Кордон, служба, семья
Общество

Кордон, служба, семья

В посёлке Азино много лет живёт и работает династия Талановых.

Немало учреждений Федеральной службы исполнения наказаний РФ находятся в небольших посёлках. Прежде их можно было называть градообразующими предприятиями, потому что в исправительно-трудовых учреждениях было промышленное производство. В посёлке Азино рядом с колонией много лет живёт и работает династия Талановых.

Инициатором этой династии является Вера Прокопьевна Таланова. Она родилась в деревне Красная Горка вблизи Киби-Жикьи в Увинском районе. Сейчас той деревни уже нет. Позднее Вере Прокопьевне довелось жить на кордоне в Мултанском лесопункте, пока лесозаготовители не вырубили отведённый лес и сменили свою дислокацию. Успела она поработать бухгалтером в детдоме, затем в лесничестве и довольно случайно, как она говорит, оказалась в Азино. Это было в 1957 году. «Одно из моих первых впечатлений – как здесь люди живут без реки? Я же привыкла к реке Уве, по которой лес сплавляли». Другими специальностями Вера Прокопьевна не владела, поэтому и в колонию строгого режима устроилась бухгалтером. Само собой, что работали тогда по старинке со счётами и арифмометром. Компьютеров она не застала и даже без калькуляторов обходилась. Причём надо понимать, что о каких-либо задержках зарплаты в те годы никто и думать не думал. Все вовремя справлялись. Вера Прокопьевна спокойно доработала до пенсии.  «Два месяца проработала после достижения пенсионного возраста – дольше не позволялось по тем законам. И с тех пор хорошо живу на пенсии», –говорит ветеран. Действительно, рядом с ней живут семьи детей, пять внуков, семь правнуков. Семьи проживают в отдельных квартирах или домах, но вблизи друг друга.

Глава семьи

В августе исполнилось 60 лет, как в Азино с кордона был перевезён и сын Валентин. Он продолжал жить на кордоне с бабушкой. Валентин и сейчас опустевшее место в лесной стороне считает родным. «С самых ранних лет рыбу ловил, грибы-ягоды собирал. Многому бабушка научила. Например, ни разу не заблудились в чаще. И позже мне компас был не нужен, чтобы уверенно себя чувствовать. В лесу мы тогда клещей не боялись. На это родное место я обязательно стараюсь приехать. Вот и завтра собрались с другом поехать на «уазике». Лес там поднялся, а речка стала совсем маленькой. Побываешь на Родине – душевных сил прибавляется, получаешь заряд бодрости», – говорит Валентин Таланов

– С пятого класса стал ходить в лес вместе с охотниками. Сперва только с рюкзаком. Ружьё в руки не давали. А когда сам стал охотником, то привычно было 40 километров пройти или, если по снегу, то 25 километров на охотничьих лыжах. На спортивных лыжах я только зачёты в погранвойсках сдавал. Умел я и с собаками обходиться. На призывной комиссии в военкомате так и сказал, что я охотник и собаковод, – продолжает Валентин.

– Расскажите, как проходила ваша пограничная служба?

– В Даурии на границе в 1969–1971 годах было тревожно. Мы же знали о событиях на острове Даманский. У нас в 20 километрах от города Забайкальска ничего подобного не происходило, но при мне был задержан нарушитель границы – китаец. Он сказал, что перепутал дорогу. Его быстро отправили на разбирательство. На заставу я попал не сразу. Сначала окончил учебку, потом меня оставили сержантом в ней.

Мы листаем «дембельский» альбом. Без подписей. Однако Таланов очень уверенно называет не только сослуживцев, но и клички служебных собак. В сержантской школе обучали проводников служебных собак, так что четвероногих там было 450 в учебном отряде.

– Конечно, пограничное братство не забывается. Когда на ногах был, то собирал наших погранцов, ездили в лес, обязательно варили ведро ухи. Всегда есть, что вспомнить. Не только военное. Такого чуда я больше не видел и никогда не увижу – там рыба идёт по реке на нерест так, что тебя выталкивает из воды. Небо ночью почти всегда чистое, звёзды яркие-яркие и, казалось, небо ближе к тебе. Но опять же степь голая – ни конца ни края. Китайский город в Маньчжурии виделся серым и тёмным. Снег только немножко землю прикроет зимой. Так что желания остаться там не было, и в декабре 1971 года уволился в запас.

– То есть вы вернулись на «Ижмаш»?

– Да, я после 10-го класса устроился учеником токаря в ремонтном цехе. Рядом Николай Михайлович Корляков работал на дореволюционном станке, но меня учил на более современном станке, он назывался «Удмурт». Я ездил из Азино – в пять часов утра вставал, садился на рабочий поезд и  с 7.30 начиналась смена. И вечером к поезду спешил. Наверное, это способствовало дисциплине, не отвлекался, работал сдельно, поэтому 18-летним я успел попасть на Доску почёта в цехе. И после армии вернулся токарем третьего разряда, стал работать на двух станках – на прежнем «Удмурте» и на новом К-62. Год проработал, надоело ездить туда-сюда. Стал устраиваться здесь в Азино в войсковую часть. Сразу заключил контракт на пять лет и был направлен в школу прапорщиков. Мне нравилось работать с людьми. В тот период это был ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий). Молодые, наверное, не все знают, что в таких учреждениях содержались осуждённые за пьянку и алкоголизм, совершившие бытовые преступления. Служба шла, я замечал, что младшие друзья становились офицерами. Решил и я учиться дальше. После окончания контракта перешёл в исправительно-трудовое учреждение начальником отряда. Тогда стал младшим лейтенантом, а затем дослужился до капитана. С 1983 года был дежурным помощником начальника колонии, а на пенсию ушёл в 1993 году. «Больше половины арестантов я знал по фамилиям, с большинством из них нужно было держать ухо востро. Такая уж служба», – подводит итог Валентин Таланов. И добавляет: «Сейчас у меня на инвалидности одни занятия: охотничий журнал, газеты, кроссворды, биатлон по телевизору, а главное – внуки в гостях».

Мама и дочери

Послеармейский год на «Ижмаше» позволил произойти счастливому случаю и сформировать семью Талановых. На свадьбе знакомого заводчанина Валентин встретился с девушкой Галиной, которая училась в Свердловском монтажном техникуме и была на практике в Ижевске. Кстати, в этом августе исполнилось 45 лет совместной жизни этой пары. Галина многие годы проработала в техотделе, инженером в отделе труда и заработной платы. В своё время азинские диваны и другая продукция относились к дефицитным товарам. Колония работала под стать промышленным предприятиям.по выпуску продукции.  С тех пор учреждение сменило четыре названия, а семья Талановых сохранила постоянство на службе. Главными семейными праздниками стали дни рождения Валентина и Галины.

На снимке нет старшей дочери Светланы. Она в этот момент была в отпуске в Сочи. В 1997 году Светлана окончила вуз, стала экономистом-бухгалтером. В сельхозпредприятия на работу её не брали из-за недостатка опыта. Тогда Светлана пошла по пути бабушки. Тоже стала бухгалтером в колонии. У неё сыграло роль хорошее знание компьютера. Но и офицером в папу тоже стала – полтора года носила погоны старшего лейтенанта (на некоторое время бухгалтерские работники становились аттестованными служащими).

Младшая дочь Ирина после Ижевской сельхозакадемии стала инженером по переработке сельхозпродукции. Сложности по трудоустройству превозмогли с помощью знакомого егеря: удалось устроиться на Увинский молочный комбинат. Там работа была построена так, что, будучи мастером, ей приходилось с 7 часов утра находиться в цеху чуть не до следующего утра. Родители всё же стали настаивать на том, чтобы дочь вернулась домой. Так Ирина тоже устроилась в колонию. Теперь она майор, занимает должность старшего специалиста группы социальной защиты осуждённых. Эта группа помогает оформлять пенсии,  социальные пособия. Те, кто по 10-20 лет находился в заключении, во многом отстали от темпов сегодняшней жизни, потеряли социальные связи. Устроиться на работу будет сложно, к этому освобождённым нужно быть готовыми. Сейчас в колонии организована школа подготовки к освобождению – за полгода до наступления срока. Налажено взаимодействие с Центром занятости населения Завьяловского района, с управлением социальной защиты населения. Это позволяет устроить человека в социальную гостиницу, оформить временную регистрацию. Кроме того, в колонии можно получить профессию, доучиться в вечерней школе. В полезности этого осуждённого требуется убедить. Ирине это удаётся. В её послужном списке есть третье призовое место в конкурсе профессионального мастерства в управлении ФСИН по Удмуртской Республике. Ирина сейчас носит фамилию Орлова и таким образом принадлежит ещё и к династии Орловых. Но это уже другая история.

–Служи, Ирина, меня ты уже переслужила и других опережай! – напутствует её отец и с улыбкой, и всерьёз.

Память не отпускает

Когда мы подошли ко входу на территорию колонии, то первым делом обратили внимание на мемориальную доску. Подпись под портретом гласила: Пыхтеев Николай Иванович погиб в 1987 году. Этот трагический случай очень памятен Валентину Таланову. Арестанты после рабочей смены прошли мимо него на расстоянии вытянутой руки. Он находился в том же помещении для обыска, когда острым металлическим обломком был ранен коллега. Пыхтеев подумал, что сбился со счёта, и подошёл к осуждённым, чтобы ещё раз их пересчитать. А в ответ получил удары, в итоге ставшие смертельными. Виновника удалось быстро обезоружить и скрутить. Раненого Пыхтеева на маневровом локомотиве, оказавшемся на станции, транспортировали и сравнительно быстро доставили в больницу, но спасти жизнь хирурги не смогли.

Стаж Талановых в Азино: 25 лет – бабушка Вера, 20 лет – папа Валентин, 36 лет – мама Галина, 21 год – дочь Светлана, 16 лет – дочь Ирина. Итого 118 лет, но династия продолжается.

Династия служащих. Общий стаж – 118

26.08.2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта