Зона детства

28 марта
0

Есть ли шанс на счастливую жизнь у подростка, оказавшегося за стенами тюрьмы?

Dsc 7408s Зона детства

В Ижевской колонии для несовершеннолетних отбывают свой срок около ста трудных подростков от 14 до 18 лет с разных концов страны. У каждого из них своя судьба, в которой темных пятен больше, чем светлых.

Несмотря на свои недетские поступки, они все-таки дети, и в их взгляде видна ребячья непосредственность. Они смотрят на меня смущенными глазами, краснеют, неловко улыбаются, почесывая затылок. А на воле воровали, избивали и убивали. О таких, как они говорят: «Ничто их не изменит. С виду ангелы, а в душе демоны. Из них уже не выйдут нормальные люди. Мы не верим в них». Но они верят в себя, несмотря на клеймо «пропащий».

Дима Сычев (фамилия изменена. - Прим. авт.) - из Кирова. Прошлым летом ему исполнилось 18 лет. Обычно после достижения этого возраста мальчишек из колонии для несовершеннолетних переводят в тюрьму для взрослых. Диме разрешили отбывать срок здесь до своего 19-летия. Такое поощрение получают те, кто осознал свою вину и исправил поведение. Хорошо, если к этому дню срок заканчивается. Но моему герою сидеть еще три года. И после своего очередного дня рождения его должны отправить в другие тюремные стены.

– Я сижу за убийство. Меня приговорили к семи с половиной годам лишения свободы. Что я испытал в тот момент, когда узнал о своем наказании? Я был в шоке и умолял маму: ни в коем случае не реви, иначе я не выдержу. Дима заиграл желваками, лицо покраснело от напряжения. Он отвел взгляд в сторону и некоторое время молчал, собираясь с мыслями.

– Я не думал, что она умрет. Я этого не хотел. Отчетливо помню тот день. Мне только что исполнилось четырнадцать. Мы пошли гулять с другом на стадион. Чтобы стало веселее, решили немного выпить пива. Потом пошли к нему в гости, он жил в общежитии. Но сначала спустились в подсобку дома – там мы курили втихаря от родителей. Зашли туда, а там на полу сидят несколько бродяг, а на старом задрипанном диване без сознания лежит женщина – вся грязная, очень пьяная. Мой товарищ схватил какую-то палку, начал тыкать в нее. Она не реагировала, он продолжал над ней издеваться. Сам я ее и пальцем не тронул, но признаюсь, что смеялся. Что там было веселого? Сейчас, конечно, не понимаю. Она перевернулась на бок и упала на кафельный пол. Я одернул друга, сказал ему: перестань, хватит уже. Он выбросил палку под лестницу, и мы ушли, - вспоминает парень.

В тот же вечер к подросткам пришли следователи. Кто-то из жильцов дома спустился в подвал и увидел бездыханную женщину. Вызвали скорую и полицию. Бродяги рассказали, что в последний раз около потерпевшей видели соседских мальчишек.

– Мы договорились с другом, что не будем ничего говорить. Мы все отрицали. Но через два дня меня все-таки задержали для выяснения обстоятельств. Я думал, что отпустят. Когда понял, что все серьезно, решил рассказать всю правду. Следственные действия и суды длились около одиннадцати месяцев. Все это время я сидел в изоляторе. Окончательное слушание состоялось в 2013 году. Прокурор запросил для меня восемь лет. Я думал, что дадут меньше, потому что женщина умерла не по моей вине. Но приговор оказался намного жестче моих ожиданий. Я впал в ступор. Моего друга просто поставили на учет, потому что на момент совершения преступления ему было тринадцать лет, в таком возрасте в тюрьму не сажают. А меня ждали годы заточения, - рассказывает без каких-либо прикрас Дима. - Помню громкий плач моих старших сестер и строгое лицо мамы, которая держалась, чтобы не заплакать. Мне перед ней безумно стыдно. Она много страдала из-за меня, из-за отца.

Папа Димы большую часть своей жизни провел в тюрьме. Вот и сейчас он отбывает очередное наказание. В первый раз его посадили в 16 лет. Выходил на свободу на несколько месяцев и возвращался обратно в тюрьму. Именно поэтому Дима Сычев плохо знает отца, ведь тот не принимал участия в его воспитании. Мама одна поднимала троих детей. Много работала, чтобы ее дети ни в чем не нуждались.

– Мне хотелось побыть с отцом, поговорить с ним по душам, но у меня не было такой возможности. Когда я совершил преступление, он тоже сидел за разбой. У мамы не было много времени на нас, но она любила меня и сестер всем сердцем. Я маме намного больше благодарен, чем отцу, - признается парень. - Я самый младший в семье. Старшая сестра уже вышла замуж, родила дочку. Другая сестра живет в Москве. Только у меня с самого начала пошло все наперекосяк. Когда другие дети играли на компьютере и в футбол, у меня были другие увлечения. Я вообще отличался от своих сверстников. Мне казалось, что они лучше меня. Я этого не показывал, но так думал.

– Я всегда был хулиганистым. Помню, как в третьем классе выбил дверь в классе. Тогда меня поставили на учет, порекомендовали сменить школу. В результате отправили в коррекционный класс. Мама думала, что так будет лучше, - продолжает Дима. - Меня очень больно ранили слова сверстников, которые за спиной обзывали дурачком. Считалось, что в таких классах учатся умственно отсталые. Я дрался, отстаивая себя.

Попытки педагогов наладить контакт со сложным учеником оказались тщетными. Мальчик делал все наоборот. Захотел – пошел в школу, не захотел – не пошел. Когда прогуливал уроки, бродил по городу. Познакомился с такими же пацанами. Стали ошиваться у ларьков с пивом и сигаретами. Упрашивали местных алкашей купить спиртное за червонец.

– Я курил и пил потому, что ребята говорили: слабо тебе или не слабо? А я же герой! Сам не понял, как затянуло. Следующей ступенью деградации стала токсикомания. Нюхал краску, бензин. Так прошло еще два года. Однажды мы нанюхались какой-то отравы в гаражах. Я встал и пошел в непонятном направлении. Пришел в себя, когда меня задержал сотрудник полиции. Я стоял на проезжей части, мне было наплевать на свою жизнь. После этого случая я бросил токсикоманить, - говорит молодой человек. - Мама иногда ездила к отцу на свидания, рассказывала, что я плохо себя веду, что у меня проблемы. Отец говорил ей: взрослый мальчик, сам справится.

– Как можно считать 14-летнего мальчишку взрослым? - удивляюсь я.

– Я был ребенком, видел, как папа попадает в тюрьму. Я не хотел этого и не думал, что тот же сценарий ждет и меня.

В 13 лет Диму отправили в центр временной изоляции. Он со своим крестным пошел в магазин. К ним пристала пьяная компания. Завязалась драка. К Диме подлетел какой-то мужчина и стал его душить. Он машинально схватил бутылку и разбил ее об руку нападавшего. От хулиганов удалось отбиться. А на следующий день за Димой пришли полицейские. Он повредил тому парню сухожилие.

– Посадили на месяц. Центр временной изоляции напоминал детский лагерь, где с нами работали психологи. Вроде бы этот случай должен был стать для меня первым звоночком, но я отнесся к своему наказанию несерьезно. Думал, что защищал близкого человека. Между тем педагоги мне постоянно говорили: если не одумаешься, попадешь в колонию, - рассказывает Дима Сычев.

– Все произошло так, как они говорили. Тебе было страшно?

– Конечно. Знал, что колония находится в другом регионе и рядом не будет родственников. Я помню свой первый день в этих стенах. Меня, новичка, более взрослые осужденные поставили перед выбором: тут две группы – одни живут по правилам, а другие бунтуют против администрации. Если ты такой независимый, то тебе в ряды хулиганов. Я ругался матом, чуть ли не каждую неделю ходил на дисциплинарные комиссии. Однажды ко мне подошел воспитатель и сказал: «Ты неплохой парень, но связался не с теми. Одумайся, если хочешь поскорее домой».

Через пару лет за хорошее поведение Диму перевели на облегченные условия.

– В колонии я не теряю времени зря. Сейчас учусь в 9-м классе, получил три профессии: оператор швейного оборудования, оператор электро-вычислительной машины и сварщик. Больше всего мне нравится делать что-то своими руками. Я решил, что когда выйду отсюда, устроюсь сварщиком. А пока стараюсь как можно больше работать: крашу стены, ремонтирую оборудование. За это получаю зарплату. Все деньги бережно храню. Когда на длительные свидания приезжают родственники, мне разрешают выйти с ними на несколько часов в город. Я придумываю интересные развлечения, вожу их по красивым местам. А еще покупаю много подарков своей двухлетней племяшке. Она родилась, когда я уже был в колонии. К сожалению, за эти годы произошли и несчастья – умер дедушка, а я даже не смог присутствовать на его похоронах. Слава Богу, бабушка живая, она очень ждет меня. Каждый раз, когда со мной поговорит по телефону, плачет. Когда я выйду на свободу, сразу поеду к ней и скажу, что больше не подведу, - улыбается парень. - Я уверен, что в тюрьму больше не попаду. Если встречу старых друзей, объясню им, что дорога назад закрыта. К старому не вернусь. У меня вся жизнь впереди. Я обязательно влюблюсь и заведу семью.

В колонии Дима прошел обряд крещения. Теперь каждые выходные он ходит в храм. Молится не за себя, а за женщину, которая погибла по его вине.


СПРАВКА «УП»

Лидер по количеству подростковых преступлений - Свердловская область. Там в 2016 году зафиксировали 2346 криминальных случаев. На втором месте с 1 935 преступлениями расположилась Челябинская область, а на третьем - Пермский край, в котором правоохранители выявили 1 894 случая нарушения уголовного законодательства.

Фото: пресс-служба УФСИН по УР

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

При пожаре в Ижевске погибли брат и сестра
23 октября
Проводится доследственная проверка...
Двух детей семи и девяти лет сбили в Удмуртии
19 октября
Дети получили травмы...
В Удмуртии сбили девятилетнюю девочку
17 октября
Она перебегала дорогу в неустановленном месте...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут