Власть

Пчёлы гибнут у безответственных пасечников

Так считает министр сельского хозяйства и продовольствия республики

Известие о массовой гибели пчёл в Удмуртии  стало предметом бурного обсуждения в соцсетях. Высказывалось мнение, что виной тому ядохимикаты, которые применяют сельхозтоваропроизводители для обработки рапсовых полей. Стало быть, полеводы должны ответить перед пасечниками за то, что они не предупредили о времени проведения обработки полей. В социальных сетях началась полемика между сторонниками пчёл и защитниками полеводов. При этом ясно, что одни без других просто не могут. Пчёлы, собирая мёд на цветущих медоносах, в том числе на рапсе, одновременно опыляют растения, что необходимо для развития растений, а следовательно и для урожая…

Своеобразную точку в спорах решила поставить министр сельского хозяйства и продовольствия Удмуртской Республики Ольга Абрамова, собравшая в конце прошлой недели журналистов на пресс-конференцию, где предоставила последнюю информацию о ходе разбирательств и свои комментарии к происшествию.

Погибших менее одного процента

Гибель пчёл зафиксирована в семи районах Удмуртии, в основном в южных – Алнашском, Вавожском, Воткинском, Кизнерском, Малопургинском, Увинском и Шарканском. Всего, по оценкам специалистов, погибло 213 пчелосемей.

Сотрудники Главного управление ветеринарии Удмуртии сейчас выезжают по местам гибели пчёл, берут пробы, проводят лабораторные исследования, в том числе с привлечением специалистов из Казани для более точного определения причины происшествия.

– К сожалению, из тех обращений, которые у нас зафиксированы, – отмечает Ольга Абрамова, – очень мало зарегистрированных пасек, то есть таких, которые имеют отметку о том, что они существуют. Поэтому число погибших пчелосемей оценочное. Причём мы говорим, прежде всего, о гибели пчелосемей, которые содержатся в личных подворьях и в маленьких фермерских хозяйствах и используются для собственных нужд. Это не промышленные пасеки, которые сохранились в хозяйствах и под которые их руководители формируют посевы специальных культур, что позволяет получать мёд безопасно для пчёл.

Кроме того, по словам Ольги Абрамовой, 213 пчелосемей – это менее одного процента от всех пчелосемей в Удмуртии, а их у нас порядка 70 тысяч. Ну а если вспомнить, что не все пасеки зарегистрированы, то получится, что их значительно больше. Поэтому говорить о бедствии, массовом море этих полезных и трудолюбивых насекомых не стоит…

Тем более что подобные ситуации случаются раз в два-три года, и для Поволжья они не редкость.

Гербициды и рапс – всего лишь версия

Предположение о том, что причиной гибели стали ядохимикаты, – всего лишь версия, хотя и наиболее вероятная. По словам Ольги Абрамовой, из-за ранней весны, раннего цветения растений пчёлы начали собирать мёд раньше, да и для растениеводов сроки сдвинулись. Что касается рапса, то он, конечно, не единственный медонос, но наиболее почитаемый пчеловодами. Очевидно, дело в качестве получаемого благодаря ему мёда и в его объёмах. Поэтому, скорее всего, причина гибели – ядохимикаты, которыми обрабатывали рапсовые поля.

Виноваты ли в этом случае руководители хозяйств? Законодательство требует от сельхозпредприятий предупреждать общественность о времени проведения обработки полей средствами защиты растений. Однако в законе не оговорена форма такого предупреждения. Если руководитель хозяйства повесит объявление на двери своего кабинета или в магазине – этого будет достаточно. К тому же маловероятно, что пчеловоды будут закрывать пчёл во время роения. А пчела в поисках мёда пролетает три-четыре километра, а по некоторым оценкам и до семи. И для неё, согласитесь, даже если уведомление о том, что поле обработано, будет помещено прямо перед ним, не будет указом. Читать пчела не умеет…

Для полеводов обработка полей химическими средствами защиты – обычная и необходимая технологическая процедура.

По оценке Ольги Абрамовой, общий ущерб, понесённый пасечниками от произошедшей гибели пчёл, составил порядка трёх миллионов рублей – это стоимость пчелопакетов, которые придётся покупать вновь, и стоимость не произведённого за сезон мёда. Если не обрабатывать тот же рапс ядохимикатами, то только в Вавожском районе, где высевается наибольший в Удмуртии объём рапса в 1200 гектаров, потери составят порядка 33 миллионов рублей.

– Для пчеловодов ульи и пчёлы – это такое же средство производства, как для сельхозтоваропроизводителей земля и коровы. И пчеловоды, на мой взгляд, должны предпринять все меры для того, чтобы их средство производства осталось целым, здоровым, с хорошим иммунитетом и с хорошей продуктивностью. Это их задача.  Поэтому здесь пчеловоды просто должны более ответственно отнестись к размещению своих пасек, к работе со своими пчёлами. Вообще к соблюдению условий СанПИНа с точки зрения обустройства пасек слежения за состоянием здоровья пчёл. Если есть желание у пчеловода работать с  тем же рапсом, всегда есть возможность посеять его самому. У нас очень много земель, которые находятся в коллективно-долевой собственности.

Как считает Ольга Абрамова, законодательство в части взаимоотношений между пчеловодами и другими хозяйствующими субъектами требует доработки, и министерство будет выходить с инициативами в Государственный Совет Удмуртии. Но не менее важно чтобы было взаимопонимание между самими людьми. Чего порой не случается.

– Я вообще-то не вижу повода так масштабно обсуждать сегодня это событие в прессе, – подвела итог министр. – И наша сегодняшняя встреча для того, чтобы призвать всех не раздувать эту проблему.

12.07.2019

Автор материала:

Игорь Егоров

Игорь Егоров


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта