Люди, Новости, Общество

Бойцовский клуб

Первое правило исторических реконструкторов: бой – дело публичное

В Воткинском районе, на базе исторического комплекса «Варяжская дружина» уже в пятый раз состоялся масштабный межрегиональный фестиваль клубов исторической реконструкции «Русь дружинная».

Колесо (пыточное) времени

С субботнего утра огромная поляна у бревенчатых стен «Варяжской дружины» была заполнена торговыми палатками ремесленников и конкурсными площадками. Бряцанье стальных доспехов перекрывалось конским ржанием – вокруг поляны в высоких сёдлах катали детей. На опушке леса лучники выпускали лёгкие стрелы по мишеням в виде животных и воинов. Чуть поодаль «пытали» детей: реконструктор в костюме палача бережно прилаживал к ногам и рукам подростков то колодки дыбы (верёвки натягивал ровно до первого ощущения боли, не дольше), то маску для пытки водой, – чтобы те на собственном опыте прочувствовали «ужасы средневековья». Ювелиры, керамисты, кожевенники, кузнецы без подвоха объясняли посетителям, какие предметы на их прилавках имеют исторические прототипы, а какие – стилизованный под Византию, Киевскую Русь или Золотую орду новодел. К набойщикам из Перми выстроилась очередь: тут с помощью деревянных штампов и краски можно было оставить на куске ткани цветной оттиск старинного «набойного» рисунка или название фестиваля.

Ещё одна очередь вилась к площадке, где желающие могли от всей души изрубить надетые на деревянные болваны доспехи. Не только взрослые мужчины, но и дети, и женщины – девушки и элегантные дамы –  удар за ударом мощно, до искр врубались тупыми клинками в пластинчатый доспех и островерхий шлем: фестиваль позволил сбросить эмоции, которые в городской жизни у «приличных людей» не находят выхода.

Жажда адреналина

Современному горожанину необходимо время от времени выходить на бой, уверен участник челябинского клуба «Конго» Дмитрий «Волк» Киселёв:

– Я сам приезжаю на «Русь дружинную» и подобные фестивали ради участия в бугуртах – массовых боях. Они – возможность выплеснуть ярость и агрессию, которых у горожан XXI века с их стрессами много, а «спустить пар» обычно негде. Спорт же не всем интересен, да и в любом случае бугурты дают особое ощущение настоящей битвы и мощный выброс адреналина. Мужчинам, у которых нет своей войны (вспомните роман Чака Паланика и фильм Дэвида Финчера «Бойцовский клуб»), всё равно необходимо драться – жестоко, без поддавков, чтобы найти в себе своё мужское начало. В бугуртах можно практически всё – бить, бросать, лупить плашмя оружием и щитами (нельзя только колоть). Бугурт – это доминирование силы и мощи над техникой. В личном поединке скорее всего победит более техничный и опытный боец, а в бугурте – тот, в ком больше напора. Наиболее близкий к бугуртам современный вид спорта – бои без правил. Неудивительно, что у этой забавы столько зрителей: сильные эмоции здесь подаются «в обрамлении» живописного средневекового антуража.

На ристалище Дмитрий Киселёв выходит в европейском боевом комплекте, а между боями прогуливается по фестивальной поляне в рясе ордена госпитальеров. Воинствующие монахи этого ордена, основанного в XI веке, участвовали во всех крестовых походах. Выбор эпохи и территории (Западная Европа) для Дмитрия связан исключительно с функциональностью боевого комплекта: звучит непатриотично, но европейский доспех надёжнее и удобнее русского.

Средневековый милиционер

Путь к своему историческому персонажу у каждого реконструктора свой. Участник межклубного объединения «Хлынов-град» из Кирова Андрей Нохрин говорит, что участники клуба остановились на Западной Европе XIV века по сугубо практическим соображениям:  

– Воссоздавать аутентичный русский костюм – дорого: для одного комплекта нужно несколько рубах, окрашенных ценными красителями, на одежде должно быть много ручной вышивки… Костюмы Золотой орды из ярких, вручную крашеных шелков, ещё дороже. А одежда западных европейцев в ту эпоху уже более сдержана и рациональна. При этом одежда, в которой шли на войну, должна была быть максимально красивой и богато выглядящей. Во-первых, идя на возможную смерть, экономить смысла не было – в этом был кураж и вызов судьбе. Во-вторых, противника в богатой одежде в большинстве случаев не добивали, а брали в плен, чтобы потом запросить за него выкуп.

Одежда Андрея Нохрина максимально исторична, а рассказ о ней оказывается полноценным экскурсом в повседневную жизнь европейца средних веков с его мировоззрением и ценностями:  

–  На мне выходной костюм мюнхенского городского стражника XIV века, милиционера. Милиционеры (ополченцы «милитии» – средневековой милиции) были довольно зажиточными горожанами, и костюм об этом свидетельствует. Высокие кожаные полусапоги с латунными пряжками – мягкие, удобные и крепкие. Шерстяные шоссы  (чулки) из шерсти – разных цветов: одна «штанина» голубая, другая – зелёная. Комбинируя цвета, модники подчёркивали собственную индивидуальность. При этом красные или золотистые шоссы простолюдинам носить было нельзя: эти цвета – для знати. Чтобы получить даже светло-голубую ткань, при окрашивании использовали индиго – очень дорогой краситель. Так что я этими шоссами демонстрирую: денежки у меня водятся. Как и верхней тёплой туникой-сюрко: она сшита из цельного куска шерстяного полотна, а это дорогое удовольствие, подчёркивающее мой статус. Люди победнее шили сюрко из небольших кусков шерсти, так что левая и правая половинка тоже часто оказывались разных цветов. От холодной погоды защищает худ – комбинация горжетки с капюшоном. Через грудь перекинута холщёвая котомка-мародёрка. После боя в неё можно было награбить добра с павших и раненых, так что этот предмет для похода на войну не менее важен, чем оружие. Средневековые битвы ведь очень отличались от современных. Это сейчас за родину сражаются до последней капли крови, а тогда на войну ходили, чтобы пограбить. Погибать в планы сражающихся вообще не входило: если в битве войско теряло 2-3 процента бойцов, остальные разбегались с поля боя. Обязательный атрибут мужского костюма – чепчик. По-немецки он назывался «каль». Чепчик защищал его владельца от проникновения сглаза, дурных мыслей, дьявольских нашёптываний – для магического сознания средневекового человека все эти вещи были вполне реальными.

Для «горожан» вроде мюнхенского милиционера на «Руси дружинной» прошли состязания в жанре living history – рукопашные схватки, участники которых сражаются без латных доспехов, но с оружием. Андрей Нохрин, например, вышел на бой с топором и щитом. У многих его противников были пики и алебарды – с оружием на длинном древке соперника достать легче.

Говоря о своеобразии средневековой жизни, Нохрин заключает:  

– Погружение в историю (а я много читаю, слушаю лекции экспертов) помогает понять настоящее. И хотя в средневековье всё кажется совсем другим, чем в наши дни, со временем пришло понимание: за все эти века люди по природе своей не изменились, другим стал только внешний вид.

22.07.2019

Автор материала:

Анна Вардугина

Анна Вардугина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

ОТЧЕТЫ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта