательно прохожу пять кругов по 800 метров. Там вокруг живописный лес… Это те минуты моего дня, когда я могу побыть наедине с собой, просто дышать свежим воздухом, видеть красоту окружающего мира.

Задание «УП»

Первое задание – каждому сотруднику редакции пройти диспансеризацию, обязательно пройти анкетирование. По его результатам с 90-процентной точностью выявляется предрасположенность к раку кишечника и желудка – эти виды онкологических заболеваний входят в число наиболее часто встречающихся, и очень важно обнаружить их на ранних стадиях. Если врач по результатам анкетирования видит предрасположенность к этим видам рака и записывает вас на колоноскопию и гастроскопию (ФГС), нужно сделать эти исследования. Диспансеризация может помочь выявить и опухоль молочной железы – в её программу входит маммография. Таким образом вы обезопасите себя от запущенной формы самых «частых» онкопатологий.

Второе задание касается сложных взаимоотношений с пациентом и врачом. У современных пациентов сложились высокие требования к врачам (и это правильно), но нет повышенных требований к самим себе. Я прошу вас напоминать вашим читателям, что успех лечения зависит не только от врача, но и от пациента – от того, насколько тщательно он выполняет предписания, насколько бережно относится к своему здоровью.

Вопрос «УП»

Депутат Госдумы РФ Алексей Загребин предлагает представить, какой станет газета «Удмуртская правда» через 100 лет.

– Мне кажется, это будет оперативный источник информации, обновляющийся на глазах у читателей по мере появления новых данных, с движущимися иллюстрациями. Основной поток информации будет цифровым, а бумажные издания с запахом типографской краски станут доступны только «элитарному» читателю, поскольку будут баснословно дорогими: деревья на бумагу к тому времени станут вырубать всё меньше, заботясь об экологии.

Следующего гостя рубрики я попросила бы рассказать, как стать успешным человеком.

Фото Сергея Рогозина

24.10.2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта