Cпецпроекты УП, Планерка

АЛЕКСАНДР МУСТАЕВ: «Хочу, чтобы вернулось уважение к театральным профессиям»

В редакции поговорили о том, что театр можно создать даже на стуле, о «продвинутом» поколении юных зрителей и о том, как Год театра может повлиять на общественное мнение

Народного артиста Удмуртии и заслуженного артиста России, ведущего артиста Театра кукол, председателя Союза театральных деятелей Удмуртии Александра Мустаева так или иначе знает большинство жителей Ижевска. Тысячи из них бывали в Театре кукол на спектаклях с его участием (правда, большую часть времени его скрывает ширма) – сначала детьми, а потом уже с собственными сыновьями и дочками. Глубокий баритон, комментирующий каждый Парад Победы в Ижевске, – это тоже Мустаев. Сегодня Александр Гаевич не только продолжает служить в родном театре, но и руководит одним из лучших в стране региональных отделений Союза театральных деятелей (он – один из 16 региональных представителей, входящих в секретариат СТД РФ), организует в республике театральные фестивали и конкурсы.

Энвиль Касимов: Кому вы ставили голос?

– Ведущим всех телерадиокомпаний, которые появились в Удмуртии с началом перестройки (тогда один за другим у нас открылось штук семь телеканалов). Начал я с ГТРК, а потом ходил по кругу от одной студии к другой – меня передавали как переходящее знамя. Могу сказать, что это не самая лёгкая работа и для меня, и для ученика. Чтобы добиться результата, нужно несколько месяцев тренинга.

– Я знаю, что вы и политикам голос ставили. Актёр и политик – это схожие профессии?

– Да, есть сходство. И тем, и другим приходится играть. Только если у актёров это роли, то у политиков – продуманный образ, который нужно поддерживать на каждом публичном выступлении. Хорошим артистом считается Владимир Жириновский. Но я не политизированный человек, внимательно за политиками не слежу, так что к расхожим мнениям мне добавить нечего.

Анна Вардугина: А вам самому кто ставил голос?

– Когда я был подростком, на пике славы был Муслим Магомаев. Меня в 14-15 лет его страстная манера пения очень заражала. К тому времени мой голос уже сломался, превратился в баритон, и я захотел быть похожим на Магомаева манерой пения. Жил я на окраине Ижевска, и я убегал в лес, включал на магнитофоне Магомаева и под его песни пел во весь голос.  А в лесу акустика-то какая! Я голосил часами. А уже потом в ЛГИТМиКе укрепила мои достижения замечательный педагог по сценической речи Наталья Александровна Латышева.

– Почему из всех видов сценического искусства вы выбрали театр кукол?

– Может быть, потому, что никогда не считал себя Аленом Делоном. Но скорее потому, что в детстве у меня был домашний настульный кукольный театр. Это не оговорка, он действительно был не настольный, а настульный: порталом сцены выступала спинка стула, а сама сцена была на сиденье. На второй стул рядом я ставил лампу, чтобы на «сцене» был красивый свет. Всё это делалось, пока мамы не было дома, потому что в качестве занавеса я использовал её самую красивую шаль – приколачивал её к стулу гвоздиками. Сейчас я хочу возродить этот детский опыт как проект передвижного, мобильного театра одного актёра, чтобы можно было показывать небольшие спектакли в доверительной, камерной атмосфере, для нескольких зрителей. Художник нашего театра Денис Токарев помогает мне создать куклы для этого театра.

Когда-то я пошёл в ижевский хоспис в качестве Деда Мороза. Поздравил детей, а потом мне сказали, что через два дня одного из мальчиков, совершенно чудесного, обаятельного, не стало. Я переживал это настолько тяжело, что решил – больше туда не пойду. А теперь думаю, что я стал старше, нарастил шкуру, стал покрепче духом (хотя и сентиментальнее с возрастом тоже стал). Можно поставить этот театрик перед любой кроватью и сыграть сказочку, которая, может быть, сделает один из дней такого ребёнка чуть легче и радостнее.

Игорь Егоров: Понятие «играть» для артиста драматического театра и для артиста театра кукол означает разные вещи?

– Большая разница. Инструментом актёра драмы является он сам – всё его тело и лицо со всеми выразительными возможностями пластики и мимики. А актёры театра кукол должны прожить всё то же самое (ту же гамму эмоций, ту же глубину переживаний) и так же убедительно через неживую материю, через куклу. Не умаляя великое искусство драматических актёров, я считаю, что наша задача гораздо сложнее. Может быть, не случайно на всех капустниках в нашем институте побеждали кукольники.

Сергей Рогозин: Почему детские спектакли снимают с репертуара? У вас же публика постоянно обновляется.

- Да, каждые пять лет к нам приходит новое поколение детей, и поэтому маленькие спектакли живут очень долго. «Аистёнок и Пугало» мы играли 33 года (я играл Пугало)! Это был хороший спектакль – с трогательным сюжетом, с прекрасной музыкой Евгении Копысовой. Однажды к директору пришла жаловаться мама девочки, которая расплакалась на этом спектакле: «Почему вы довели мою дочь до слёз?!». Успокоили её, что это хорошо, – значит, её девочка умеет сопереживать, у неё сердечко чуткое.

Спектакль «Голубой щенок» мы сыграли 982 раза. Я играл там Чёрного кота и надеялся, что вот сыграем мы тысячный спектакль, и я эту тростевую куклу (а это мой любимый тип куклы) заберу себе. Мы с этим котом уже, что называется, срослись! Но однажды утром перед спектаклем помреж меня спрашивает: «А где Кот?» – «В ящике, где обычно», – отвечаю. Но его там не было. Стащили. Экстренно мы взяли кота из другого спектакля – там кот был рыжий, и на его костюм нашили разные чёрные рюшечки, чтобы он выглядел более тёмным. Дальше нужно было создавать новую куклу Чёрного кота, но делать её не стали, спектакль списали. Мою мечту спёрли.

Энвиль Касимов: Как поменялся зритель за эти годы?

– Дети намного выросли интеллектуально. Повысилась планка их ожиданий. Если раньше можно было увлечь детей чем-то совсем простым из серии «два притопа, два прихлопа», то сегодня они настроены на более замысловатые коллизии сюжета. Несколько лет назад мы поставили спектакль «ПроЖить» по мотивам рассказов Андрея Платонова, совсем не «детского» автора, наполненный драматическими образами, насыщенный метафорами. Когда спектакль был готов, я засомневался, поймут ли его дети – он не буквальный, требующий ассоциативного мышления. И когда рядовые зрители, обычные ижевские дети, после спектакля всё увиденное разложили по полочкам, перечислили все образы, объяснили их смысл до мелочей, и было видно, что эмоционально спектакль их тоже увлёк, я понял: мы получили новое поколение зрителей. Более продвинутое. К ним можно выходить со сложным, проблемным материалом.

Елена Васильева: Вы рады тому, как сложилась ваша творческая судьба?

– Грех жаловаться. Я играл и в кукольных спектаклях, и в «человеческих», и в захватывающих детских сказках, и в глубоких, очень серьёзных, взрослых историях. Режиссёры доверяли мне роли разного плана – и комические, и драматические, и я старался оправдывать их доверие. Есть работы, которые особенно важны для меня. Например, Герберт в спектакле «Опять они поют» по пьесе Макса Фриша о трагедии нацизма. У меня даже состоялся, сбылся собственный Гамлет – такой ролью я считаю Пера Гюнта в одноимённом спектакле по Ибсену. Так что я – счастливый артист.

Анна Вардугина: 2019-й объявлен Годом театра. Каких главных результатов вы ждёте от этой программы?

– Я хочу, чтобы за этот год на официальном уровне вернулось уважение к профессии актёра, да и другим театральным профессиям. Театр в массовом сознании стал развлечением из сферы услуг, а не искусством. К счастью, театральные залы сегодня не пустуют. Есть театры, в том числе в республике, где аншлаги – привычное дело. Но мне хотелось бы, чтобы не было снисходительного, через губу, отношения к «провинциальным» артистам. Зрители готовы покупать дорогие билеты на очень простенькие антрепризные постановки с актёрами – сериальными знаменитостями, потому что там «звёзды», «московский спектакль». Но поверьте, наши артисты зачастую играют глубже, интереснее. Людям нужно поверить, что звёзды работают рядом с ними.

УП вопрос:

Предыдущий гость «Планёрки» муфтий Удмуртии Фаиз-хазрат задал вопрос о цели жизни.

– Поскольку вне профессии я себя не представляю, то и цель нужно искать там. Думаю, её можно сформулировать словами поэта: «и чувства добрые я лирой пробуждал». Жизнь порой колотит людей очень больно, и я бы хотел, чтобы театр смягчал эту боль, создавал болеутоляющее в виде чего-то доброго, дающего надежду. А поскольку я служу преимущественно в детском театре, то могу добавить, что задача театра – помочь детям разобраться в том, где хорошо и где плохо. Надеюсь, своей театральной лирой я хотя бы немного увеличил количество добра. Следующего гостя я бы хотел спросить о том, что бы он хотел подарить людям.

УП задания:

– Я советую каждому сотруднику редакции сходить во все театры Ижевска, а если получится, то и Удмуртии. Важно на собственном опыте выяснить, эстетика и проблематика какого из них вам ближе. Каждый театр республики ищет путь к сердцу зрителей и предлагает что-то особенное. В Театре оперы и балета поставили рок-оперу «Юнона и Авось». В Театре кукол – спектакль «Ноктюрн для влюблённых» на двадцать зрителей, которые сидят прямо на сцене (его срежиссировал многократный обладатель «Золотой маски» Евгений Ибрагимов), и чудо кукольного театра происходит прямо на их глазах. В Национальном театре появляются интересные работы, потому что молодёжная труппа пока ещё работает с огнём в крови. Глазовский «Парафраз» известен далеко за пределами республики, это один из самых успешных малых театров страны, много раз получавший номинации на «Золотую маску», постоянно выпускающий премьеры. В ижевском «Молодом человеке» происходят очень интересные творческие процессы. Это театр, который создал себе задел на десятилетия вперёд, подготовив в своих «недрах» молодого режиссёра Андрея Опарина. Взлёт пережил Сарапульский драматический театр – за последние годы он много ездил по всероссийским фестивалям и возвращался с наградами. Русский драматический театр в Ижевске всё более уверенно занимает место одного из наиболее интересных и сильных театров в российских регионах – в этом марте он представит в Москве спектакль «Король Лир», получивший шесть номинаций на «Золотую маску». А в лонг-листе «Маски» побывали уже больше половины наших театров.

Фото Сергея РОГОЗИНА

24.01.2019

Автор материала:

Анна Вардугина

Анна Вардугина


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свидетельство о регистрации: № У-0090

Дата регистрации – 10.06.1998

РЕКЛАМА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Учредители:

Госсовет Удмуртской Республики
Правительство Удмуртской Республики

Положение об использовании материалов сайта

Положение о конфиденциальности

Старая версия сайта