Cпецпроекты УП, Карлутка, Новости

Трансформация мира: как изменилось отношение к браку, работе и воспитанию

За последние 30 лет в мировом обществе значительно изменилась система ценностей. Сегодня мы наблюдаем расцвет офисной культуры с карьерными лифтами и бесчисленное количество сервисов, которые избавляют от домашних рутинных дел. Это всё повысило индивидуальные возможности городского человека, для которого общепринятые нормы больше не расцениваются как нерушимые каноны. При высоких скоростях общественных изменений происходит распад традиционных подходов в воспитании детей, меняется отношение к формальности брака, а в работе всё больше проявляется гендерная нейтральность.

О деформации любви в современном мире, гаджете как обязательном элементе в жизни ребёнка, женщинах в политике и особом ижевском характере поговорили на радио «Моя Удмуртия». Гостьей программы «Карлутка» стала психолог и советник председателя правительства Удмуртии по вопросам кадровой политики Ирина Макарычева.

Пол и политика

Наталья Морозова: Ирина Николаевна, вы согласны с тем, что феминизм – это борьба за равные права женщин и мужчин, а не ненависть к мужчинам?

Ирина Макарычева: Безусловно, феминизм – это за равные права. Это не про ненависть. Но упрощение заложено в природе человека. Когда проще, нам всё кажется легче. Чем проще, тем понятнее. И чем проще, тем легче манипулировать. Именно поэтому этим иногда пользуются мужчины: вы хотите равных прав, значит, вы нас ненавидите, хотите нас в чём-то ущемить. А потом не жалуйтесь. Вы же хотели получить? Получите. Хотели равного отношения? Значит, мы к вам относимся так же, как друг к другу, можем и в глаз дать (это метафора, конечно).

Наталья Морозова: Стоит заметить, что в правительстве Удмуртии появляется всё больше женщин. Раньше в структурах региональной власти находились в основном мужчины…

Ирины Макарычева: Женщин во власти всё больше – это факт. И не только в удмуртском правительстве, а в принципе в политике. Это общемировая тенденция. Мир усложняется, а женщины лучше работают в условиях многозадачности.

Энвиль Касимов: Мне кажется, мужчины становятся только лучше от того, что доля женщин в правительстве существенно возросла.

Ирины Макарычева: Любой коллектив становится лучше, когда там соотношение мужчин и женщин примерно 50 на 50. Почему у нас всё печально в системе образования? Потому что там 99% коллектива – это женщины. Почему не всё хорошо в армии? Потому что там 90% мужчин. Межгендерные отношения стимулируют.

Любовь XXI века

Наталья Морозова: Установлено, что жители Удмуртии стали реже заключать браки и при этом увеличилось число разводов. Почему так происходит?

Ирина Макарычева: И в России, и во всём мире такая ситуация. Дело в том, что институт брака утратил своё значение. Формальный брак сегодня не обязателен. По большому счёту, штамп в паспорте уже не нужен. Социум относится спокойно к тому, что мужчины и женщины не заключают брак или родитель один воспитывает ребёнка. К этому сегодня все относятся спокойно. Раньше было очень жёсткое давление. Вспомним Советский Союз. Если мама с папой в разводе, то ребёнку плохо – это группа риска в школе и клеймо неблагополучности. Сейчас никому никакого дела до этого нет.

Наталья Морозова: Мне кажется, сегодня самое крепкое, что держит семьи, это ипотека…

Ирина Макарычева: И ипотека тоже. Ко мне приходят на консультации пары в нестабильном состоянии, на грани развода и говорят: у нас двое детей и ипотека. Двое детей не так сильно удерживают, как двое детей и ипотека.

Энвиль Касимов: А то классическое понятие любви, о котором говорится в книгах, меняется?

Ирины Макарычева: Да, любовь тоже трансформируется. Сейчас очень многие люди – писатели, поэты, художники, психологи – вообще не могут ответить на вопрос, что это такое. Здесь нужно вспомнить о таинстве брака. Когда была тайна любви, то это, как всё запретное, было сладким, интересным, непознанным, неизведанным… А потом написал о любви Толстой, потом второй Толстой, потом любовь разложили на составляющие. Все всё посмотрели в кино в разных вариациях. Пропала тайна, всё стало предсказуемо и понятно, и мы снова стали искать романтику, возвышенность и необычность в отношениях.

Энвиль Касимов: Деньги – это эквивалент любви?

Ирина Макарычева: Конечно, нет. Хотя есть дамы, которые считают, что если мужчина не даёт денег, значит, недостаточно любит. И вообще понятия обмена всё чаще упоминаются и в сфере чувств и эмоций.

Энвиль Касимов: Раньше брак в первую очередь был сделкой. Невеста не видела жениха до свадьбы, а девушку отдавали обязательно с приданым.

Ирина Макарычева: Это было в культуре человека и было естественным положением вещей. Мы сейчас с высоты XXI века смотрим и удивляемся тем порядкам. А для них это было естественно. Они бы точно так же удивились современным нормам. Общество было устроено по-другому и диктовало свои правила. Например, всем женщинам было положено сидеть дома и воспитывать детей. Сейчас, если ты только сидишь дома и воспитываешь детей, то считаешься ущербной. Что ты будешь выкладывать в Инстаграм? #Яжмать продлится недолго, дети растут – это конечный процесс. И сегодня многие женщины задумываются, а что потом?

Энвиль Касимов: Не происходит ли деформация любви в связи с тем, что появились соцсети и мессенджеры? Не обесценилось ли само понятие «любовь»?

Ирина Макарычева: На мой взгляд, виртуальное общение лишь расширило вариации флирта. Но к любви это не имеет никакого отношения. Как бы это ни звучало (прозаично или, наоборот, профессионально цинично), без физиологии с любовью всё очень плохо. Если переписка продолжается 5 лет, то это уже болезненное состояние.

Поколение Z

Наталья Морозова: Пользуется ли ваш младший сын гаджетами?

Ирина Макарычева: Да, в обязательном порядке. Первый планшет у моего ребёнка появился в 4 года. И с тех пор они у него со временем обновляются. Сейчас у него полный комплект – телефон, планшет, ноутбук (в зависимости от дальности передвижения).

Для ребёнка гаджет – это и средство связи, и книга, и телевизор, и радио, и двор с песочницей. Там информация, игры, общение. Это непременный атрибут современности, как в своё время футбольный мяч во дворе или лавочка у подъезда. И очень нелепо звучит запрет на гаджеты, когда родители активно этим пользуются. Всё равно, что в нашем детстве нас лишали телевизора или не отпускали гулять во двор, если мы получали двойки – это было обидно и, порой, не совсем справедливо.

Наталья Морозова: Но некоторые психологи говорят, что дети, «живущие в телефонах», не понимают грани между виртуальным и реальным миром…

Ирина Макарычева: Отвечу вопросом – а когда дети читали сказки, они понимали разницу между вымыслом и реальностью? Нормальный ребёнок прекрасно усваивает, где игра, а где жизнь, знает правила и с разной долей успешности под них подстраивается. Недавно я где-то прочитала, что человек хочет написать книжку для детей, в которой расскажет о финансовых рисках нашего мира, как брать кредит, платить налоги… Но он не подумал, что этого им пока ещё не надо. Нельзя накормить ребёнка, который не хочет кушать. Ребёнок хочет играть. И пусть играет. Если у него в жизни много увлечений и много общения, он никогда не станет гаджетозависимым. И с разделением миров у него будет полный порядок.

Наталья Морозова: Мне кажется, детям как раз не хватает уроков по финансовой грамотности, потому что они тратят деньги очень активно. В 12-14 лет уже появляются банковские карты. Сегодня модно ходить в кафе и выкладывать оттуда фото в Инстаграм. Чаще всего дети не задумываются, что деньги нужно сначала заработать.

Ирина Макарычева: Ребёнок этого не понимает. Родители мне часто задают вопрос, надо ли платить за домашнюю работу или давать деньги за хорошие оценки? Я всегда привожу пример: ребёнок не вынес мусор, вы ему не заплатили 5 рублей. Что изменилось в качестве жизни ребёнка? Абсолютно ничего. Родители так же его накормят, оденут, заплатят за обеды в школе. А если мы с вами не пойдём на работу и не заработаем Х рублей, то у нас не будет денег на наши потребности. Ребёнок воспринимает такой элемент воспитания как игру. И для него это не имеет ценности до тех пор, пока он не столкнётся с реальными сложностями.

Наталья Морозова: Новому поколению всё сложнее найти работу. Уже многие понимают, что оканчивать университет не обязательно. Дети века Интернета насыщены историями успеха без высшего образования. К чему надо их готовить?

Ирина Макарычева: Обучение сейчас не столько для информации, сколько для того, чтобы сформировать культуру. Образовательная среда должна создавать культуру потребления информации. Её очень много, и надо научить детей, что с ней делать. Важно сформировать понятийное поле, направить мышление. И обеспечить качественную и перспективную среду общения.

Слагаемые ижевского менталитета

Наталья Морозова: Вы познакомились с Ижевском только 8 лет назад?

Ирина Макарычева: Да, я родилась на юге Кировской области, где прожила всего два месяца, а дальше были Воркута, Ярославль, Кострома, Йошкар-Ола… Мои родители были очень активны, и им всегда хотелось чего-то нового. А в Ижевск я попала случайно. Познакомилась с людьми, которые жили здесь. Они меня пригласили почитать лекцию по психологии. Я приехала один раз, второй… Потом предложили поработать в местном частном вузе. И так затянуло.

Наталья Морозова: У вас четверо детей. Как они отнеслись к переезду?

Ирина Макарычева: Семья меня поддержала. Но они со мной не переехали. Трое детей живут отдельно, они уже взрослые. Я мама воскресная. Мы ездим друг к другу в гости.

Наталья Морозова: Вы побывали во многих регионах России. Как психолог вы же подмечаете особенности людей?

Ирина Макарычева: Да, конечно. В каждом регионе люди особенные. Но есть и схожие черты. Например, костромичи такие же закрытые, как ижевчане. В Костроме люди «холодноватые», претендующие на высшее общество, которое всем вокруг напоминает, что за ним история, родовое гнездо династии Романовых… Однако в Ижевске очень много людей (при всей своей закрытости), готовых с тобой сотрудничать. Они не раскрывают личную жизнь, но они открыты ко всему новому. Раньше я говорила: попробуйте собрать семинар по эзотерике в Казани, например, или в Ижевске. В последнем случае будет намного легче. Но это меняется. Ижевск становится более критичен.

Фото из личного архива Ирины Макарычевой

18.04.2019

Автор материала:

Анжела Поздеева

Анжела Поздеева


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта