Планёрка с Владимиром Соловьёвым: «В ижевской Башне хотел бы видеть музейное пространство»
Планерка

Планёрка с Владимиром Соловьёвым: «В ижевской Башне хотел бы видеть музейное пространство»

Министр культуры Удмуртии рассказал о самом страшном ночном кошмаре, о том, как выработать в себе «мужское начало» и о первой любви

Культурная жизнь в республике сегодня исключительно насыщена. В Удмуртию едут музыканты с мировым именем, фестиваль «Золотая маска» и художники из Эстонии, объекты культуры не только в Ижевске, но и в районах строятся и реконструируются. И всё это мощное движение организует министерство культуры Удмуртской Республики во главе с Владимиром Соловьёвым – открытым к диалогу, с равным вниманием поддерживающим классическое и современное искусство.

Энвиль Касимов: Владимир Михайлович, кто вы?

– В разном возрасте, на разных этапах жизни я себя ощущал по-разному. Последние месяцы я чувствую себя строителем, потому что в республике началась большая стройка в сфере культурной инфраструктуры. Сегодня 70-80 процентов моего рабочего времени посвящено хозяйственным вопросам. Это новое для меня состояние, эта работа требует большого объёма новых знаний, но я радуюсь происходящему – в области культуры началось заметное движение, оживление.

– Каких объектов культуры в республике не хватает?

– Даже если говорить только об Ижевске, список будет немаленьким.

Нам нужен современный концертный зал. В проекте Культурного центра им. В.Г. Короленко, который будет построен на месте старого драматического театра, есть многофункциональный зал, рассчитанный и на проведение концертов, и на показ кинофильмов. В этом году мы меняем кресла в зале филармонии, поднимаем угол наклона пола, чтобы зрителям на дальних рядах было хорошо видно сцену, устанавливаем вентиляцию – в следующем сезоне зрителям будет намного комфортнее на концертах. Очень хотелось бы, чтобы новый концертный зал был построен рядом с действующей филармонией, а существующий сейчас зал на 600 мест стал органным – это вполне реальный вариант.

У нас катастрофическая ситуация с помещениями для самодеятельных коллективов, объединений, кружков. Культура и искусство – это не только профессионалы высокого класса. Я считаю, общество культурно настолько, насколько культуре есть место в жизни большинства из нас. Кроме того, самодеятельность наряду со школами искусств – фундамент профессионального искусства, его источник подпитки. Удмуртия вошла в число всего четырёх субъектов ПФО, отстоявших проект Центра культурного развития. В 2023 году мы получим на него 136 миллионов рублей, и он будет построен в Глазове.

Нам нужны выставочные пространства. В Культурном центре им. В.Г. Короленко будет экспозиционный зал на 1000 кв. м., там можно будет проводить и промышленные, и художественные выставки.

Знаменитая Башня Ижевского завода передана Национальному музею УР, и я бы хотел видеть там в том числе и выставочные залы. А один этаж я бы отдал под фонды всех республиканских музеев.

Александр Кирилин: Кто ваш любимый художник?

– Мне очень близко творчество признанных мастеров Удмуртии. Пётр Ёлкин, на мой взгляд, большой художник, яркая индивидуальность. Семён Виноградов – художник-философ и серьёзный учёный, много сделавший для развития не только живописи, но и этнографии. Он, как и я, родом из Алнашского района, и глядя на его картины, я узнаю знакомые с детства типажи, характеры, среду удмуртской деревни. С большим интересом наблюдаю за тем, что делает Юрий Лобанов – автор герба и флага Удмуртии. Так получилось, что мы вместе с ним служили в армии, в пограничных войсках, тем более захватывающе наблюдать, как твой хороший знакомый творит собственный, ни на что не похожий художественный мир.

В Удмуртии вообще творят удивительные мастера. В музыке я бы хотел отметить композитора Евгению Владимировну Копысову и художественного руководителя хора «Удмуртия» Татьяну Рюриковну Сычову – её коллектив выступает в том числе с хором Валерия Гергиева. Давайте помнить и ценить, что рядом с нами работают профессионалы такого высокого класса. Я всю жизнь буду помнить, что был знаком с Анатолием Мамонтовым, который своей силой воли и талантом сохранил ансамбль «Италмас». Когда он ещё чувствовал себя достаточно хорошо, он каждую неделю приходил ко мне, и мы подолгу разговаривали – и о простых человеческих вещах (он был по-житейски мудр), и о развитии культуры в республике.

– А какие песни вы любите?

– Народные и советскую эстраду – эти песни близки моему сердцу. Любимые песни могу наиграть на гармошке и гитаре, но как любитель, а не профессионал. Не скрываю, что не знаю нот, играю по слуху. Я ведь не музыкант по образованию, а режиссёр.

Анна Вардугина: Когда вы впервые вышли на сцену?

– Ещё до школы. Пел детскую песенку «Далеко, далеко на лугу пасутся ко…». Мне невозможно было не запеть: я младший, пятый ребёнок в семье. Мои четыре сестры и родители хорошо пели и постоянно брали меня на разные выступления. И до сих пор мой самый страшный сон о том, что я выхожу на сцену и забываю слова песни. Я просыпаюсь в холодном поту, настолько это страшно.

– Вас, получается, воспитывали сёстры?

– Это так. Больше того, по странному стечению обстоятельств, на нашей улице не было мальчишек моих ровесников, и в детстве я дружил с девочками. Когда стал юношей, начал доказывать себе, что я – «мужик»: уже отучившись в вузе, пошёл работать помощником комбайнёра, чтобы убедиться – я как «настоящий» мужчина умею обращаться с техникой, не боюсь физической работы. Отработав полный сезон в поле, пошёл в армию, мне всё это нужно было, чтобы получить опыт жизни в мужском сообществе. Когда я вернулся из армии, комплексов по поводу «девчоночьего» воспитания у меня уже не было. Кроме того, армия дала мне многих друзей, с которыми мы общаемся до сих пор.

Игорь Егоров: Приходится ли министерству культуры выступать арбитром между современным искусством и зрителями, которые считают смелые темы и образы недопустимыми?

– Как правило, нет. Хотя несколько лет назад была ситуация, когда православный батюшка критически отозвался о спектакле Русского драмтеатра «Метель», где одним из действующих лиц был православный священник. Тогда назревающий конфликт удалось погасить без каких-либо последствий. Я вообще против цензуры в искусстве. Считаю, что мера откровенности, провокационности произведения искусства – это вопрос зрелости художника: умеет ли он говорить о самых острых проблемах универсальным языком, не опускаясь до пошлости? При этом я поддерживаю право на существование эстетики современного искусства. Сам я воспитывался на классическом психологическом театре, но понимаю, что находящийся в постоянном поиске, эксперименте режиссёр Пётр Шерешевский – мастер, звезда, художник с собственным творческим почерком, и я рад, что он приезжает работать в Ижевск (спектакли Шерешевского, созданные в Ижевске в разные годы, дважды номинировались на «Золотую маску». – Прим. ред.).

Надежда Бондаренко: Что вы читаете?

– Иногда ловлю себя на мысли, что хочу быстрее вернуться домой и взять книгу – бумажную, к электронным так и не привык. В прошлом году ездили с семьёй на отдых, в самолёте провели десять часов – всё это время не отрывал глаз от книги, и там, на отдыхе, прочитал целую стопку – роскошь, которую здесь редко можешь себе позволить. Недавно закончил читать полное собрание сочинений Чингиза Айтматова. Возвращаюсь к классическим произведениям, которые читал в детстве и юности – сейчас они воспринимаются совсем иначе, намного глубже.

Задание «УП»

Я бы хотел, чтобы в газете нашло отражение текущие строительство и реконструкция 33 культурных объектов в селах и деревнях республики и в городе Можге. Долгое время в реконструкцию сельских домов культуры не вкладывали ни копейки. Сейчас уже третий год продолжается проект «Единой России»: в этом году мы получили из федерального бюджета около 29 миллионов рублей, республика, в свою очередь, вкладывает свою долю миллионов ежегодно. Кроме того, в этом году запущен национальный проект «Культура», по которому мы получили 22 миллиона рублей на реконструкцию объектов культуры в населённых пунктах с численностью жителей не более 50 000 человек. В целом же за шесть следующих лет в рамках нацпроекта «Культура» мы ожидаем получить порядка 1,2 миллиарда рублей – это позволит сделать многое для восстановления культурной инфраструктуры и в городах республики, и в районах. При этом, как ни странно, мы столкнулись со скепсисом самой культурной среды. В соцсетях местная интеллигенция дискутирует, а нужны ли нам сельские ДК, неужели нет других болевых точек, куда можно потратить деньги. Эти сомнения означают, что за прошедшие годы мы почти утратили смыслы, связанные с культурой в селе – и вот это тревожный знак. Сельские ДК – это едва ли не единственные точки пересечения для всех жителей этих сёл и деревень, объединяющие площадки, где люди получают коллективный опыт. Для сельской культуры общения, когда все жители населённого пункта знают друг друга в лицо, чрезвычайно важно, чтобы было место, где можно собраться – пятьдесят человек, сто, двести, пятьсот. Первый президент республики Александр Волков в своё время говорил: «Будет школа – будет и населённый пункт». Я готов добавить: будет в селе школа, ФАП и Дом культуры – будет живо и село.

Вопрос «УП»

Народная актриса Удмуртии Ольга Слободчикова попросила вас рассказать о первой любви.

– Первая влюблённость случилась в школе. Я учился в старших классах, мне было лет 15, а девушка была на три года младше. Я не признался ей тогда в любви, испугался, прежде всего, разницы в возрасте. Может быть, тот страх в итоге дал мне возможность найти свою судьбу: позднее встретил прекрасную женщину и женился на ней, у нас крепкая семья. С моей первой «любовью» я встретился позднее: узнал, что она нашла свою судьбу, создала семью, у неё двое замечательных детей. Так что из нашей несостоявшейся подростковой влюблённости вышли совсем другие счастливые взрослые истории.

Следующего гостя «Планёрки» я бы хотел спросить, что в его жизни самое главное.

Подготовила Анна Вардугина

Фото Сергея Рогозина

12.07.2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта