Интервью, Люди, Общество

Дмитрий Сурнин: «Без компромиссов и обмана»

Министр строительства, ЖКХ и энергетики Удмуртии Дмитрий Сурнин рассказал о том, почему его интересуют конфликты и для чего он даже главе региона задаёт неудобные вопросы.

Дмитрий Сурнин заслужил репутацию человека «въедливого», принципиального и жёсткого. Но, возможно, именно эти качества в сочетании с профессионализмом привели специалиста Воткинского завода сначала в Городскую думу Ижевска, а затем – в кресло министра строительства, ЖКХ и энергетики Удмуртской Республики.

Энвиль Касимов: Кофе пьёте?

Дмитрий Сурнин: Только по утрам. Как минимум одну чашку. По понедельникам бывает, что и две: после выходных нужно сконцентрироваться, настроиться на работу.

Взрослая дочь молодого мужчины

Э.К.: Сколько вам было лет, когда вы женились?

Д.С.: Двадцать. А в 24 года у меня появилась дочка. Сейчас ей 19. Сыну скоро будет 12.

Э.К.: Часто их видите?

Д.С.: Да, я стараюсь выходные проводить в семье.

Э.К.: Где вы познакомились с женой?

Д.С.: В Воткинске, пересекались на одних и тех же мероприятиях. Я был неформалистым, она была неформалистой – нам было по 19 лет, приглянулись друг другу.

Э.К.: Ваша жена работает?

Д.С.: Да, на Воткинском заводе. Уже около 25 лет.

Э.К.: Вы такие цифры называете, в которые невозможно поверить. Для меня Сурнин – молодой человек.

Д.С.: Для меня тоже!

Сопричастность чему-то большему

Э.К.: Вы тоже работали на заводе, причём на очень серьёзном – на Воткинском заводе, где делают в том числе ракеты «Булава». Ощущали сопричастность к чему-то масштабному?

Д.С.: Да, ощущал. В последние годы я работал заместителем начальника отдела комплектации: у нас были тысячи и тысячи номенклатурных позиций. И когда ты понимаешь, что из-за нехватки одной деталюшечки из этих сотен тысяч позиций что-то не полетит, чувствуешь, насколько серьёзные и большие вещи происходят рядом с тобой.

Э.К.: А было чувство межконтинентального влияния? Воткинцы же своими ракетами могут попасть в любую точку земного шара?

Д.С.: Было такое чувство. Все в городе негативно оценивают работу на заводе, называют его «фабрика», имея в виду какую-то закрытость, серость. Я, напротив, всегда с удовольствием ходил через проходную. Моя работа была связана с общением с людьми (я сам выбрал такую позицию). Мне нравилось, что иногда нужно было приходить на работу в 7 утра, чтобы дозвониться до Хабаровска в рабочее время – география кооперации у нас была обширная.

Э.К.: Чему вас научил завод?

Д.С.: Ответственности, системности. При всём своём консерватизме завод даёт базовые вещи, связанные с системой управления.

Неудобные вопросы

Э.К.: Вы были в «Единой России», а потом перешли в КПРФ. Что вас не устраивало в партии власти?

Д.С.: Я считаю, что партийная система в целом у нас находится в зародыше. У нас нет партий или движений, отвечающих базовым стандартам настоящей политической партии. И это не меня перестало устраивать что-то в «Единой России», а кого-то не стало устраивать, как я вёл себя в партии – много спорил, задавал слишком много вопросов.

Э.К.: А откуда это потребность задавать неудобные вопросы?

Д.С.: А я не могу иначе. Наверное, точку водораздела я прошёл в 27 лет. Тогда я в Воткинске задал своим оппонентам одни из самых неудобных вопросов за всю мою историю. Это были вопросы городского хозяйства. Был «перекос» в пользу одного предприятия. Позже на руководителя этого предприятия было заведено уголовное дело за растрату денежных средств. К возбуждению дела я отношения не имею, но я предупреждал, что предприятие работает нечистоплотно. Я тогда понимал, что мне попадёт, внутренне сам с собой спорил, спрашивал себя, могу ли я отступить, – и не отступил. Последствия были такими, как я и предвидел. Начались «лёгкие гонения», моя карьера пострадала. Но отступить я не мог.

Э.К.: Почему вы «сняли» Тюрина с поста мэра Ижевска?

Д.С.: Я его не снимал. Я оппонировал ему и думаю, что Юрий Александрович выбрал неверную тактику в оппонировании мне. Это стало очевидно многим, и он сам понял, что он не соответствует сегодняшним ожиданиям от руководителя города.

Э.К.: Три ошибки Тюрина, которые не должен повторять новый мэр?

Д.С.: Во-первых, не надо бронзоветь. Среду нужно чувствовать и соответственно с ней разговаривать. Во-вторых, нужно признавать свои ошибки, в том числе кадровые. Этих двух пунктов достаточно.

Э.К.: Подчинённые с вами спорят?

Д.С.: Да, конечно, и я отношусь к этому вполне лояльно. Просто спорам нужно отводить определённое время: есть время принятия решений, есть время реализации решений. Несмотря на свои диктаторские замашки в руководстве ведомством, я провожу круглые столы и другие дискуссионные совещания, где со мной можно спорить. Проверять на устойчивость любую конструкцию – свою или чужую – для меня норма. Критику я принимаю, в том числе в социальных сетях, чтобы скорректировать свои действия или, наоборот, утвердиться в том, что я прав.

Э.К.: А Главе Удмуртской Республики Александру Бречалову вы задаёте неудобные вопросы?

Д.С.: Да, это вопросы по рабочим моментам. И я хочу отдать ему должное – он готов к неудобным вопросам, ожидает их, и поэтому получается хорошая рабочая дискуссия, где вырабатываются решения.

Будет тепло и красиво

Э.К.: Вопрос к вам как к министру строительства, ЖКХ и энергетики Удмуртии. Концессия на теплоносители – это благо?

Д.С.: Ещё будучи депутатом Городской думы, я говорил, что это благо. Сомнения у меня вызывала процедура. Когда у нас была ЧС (в зиму 2015-2016 гг. в новогодние праздники более 120 домов остались без тепла), мы безальтернативно и с нарушением процедур (на мой взгляд) совершали какие-то шаги. Сейчас концессионер стал работать более качественно. Проработка самого концессионного соглашения прошла очень скрупулёзно. Мы получили соглашение, выгодное городу. Эффект очень ощутимый и с точки зрения аварийности, и жалоб. Из многих регионов в Ижевск приезжают перенимать опыт.

Э.К.: Меня радует забор на Центральной площади. За последние 25 лет я видел все проекты реконструкции площади, в том числе план эспланады, взмывающей как взлётная полоса, и план, где на месте ЖК «Колизей» проектировался Храм всех религий. И вот реконструкция наконец идёт. Будет площадь красивой?

Д.С.: Да! Совсем недавно говорил дочери, что площадь получится очень красивой, нужно будет сходить посмотреть. Меня сложно чем-либо удивить, я скептик, но нынешний проект меня впечатлил. Сейчас степень готовности уже высокая, уже можно понять, что там будет. Сохраняется азиатская масштабность площадей. Я был в Ташкенте – там примерно такие же площади, огромные, в конце которых стоит какое-то официальное здание. Правда, мне всё же ближе европейские ценности, в том числе архитектурные.

Человек из Воткинска

Э.К.: Что вы читаете?

Д.С.: В основном читаю биографические и автобиографические книги. Последняя из впечатливших (но не последняя из прочитанных) – книга про Бисмарка. Я много читал о Гражданской войне и о Великой Отечественной…

Э.К.: Наверное, много знаете про Ижевско-Воткинское восстание.

Д.С.: Да, читал много. Ключевые фамилии назвать не смогу, потому что всю жизнь плохо запоминаю имена и фамилии. Цифры хорошо запоминаю.

Э.К.: Вы знаете, что в Воткинске тоже были кафтанщики? Всего 6 городов в России имели эту традицию чествования своих мастеров, из них два в Удмуртии. У ижевских мастеров наградные кафтаны были зелёными, у воткинских – благородного голубого цвета.

Д.С.: Нет, не знал. Так уж получилось, что меня прежде всего интересует история конфликтов. В Гражданской войне – откуда возникла необходимость брату идти на брата. Во второй мировой – из-за чего возникла потребность в рейхе, в нацизме. Всё понятое в прочитанном я примеряю на себя.

Э.К.: Ваше любимое произведение Петра Ильича Чайковского?

Д.С.: Каждому человеку из Воткинска обязательно это знать, да? Наверное, торжественная часть из «Щелкунчика». Признаюсь, с творчеством у меня не очень хорошо. Наверное, поэтому меня восхищают творческие люди, с удовольствием наблюдаю за полётом мысли архитекторов.

Э.К.: Какой пруд для вас настоящий?

Д.С.: Воткинский намного красивее и «теплее», особенно если смотреть из центра, где над водой склоняются ивы. Я часто вижу там машины с номерами других регионов и даже зарубежными: люди останавливаются, чтобы сделать фото. Ижевский пруд – более академичный.

Э.К.: В чём для вас смысл жизни?

Д.С.: В самореализации. Быть тем, кем ты хочешь быть – без компромиссов и обмана. Сейчас мне нравится то, чем я занимаюсь: это микс практического действия, политической и общественной работы.

Блиц

Ваша фамилия произошла от слова «сурна», которое означает дудочку. Говорят, люди с этой фамилией умеют шутить и веселить окружающих.

– Наверное, это правда, хотя юмор у меня тяжёлый. Это у нас семейное: знаю, что моих родственников выселяли из Камбарки (там Сурниных много) из-за их буйного характера.

Сына вы родили. А дом построили, дерево посадили?

– Дом есть, деревьев посадил много – и фруктовых, и хвойных, и берёз. И во дворе дома, где живут родители, сажал, и организовывал посадку деревьев в городских скверах.

Сколько часов вы проводите в салоне для загара?

– Это не салонный загар, а природный. Ко мне загар легко «приклеивается». Этим летом, например, ещё ни разу не загорал.

В какие игры играли в детстве?

– В основном в спортивные – в малый теннис, в футбол, к концу школы подрос и стал играть в волейбол. В большой теннис играю уже сейчас.

А кем хотели стать?

– Комбайнёром. Мне нравилась стихия поля, вольной деревенской жизни. В этом была романтика. А одно время хотел быть моряком, как отец. Он был первым помощником капитана дальнего плавания. Он побывал в трети существующих на планете стран, в возрасте 24 лет начал бывать во многих странах повторно. Плавал он 10 лет, а потом осел в Воткинске, встретил мою маму…

Как эволюционировала ваша мечта о будущем?

– В какой-то момент захотел быть общественным деятелем, заниматься самореализацией в сфере решения волнующих людей вопросов. Этим, по сути, я сейчас и занимаюсь.

Фото ИА «Сусанин»

09.08.2019

Автор материала:

Анна Вардугина

Анна Вардугина


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта