Андрей Лоскутов: «Нужно из каждого дня делать праздник»
Интервью

Андрей Лоскутов: «Нужно из каждого дня делать праздник»

Журналист и российский писатель рассказал, почему не решился бы на дуэль, вокруг чего вращается Россия и почему разным людям важно играть в одни и те же игры.

Чаще всего имя Андрея Лоскутова связывают с Российским сигарным союзом, президентом которого он является. И не случайно: с этим связана большая часть его жизни. Однако вместе с тем немалую долю в ней занимают другие сферы. Андрей Лоскутов – спичрайтер, журналист и писатель. Ведущий проекта «Кофемолка» Энвиль Касимов раскрыл другие грани его личности. За чашкой кофе вместе с кандидатом филологических наук они порассуждали, что больше всего удивило бы Пушкина в современном мире, почему Москва – это мировой город и что же всё-таки верно: Кама впадает в Волгу или наоборот?

Энвиль Касимов: Кофе утром пьёте?

Андрей Лоскутов: Если нужно для программы – пью ,а вообще пью чай. Чай для меня –это ритуал прежде всего. У меня есть такое место на кухне, где стоят шесть маленьких баночек с чаем. У меня каждое утро – отдельная баночка. Они идут по порядку. А седьмая баночка стоит в другом месте кухни.

Э.К.: Чтобы было лучше дойти?

А.Л.: Да. Это баночка для воскресенья. И для воскресного дня есть специальный чай –это Дарджилинг. Когда я завариваю чай, я накрываю чайник салфеточкой. Для обычных дней у меня одна салфетка, а для воскресенья совершенно другая.

Э.К.: То есть вы – человек-ритуал?

А.Л.: Надо себе делать в жизни праздник. Причём стараться это делать всегда: общаясь с людьми, просыпаясь утром… Делать из каждого дня праздник. Тогда будет жить интересно.

Города судьбы

Э.К.: Вы родились в Волгограде. Для нашего поколения это город большого подвига. Как в вашей жизни участвовал Волгоград, и как присутствовала война?

А.Л.: Начиная с того, что в детстве мы раскапывали патроны, гранаты, мины: всё, что было диким страхом моих родителей и вообще всех родителей в Волгограде. И заканчивая, наверное, осознанием профессиональным. Я окончил факультет журналистики МГУ. Однажды в Волгоград приехала группа из Великобритании снимать фильм о Сталинградской битве. Они хотели найти какой-то свой «доворот», которого не было ни у кого. Они прочли где-то, что наши солдаты добирались до своих позиций через канализационные стоки. И англичане решили пройти тем же самым путём. Они заказали себе какие-то скафандры… И вот уже подготовленные, с камерами, спускаются в канализационные проходы, начинают снимать, и у них запотевают скафандры – они не видят ничего… А дальше они сделали потрясающую вещь! Надо отметить, что они страшно боялись всех грызунов и микробов. Но, осознавая, что дальше съёмки фильма просто невозможны, снимают свои костюмы. Они раздеваются и начинают работать в ужасных условиях практически только в сапогах. Для меня это было потрясающим открытием профессии. Тогда я понял, что независимо ни от каких факторов профессионал-журналист должен сделать своё дело – с риском для жизни, как угодно, но сделать. Это тоже как-то связанно с войной.

Э.К.: А какой была Москва в вашей молодости?

А.Л.: Практически отсутствовала.

Э.К.: Почему?

А.Л.: Я жил в Волгограде и через Москву проезжал лишь изредка к бабушкам, дедушкам. Этот город не вызывал у меня никакой теплоты. Он возник потом в судьбе. И, собственно, сейчас для меня – это первый город мира. Немцы говорят: «Есть город, есть штат и есть Бельт штат», что означает мировой город. Я считаю Москву таким мировым городом. Недавно мой приятель, который живёт в Торонто (Канада) и когда-то был в России, звонит мне и говорит: «Ты представляешь, Андрей, я смотрю новогоднюю трансляцию BBC, и показывают Таймс-сквер в Нью-Йорке, Гранд-Плас в Брюсселе, включают разные столицы мира и вдруг на экране Красная площадь – это такая громадина, такой пафос, так красиво!». В этот момент он тоже понял, что Москва – это мировой город.

Связующее звено

Э.К.: В какие игры вы играли в детстве?

А.Л.: Казаки-разбойники, вышибалы…

Э.К.: В чижики?

А.Л.: Это что-то подобно лапте? Да, конечно! Знаете, очень важно, что люди играют в одни игры, читают одни и те же книги.

Э.К.: В какой стране?

А.Л.: Даже в разных странах. Вот, например, я приехал к своим коллегам в Бакинский сигарный клуб. Собрались там совершенно разные люди разных государств, разных культур. И вдруг я спросил: что это? Мне отвечают: памятник двадцати шести бакинским комиссарам. Я начал произносить строчку (из баллады Сергея Есенина – Прим. ред.): «Их было…». И внезапно меня подхватывают: «…двадцать шесть». Тогда сразу возникает искра! В этот момент мы оба понимаем, что мы очень близки. Всё это – одни книги, одни игры. Это очень важно.

Пушкин и XXI век

Э.К.: Вдруг у вас появилась возможность пообщаться с Александром Сергеевичем Пушкиным. О чём бы вы с ним поговорили?

А.Л.: Дело в том, что у меня и кандидатская, и докторская диссертации были по Пушкину. Я иногда представлял себе, что встречаюсь с Александром Сергеевичем…

Э.К.: Вы бы выпили с ним шампанского?

А.Л.: Или вызвал бы его на дуэль.

Э.К.: Почему?

А.Л.: Вот как ни странно, с человеческой точки зрения у Александра Сергеевича был паршивый характер. У него было 19 дуэлей. А это значит, примерно одна дуэль в девять-десять месяцев. Представляете, какой это был человек? Тот Пушкин сегодняшнего меня или кого угодно может просто запросто обидеть, а это дуэль. Не знаю, смог ли я бы с ним поговорить…

Э.К.: Вы бы сначала с ним поговорили, а потом стрелялись. Но надеюсь, вы бы промахнулись.

А.Л.: Я не уверен, кстати, смог ли бы я с ним стреляться. Представляете себе, между нами было бы всего 10 шагов. Ещё и вытянутые руки: моя и Александра Сергеевича. Это расстрел в упор. Представить себе, что современный человек даже с тем пистолетом Лепажа встанет на таком расстоянии… Думаю, что испугается. Я бы, наверное, сказал: «Александр Сергеевич, сдаюсь!»

Э.К.: Пушкин современный поэт?

А.Л.: Абсолютно.

Э.К.: Какие признаки современности?

А.Л.: В литературоведении есть такая градация: о тех, кто ушёл, пишут литературоведы, а о тех, кто есть, пишут критики.

Э.К.: Для нас, если мы о нём помним, значит, он не ушёл. Я про художников скажу. Для меня, например, Леонардо да Винчи – современный художник.

А.Л.: Значит, мы с вами критики. Не литературоведы и не искусствоведы. Мы пытаемся критиковать Леонардо да Винчи и Александра Сергеевича Пушкина.

Э.К.: А что бы удивило Пушкина в наше время?

А.Л.: Ну, конечно же, прежде всего, вне всякого сомнения, его бы удивили девушки. Если он говорил, что достаточно увидеть пятку, а остальное дорисует воображение, то представляете, что было бы сегодня…

Э.К.: Интересно, он бы смог освоить современные коммуникационные системы: интернет, инстаграм, твиттер?

А.Л.: Во-первых, он был достаточно молодым человеком. В тридцать-тридцать пять лет освоить –это без проблем. Если у нас сегодня бабушки и дедушки это осваивают, то, наверное, и Пушкин смог бы.

Э.К.: Он был бы видным блогером…

А.Л.: И читал бы стихи, как Владимир Вишневский: выходит на сцену, берёт телефон и читает. Я говорю: Володя, ты чьи стихи читаешь из интернета? А он обиделся. Хотя, это была шутка. Он читает, конечно же, свои стихи.

Извечный спор

Э.К.: Вы в курсе, что река Кама берёт начало в Удмуртии?

А.Л.: Да.

Э.К.: Если вы хотите, чтобы вас полюбили в Удмуртии, вы должны правильно ответить на мой вопрос: Кама в Волгу или Волга в Каму?

А.Л.: Я рискую оказаться персоной нон грата в замечательной республике Удмуртии. Но всё-таки Волга впадает в Каспийское море.

Э.К.: Но до этого она впадает в Каму…

А.Л.: Это, к сожалению, исторический факт. Правда, географический и научные факты совершенно другие. Они говорят о том, что Кама более полноводная река. И если рассматривать какие-то третичные отложения и всё прочее: Волги не существовало тогда, когда была Кама. И много других фактов, которые говорят о том, что Кама – это река, которая впадает в Каспийское море. Но, к сожалению, наши предки решили по-другому.

Э.К.: Нам достаточно фразы «Волга впадает в Каму» (смеётся).

А.Л.: В таком случае, если мы переместимся в какой-то другой российский регион… Например, на Урале в школах говорят, что Чусовая впадает в Каспийское море. Прямо начинают с этого географический урок и доказывают, что Чусовая более полноводная река, чем Кама, Волга и так далее.

Э.К.: А Волга для вас что?

А.Л.: Волга практически меридионально идёт с севера на юг. Волга – это ось, вокруг которой вращается Россия. И, собственно, Россия началась не тогда, когда было Московское княжество, окружённое вечными болотами. Именно когда Россия вышла за Волгу – в этот момент мы начали превращаться в державу.

Несостоявшийся певец

Э.К.: Помимо всего прочего вы – эксперт по Гёте. Представим, что Мефистофель приходит к вам и беседует. О чём бы вы с ним поговорили?

А.Л.: Я думал о том, что возможен какой-то контакт с чёртом – с таким классическим, каким он описан в литературе. Приходит чёрт и говорит: «Мне нужна твоя бессмертная душа, а ты получаешь в обмен то, что захочешь». И так я фантазировал, пока не встретил чей-то рассказ. Там был современный сюжет. В нём человек предлагает чёрту встретиться, а тот ему отвечает: «Слушай, ну я дико занят сейчас. Твоя бессмертная душа нам не нужна – это уже средние века». Человек ему говорит: «А что же изменилось?». На что ему чёрт отвечает: «Теперь такое огромное количество людей предлагают нам свою бессмертную душу, что мы просто сидим и выбираем». Так что ситуация изменилась: слишком много желающих продать свою душу.

Э.К.: С чего для вас начинается Родина?

А.Л.: «С картинки в твоём…» У меня с этой песней связана одна история. В раннем детстве я думал, что буду великим фотографом или великим танцором. В детстве мы всегда думаем, что мы будем кем-то великим. В какой-то период я думал, что буду великим певцом. И мне дико нравилась песня «С чего начинается Родина». Мы были на втором этаже двухэтажного восьмиквартирного дома. На первом этаже жила семья из Украины. И однажды, возомнив себя певцом, я уже восьмой-девятый раз пропеваю эту песню, наслаждаюсь своим исполнением. А слуха у меня не было никакого (это потом выяснилось). И вдруг с первого этажа я слышу совершенно небесный голос. У этих украинцев было два сына, которые имели идеальный слух. Один из них, устав слушать моё исполнение, запел эту же песню. И он пел так красиво, как будто это был какой-то ангел. И я понял, что в карьере великого певца поставлена точка.

ФАКТЫ

  • Андрей Лоскутов – журналист, кандидат филологических наук, президент Российского сигарного союза.
  • Родился 27 июня 1958 года в Волгограде.
  • Выпускник журфака МГУ.
  • В 1989 году основал информационное агентство «ИМА-пресс».
  • В 2007 году основал Московский сигарный клуб, а затем Российский сигарный союз.
  • Автор книг «Зино Давидофф», «Табачная утопия: курение в анекдотах», «Табак как песня».
  • Женат, трое детей.
30.08.2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта