Ископаемая история
Новости

Ископаемая история

Кому нужны археологические исследования

Камско-Вятская археологическая экспедиция (КВАЭ) существует почти полвека. Свой юбилей она отметит в 2022 году. А нынешний полевой сезон у неё 47-й. В преддверии юбилея представители экспедиции, сотрудники Института истории и социологии Удмуртского госуниверситета, рассказали о находках, сделанных в ходе полевого сезона 2019 года, и о сегодняшнем дне удмуртской археологии.

Ребята, я в поле хочу…

Этот рефрен известной песни знает любой человек, соприкоснувшийся с археологическими исследованиями. Будь то учёный, студент-историк или волонтёр. По вечерам у костра эту и многие другие песни под гитару поют участники экспедиции после трудового дня. Гитара и лопата, нож и щётка – неотъемлемые атрибуты археологической экспедиции. Археология неизменно овеяна некой романтикой. Однако это ещё и труд, и рутина. Разведки и раскопки, находки и неудачи – это тоже археология.

Примечательно, что как бы ни развивалась наука, не продвигалась вперёд техника, лопата для археолога останется основным инструментом исследований. В этом консерватизм данной профессии.

Александр Макаров, проректор УдГУ по экономическому и стратегическому развитию, утверждает,  что как бы много ни говорили сегодня о цифровизации, влиянии информационных технологий на рынок труда, об отмирании ряда профессий, вероятность оснащения профессии археолога искусственным интеллектом, роботами – одна из самых наименьших и это считается практически невероятным.

Однако в археологических исследованиях нередко, особенно в последнее время, используются знания других наук. Междисциплинарный подход всё чаще используется в работе археологических экспедиций. В раскопках принимают участие геофизики, географы, этнографы, дополняя, уточняя данные археологии.

– Конечно, те результаты, которые получают археологи, имеют значение для исторической науки, потому что они дают нам возможность создания картины мира прошлого, основанной на достоверных фактах, – говорит Ольга Мельникова, заведующая кафедрой истории Удмуртии, археологии и этнологии Удмуртского госуниверситета.

Особое значение археология имеет для изучения дописьменной истории. Однако её данные нередко успешно дополняют и письменные источники, давая представление о повседневности жизни древних людей, вещах, которые их окружали. Конечно, заставить «говорить» эти артефакты могут только специалисты высокого уровня.

Одной из главных задач археологии, помимо изучения памятников, является и их сохранение. И в этом смысле музеефицированные археологические находки могут привлечь достаточно большое количество туристов и в соответствии с этим ещё и заставить работать и другие отрасли экономики. Следовательно, сегодня объекты историко-культурного наследия могут определённым образом монетизироваться.

– Это блестяще доказывают наши казанские коллеги с совершенно потрясающими музеями-заповедниками, которые созданы на территории Татарстана, – считает Ольга Мельникова.

Археоспасатели

В последнее время федеральное законодательство дало археологам большие полномочия в проведении историко-культурной экспертизы. Помимо плановых научных исследований памятников, археологи проводят и обследование земельных участков для определения наличия или отсутствия объектов культурного наследия, определения их границ. При возникновении опасности утери памятника в результате хозяйственной деятельности человека проводятся спасательные археологические работы.

– В этом году были заключены договоры на обследование 32 земельных участков, – рассказывает Светлана Перевозчикова, научный сотрудник Института истории и культуры народов Приуралья УдГУ. – Это на территории Шаркана, Хохряков, Ижевска. Второй год подряд мы входим в региональную программу постройки садиков. Кроме того, обследуем участки под строительство жилых комплексов. Исследования проводятся и в других регионах России.  В этом году проводили работы в Пермском крае. Это около 26 земельных участков, обследованных в рамках работы с нефтяной компанией «ЛУКОЙЛ».

В последние два года археологи УдГУ плотно сотрудничают с Агентством по государственной охране объектов культурного наследия Удмуртии. В прошлом году по договору с Агентством было обследовано городище Кладовая Веретья III-V веков в городе Сарапуле. В этом году проводятся работы по определению границы ещё одного сарапульского городища III-V веков Чупиха. Проведённые работы позволят внести два объекта – два городища в Единый государственный реестр объектов культурного наследия.

К сожалению, ввиду плотной городской и сельской застройки мы не всегда можем сохранить памятники археологии. В этих случаях необходимо разрабатывать необходимую документацию по обеспечению сохранности объектов культурного наследия, где прописаны все действия, как археологов, так и строителей на каждом этапе – как при рытье котлованов, так и при возведении коммуникаций, даже при  благоустройстве.

Такие методические рекомендации были разработаны в отношении Большеволковского могильника (Вужшай) в Вавожском районе, где планируется строительство новой школы.  Также в отношении Шарканского могильника, где ведётся строительство лыжного центра имени Максима Вылегжанина. Ну и, конечно, документация по обеспечению сохранности поселения «Ижевский завод» в Ижевске. В соответствии с этими документами проводились спасательные археологические работы.

Где взять деньги на науку?

Если на спасательные работы и обследование земельных участков, предназначенных для хозяйственного освоения, деньги всё же находятся, то на науку денег не даёт никто. Поэтому, для того чтобы удовлетворить свои научные интересы, учёные археологи используют предусмотренные учебным планом практики студентов. Правда, за последние годы сроки практики существенно сократились с месяца до двух недель. Именно в течение этого срока можно использовать труд студентов. А принимая во внимание большую зависимость проведения археологических работ от погодных условий можно говорить о серьёзных рисках.

– Конечно же, это очень болезненный для нас вопрос, – говорит Ольга Мельникова, – но университет работает по Федеральному государственному образовательному стандарту. Именно он определяет то, чему учить, как учить и кто должен обучать студентов. Он же определяет и сроки практик. В советскую эпоху у нас была специализация, на которую мы могли набирать студентов. Сейчас её нет. У нас существует программа магистратуры по археологии, но в последние два года набор по этой программе мы не ведём. Кроме того, сокращение бюджетных мест не даёт нам в полной мере повторить те масштабы исследований, которые были в 80-е годы. И мы должны уплотняться даже с точки зрения кадрового потенциала.

– Вообще у нас возникает парадоксальная ситуация, – говорит Светлана Перевозчикова. – С меняющимся законодательством потребность в археологических кадрах растёт. Очень велика потребность в спасательных археологических работах. Нынче ни один земельный участок, отводимый под хозяйственное освоение, не должен оставаться вне сферы историко-культурной экспертизы. И выполнять такие работы может только археолог, имеющий на это специальное разрешение, так называемый Открытый лист. Для подготовки археолога необходимо время. В течение двух недель, на которые мы выезжаем на практику, это сделать невозможно.

По словам Ольги Мельниковой, археологи сегодня с надеждой ждут новый образовательный стандарт по истории. Однако и сейчас археологи пытаются найти выход для развития своей науки.

– Сейчас стандарты предполагают и возможность совместных образовательных программ, – поясняет Ольга Михайловна. – И мы уже вели такие переговоры о возможности совместных программ с Казанским федеральным университетом и  МГУ. В общем, мы стараемся держать руку на пульсе.

Прямая речь

Алексей Загребин, научный руководитель Удмуртского института истории, языка и литературы Уральского отделения Российской академии наук (УрО РАН), профессор РАН, заслуженный деятель науки Удмуртской Республики, депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

– Конечно, той материальной, а самое главное моральной поддержки археологической науки, которая была в 80-90 годы, сейчас нет. И это большая проблема.
Решить её можно двумя путями. Во-первых, это вхождение в серьёзные большие федеральные грантовые программы. Кроме того, археология в том числе живёт и за счёт прикладных исследований. Это заказы от нефтяников, это заказы от магистральных газопроводов, строителей. Нужно отказаться от старого мышления ожиданий, что кто-то придёт и что-то даст. Надо искать самому. Естественно, необходимо понимание региональных властей того, что археология  – это основа всей нашей исторической науки. Без археологии мы никуда не двинемся. Поддержка со стороны региональных властей, в том числе и финансовая,  должна быть, на мой взгляд, гораздо более существенной.
Нужно говорить о муниципальных и региональных заданиях. Но для этого необходима стратегия развития исторической науки в масштабах региона.

Фото: pixabay.com

21.10.2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта