Григорий Старков – первый царский кафтанщик
Общество

Григорий Старков – первый царский кафтанщик

К 200-летию установления знаменитой ижевской награды

Самых искусных мастеровых в городе на Иже награждали царскими кафтанами. Сегодня удалось установить более шестисот имён кафтанщиков. Каким человеком был первый награждённый? История сохранила некоторые сведения о нём.

Их было 602

Уникальным брендом города оружейников на Иже не так давно стал образ самых искусных мастеровых, награждавшихся от имени царя «мастеровым кафтаном с золотым галуном». Впервые доброжелательно этот исторический феномен был описан в местной прессе, привыкшей прежде только разоблачать всех этих мелкобуржуазных «царских прихвостней», только в апреле 1984 года.

С тех пор мне удалось выявить уже 602 таких героев труда. У них 412 типичных ижевских фамилий. Это братья, а порой даже целые поколения кафтанщиков: отец – сын – внук. Ижевская семья, помимо всего прочего, выполняла функции хранительницы профессиональных навыков и секретов. Поэтому и награды доставались одинаковые.

Почётными кафтанами, изредка в общем-то, награждали и мастеровых Воткинского завода, относившегося к Горному ведомству. Однако статус и дизайн их наградной одежды совершенно другие. Во-первых, кафтаны для воткинцев никогда не утверждались царём. Во-вторых, ижевские кафтаны побогаче, да ещё и с цилиндром впридачу, придававшим ижевским мастеровым облик каких-нибудь лондонских денди.

Если же говорить о Туле и Сестрорецке, то оружейников-кафтанщиков там почему-то насчитывались лишь единицы. А у нас, выходит, их наберётся на несколько рот!

Трудно сказать, кто именно стал инициатором заведения такой награды для всех российских оружейников. Какую-то роль мог сыграть поначалу бывший попович, оберберггауптман Андрей Фёдорович Дерябин, всегда заботившийся о поощрении простого заводского люда. При нём, например, были заведены золотые нашивки на рукавах форменной одежды ряда категорий оружейников. Это далёкий прообраз будущего наградного кафтана.

Первый медалист – механик из народа

Григорий Никифорович Старков родился в семье ижевского мастерового в 1770 году. В службу на заводе «комплектным работником» вступил 18 декабря 1790 года. Через семь лет он уже «механический ученик», затем подмастерье «механического дела», а в 1804 году «меховой уставщик», то есть ответственный за действие кузнечных мехов.

С 18 декабря 1812 года Старков в должности «мастера при построении машин». Во время Отечественной войны и заграничных походов русской армии он отличился в установке четырёх точильных машин и поэтому самым первым из всех ижевских мастеровых был награждён в 1816 году серебряной медалью «За усердие» на Аннинской ленте. Эту медаль диаметром пять сантиметров Александр I учредил в декабре 1801 года специально для награждения, говоря современным языком, передовиков военно-промышленного комплекса. Поэтому-то царь и изображён там в мундире Преображенского полка. Аналогичная медаль, но золотая, вручалась дворянам и иностранцам.

Один ижевский иноземец, Ульрих Рот, тогда же занимался в Ижевске устройством сверлильной машины. Другой, немец Фридрих Плате, прославится позже изобретением машины для одновременного шустования нескольких стволов. Всё это не могло бы осуществиться без практического содействия неграмотного, но хитроумного «машинного мастера» Григория Старкова.

Лет десять затем он будет ещё и заведовать «пильной мельницей» на берегу Ижа, устроенной по голландскому образцу – с коленчатым валом. Всё сословие мастеровых распиливало здесь казённый лес для своих тесовых крыш и других казённых и семейных надобностей.

Первый-первый кафтанщик, что «лицом чист»

Изучив совокупность многих архивных документов, считаю, что первого медалиста по праву следует назвать ещё и самым первым ижевским кафтанщиком. Осенью 1819 года с таким ходатайством обратился в Военное министерство инспектор завода полковник Ермолай Грен. Последовала резолюция великого князя Михаила Павловича, а 16 декабря состоялось утверждение награды Александром I.

Справедливости ради замечу, что одновременно кафтан был дарован ещё и старшему кричному мастеру Андрею Григорьевичу Светлолобову. Он моложе Старкова на восемь лет, никаких медалей не получал и, что греха таить, не был безупречен. В молодости «украл три штуки холста у новокрещена деревни Нижний Сюльтем» и был за это «отдан в работу в Сарапул у частных людей в пользу работного дома». Но последующие заслуги всё перевесили. Государю о прегрешении Светлолобова не доложили.

Дизайн первых кафтанов тогда ещё не был унифицирован. Это произойдёт только в 1852 году. Поэтому пока что рисунок полос из золотого галуна на груди («разговоров»), их ритм и узор вышивки на обшлагах оказались весьма вольными. Здесь появится и особая символика, что требует отдельного разговора. Кстати, придворный парадный костюм премьер-министра Столыпина окажется чрезвычайно похожим на классический ижевский кафтан. Только «разговоров» у Петра Аркадьевича будет вдвое больше да сукно побогаче.

Фотографий Григория Старкова нет и не могло быть. Данная техника только-только зарождалась в конце его жизни. Но известно описание, сделанное на случай побега этой «казённой души»: «Лицом чист, глаза серые, волосы светлорусые».

Первый паломник к дальним святыням

В 1830 году мастеровой-механик вышел в отставку и стал именоваться «поселянином Ижевского оружейного завода». Он оказался отныне человеком полусвободным, но зато с очень приличной пенсией 68 рублей серебром в год.

Старков – из обычной русской православной семьи, богобоязненной и трезвой. Не случайно же, что он стал наиболее щедрым (разумеется, после самого императора) жертвователем на возведение Александро-Невского собора. Только за 1819 и 1820 годы Григорий Никифорович предоставил для этого 150 рублей. Большинство мастеровых жертвовали по пятёрке в год, а многие и вообще ничего. 5 октября 1824 года Старков по праву стоял в первых рядах тех, кто встречал императора у входа в ижевский собор.

20 февраля 1837 года Г.Н. Старков с разрешения Правления завода отправился на богомолье в Киев. Похоже, что именно он наш первый простолюдин, который забрался так далеко исключительно с духовными, познавательными целями, а не по заводской командировке в какой-нибудь дальний арсенал или по семейной надобности.

Через три года, в марте, кафтанщик решил снова стать паломником, как он пишет, «для поклонения святым мощам в Архангельской, Санкт-Петербургской и Киевской губерниях». На сей раз Старков уже не один. С ним отбыло двое «уволенных заводских поселян». Это некто Чегадаев (популярная ижевская фамилия) и второй, фамилию которого я так и не разобрал в уведомлении заводскому Правлению от полиции. Первого, возможно, зовут Василий Терентьевич. Его сын в 1857 году станет кафтанщиком, а через одиннадцать лет – почётным гражданином.

Третье ижевское дальнее паломничество состоится в 1845 году уже без Старкова… Григорий Никифорович скончался 9 декабря 1841 года. Исповедовал и причащал его Ипполит Лятушевич, сын первого ижевского протоиерея. Вдове мастерового Василисе Военное министерство за особые заслуги мужа определит пенсию в половину пенсии кафтанщика. Это 34 рубля серебром в год.

Исчезнувшая улица героя труда

Единственный сын нашего первого кафтанщика ещё в 1815 году поступил на завод в чертёжную при архитекторе, став позже унтер-офицером. Он умрёт около 1855 года, оставив 16-летнего сына Льва и двух дочерей – Александру и Авдотью. Какие-то наследники Старкова откроют в 1874 году самый первый счёт в самом первом банке Ижевска (700 рублей). Здание этого банка сохранилось на улице Бородина.

Многие из вас, особенно люди моего поколения, уже могли догадаться, на какой улице жили Старковы. Да, это уже исчезнувшая Старковая улица, одна из древнейших в Зареке. Но такое название, известное с 1830-х годов, родилось в народе всё же не вполне в честь первого кафтанщика, а просто по чем-то примечательному дому Старковых. Вернее всего, он был угловым, у самой заводской территории.

Всего же на Старковой улице в разные годы позапрошлого века, по моим подсчётам, обитало 26 кафтанщиков. На параллельной, уцелевшей Голубевой улице, идущей вдоль Ижа, проживало 22 кафтанщика. За каждым из этих героев своя уникальная история.

Евгений Шумилов, доктор исторических наук, профессор УдГУ

20.09.2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта