«Меня назвали неблагодарным сыном»

1 февраля 2012
0

В правоохранительных органах меня назвали неблагодарным сыном – за то, что я хотел защитить права моей престарелой матери.

В свое время мама подарила свою квартиру дочери, а дочь эту квартиру продала. Мать осталась без жилья, и через семь месяцев я прописал ее у себя.

Дочь получает полагающееся нашей матери денежное обеспечение по старости. Эти деньги она использует в своих интересах: по существу, оставила престарелого человека без средств.

Как обязать дочь, мою сестру, заботиться о матери? В отделе участковых сказали: «Это не уголовное дело». А если хочу, мол, чтобы денежное обеспечение по старости принадлежало матери, то должен нанять адвоката или представить справку о частичной недееспособности.

Услуги адвоката обходятся в 35-40 тысяч рублей. Получается, что денежное обеспечение матери по старости я должен для нее купить? Или пожилой человек в деньгах не нуждается?

Адвокат разъяснил: ничего противозаконного в происшедшем нет. Понимаю это так: закон разрешает лишать родителей жилья и средств; мать, раз зарегистрировал ее у себя, должна находиться на моем иждивении, и мне не стоит судиться с сестрой.

Поинтересовавшись возрастом матери, адвокат посоветовал потерпеть, намекнув на то, что жить престарелой женщине осталось недолго. Его слова воспринимались еще и так: бабка если не от старости, так от голода помрет.

Правоохранительные органы выставили меня человеком, который хочет завладеть финансовыми средствами престарелого человека. Так и сказали: «Начинают делить престарелого человека». А у бабки нет ни материальных ценностей, ни финансовых накоплений. Как говорится, одна душа и ни одного гроша. Если бы душа представляла какую-то ценность, моя сестра забрала бы и ее. Заместитель прокурора тоже сказал: «Все законно». Привел статью: «Работоспособные дети обязаны содержать своих престарелых родителей».

Вот бабка и живет: где кусок хлеба сворует, у кого объедками поживится. И это ветеран труда, ветеран трудового фронта, чей трудовой стаж – около полувека. Все – в рамках закона.

ОТ РЕДАКЦИИ. Публикуя это отчаянное письмо, мы просим читателей высказать мнение. Есть ли, на ваш взгляд, выход?

Копию письма мы посылали сестре Александра Семеновича. Позвонил ее сын – племянник Широбокова. Сказал, что телефона у матери нет. Но, может быть, она или ее сын что-то пояснят в письме? Ответа ждали долго – не дождались.

Сестра уверена, что брат дело не выиграет? Несмотря на то, что работоспособные дети (то есть не только сын, но и дочь) «обязаны содержать своих престарелых родителей». Или сестра – человек нетрудоспособный? Так и Александр уже пенсионер (правда, продолжает работать).

В прошлом году мы опубликовали корреспонденцию о дошедшем до суда споре между сестрой и братом (оба – в зрелом возрасте, сестра настаивала на прекращении регистрации брата в «родительской квартире», где она сама проживала). Говоря разговорным языком, квартира досталась сестре. Когда – вскоре после суда – брат умер, похороны организовали его бывшая жена и дочь, которую он, по существу, не воспитывал. Они попросили сестру умершего помочь (пытаясь защитить в суде его интересы, поиздержались: заплатили адвокату немалую сумму). Сестра, выигравшая судебное дело и ставшая полноправной хозяйкой дорогой квартиры, и тут не проявила родственных чувств. Ответила цинично: «Мне некогда».

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут
Любовь ПЕТРОВА
Случай на автовокзале
Анатолий Трифонов, г. Ижевск
С опаской к Важнину ключу
Василий Тимофеев, д. Нижние Юри Малопургинского района
В деревне я один такой