Спасатель детских судеб

6 декабря
0

Лейсан Ильясова помнит историю каждого своего воспитанника и гордится теми, кто смог начать новую жизнь.

Лейсан Дилусовна работает начальником Центра временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей. В учреждение поступают ребята со всей Удмуртии. Как правило, эти мальчишки и девчонки уже не раз совершали общественно опасные деяния. Родители уже и не надеются на то, что их ребенок встанет на путь исправления. А сотрудники центра своим трудом доказывают обратное.

%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d1%8f%d1%81%d0%be%d0%b2%d0%b0 Спасатель детских судеб

Будто в детском лагере

Центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей в Удмуртии открыл свои двери весной прошлого года. Около шести лет в столице республики не было подобного учреждения ‒ его закрыли в 2010 году, так как здание, в котором он находился, признали аварийным. Началось строительство нового современного комплекса.

Я была поражена, когда увидела итоги этой работы. Двухэтажный кирпичный дом, во дворе игровая и спортивная площадки, и по всей территории высажены деревья и кустарники. И в самом здании красиво. Светлые стены, на которых красуются картины воспитанников, просторные коридоры.

Есть даже домовая часовня (молельная комната). Практически каждую неделю сюда приходит священник и проводит беседы, а ребята увлеченно слушают его. Беседы проходят в теплой доброй атмосфере. После такого общения многие подростки решаются на таинство крещения.

В центре ребята живут строго по распорядку. Так, с утра и до двух‒трех часов дня у них проходят уроки. Вот и сейчас в коридорах царит тишина. Лейсан Ильясова обходит классы, проверяет порядок. Ребята, увидев ее, срываются с мест и наперебой начинают рассказывать о своих успехах:

‒ Посмотрите, я красиво нарисовал? ‒ А я сегодня пятерку получила!

Она их выслушивает, хвалит и предлагает вернуться за учебные столы. А дети счастливы – они услышали добрые слова в свой адрес. Лейсан Дилусовна для этих проблемных подростков авторитет, к ее советам и мнению прислушиваются.

Руководством учреждения разработан план индивидуально‒профилактической и воспитательной работы с детьми. Работа проводится по четырем направлениям: духовно‒нравственное, правовое, гражданско‒патриотическое и пропаганда здорового образа жизни за каждым закреплен воспитатель.

Мероприятия для ребят проводятся не только в стенах здания, но и за его пределами. Дети посещают экскурсии, музеи, зоопарк, цирк, гончарную мастерскую. Для многих посещение кукольного театра было впервые. А на днях ребят сводили на студию радиостанции. Впечатлений было море! Многие мальчишки и девчонки попадают в центр внешне уставшими, эмоционально ослабленными, в отдельных случаях ‒ исхудавшими, а выходят со здоровым румянцем на щеках.

‒ Зачем вы нас так часто кормите? Мы дома один‒два раза только едим, – искренне удивляются ребята.

В центре созданы отличные условия жизни. Но, прежде всего, трудным подросткам необходимо внимание, теплота и забота.

Кто и за что?

Чаще всего в центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей помещаются дети, которые совершили общественно опасные деяния, но не достигли возраста привлечения к уголовной ответственности. Что это за категория детей? Допустим, 13‒летний Ваня похитил из магазина товар на сумму 3 тысячи рублей. Его действие не может быть квалифицировано как преступление, потому что на момент его совершения ему не было 14 лет. В данном случае принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Для профилактического воздействия подростков направляют в центр.

На сегодня здесь содержатся 11 детей – 9 мальчиков и 2 девочки.

‒ Почему ребята в таком юном возрасте идут на преступления? – задаю вопрос начальнику учреждения.

‒ Факторов много. Но могу точно сказать, что основная причина кроется в семье. У нас в центре есть психолог, который отдельно работает с родителями. Кто‒то признает свои ошибки, кто‒то их не видит. Например, недавно к нам попал мальчик, которого воспитывают мама и бабушка. Казалось бы, женщины должны уделять ребенку внимание, но не тут‒то было. У матери недавно родился второй ребенок, и ей не до старшего сына. Бабушка выпивает и курит дома, при этом ей не мешает присутствие маленьких детей. Атмосфера невыносимая. Мальчик просто не мог находиться дома. Он почти все время был на улице, подружился с такими же детьми, и они начали искать себе приключения, ‒ вспоминает Лейсан Дилусовна. – В результате попал к нам. Мы стали вовлекать его в кружки. А потом выяснилось, что парнишка прекрасно вяжет крючком. Смастерил нам и коврики, и игрушки. Мы сообщили об увлечении сына его маме, предложили купить для развития его новых навыков пряжу. Будет у него дело для души, может, и для младшей сестрички свяжет кофточки да носочки. Они ушли, мы верили, что его жизнь наладится. Но не прошло и трех месяцев, как он вновь поступил к нам. Семья не поддержала его увлечения. Но сейчас мальчик уже не вернется из центра домой, а отправится на обучение в специальное учебно‒воспитательное учреждение закрытого типа на 3 года.

Из центра в спецучилище

К сожалению, не все ребята, побывавшие в Центре временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей, исправляются. Есть те, кто попадает в это учреждение регулярно. Сегодня украл, через месяц снова украл.

‒ По несовершеннолетним, повторно совершившим общественно опасное деяние, сотрудники полиции выходят в суд с ходатайством для решения вопроса о направлении их в специальное учебно‒воспитательное учреждение закрытого типа органов управления образованием (СУВУЗТ). Мы готовим весь необходимый пакет документов, пишем обращение в Министерство образования РФ, там изучают личность подростка, его уровень интеллектуального развития, состояние здоровья, а потом выдают путевку.

Обычно детей направляют в Раифское, Орловское, Астраханское, Майкопское училища закрытого типа, ‒ рассказывает начальник центра. – Такая мера идет только на пользу ребенку. Эти специальные учреждения представляют собой обычные профессиональные училища, там есть спальные, административные и производственные корпуса. Хорошая спортивная инфраструктура. Это отличная возможность получить сразу несколько профессий.

Максимальное пребывание ребенка в спецучилище – три года. Но иногда подростки по собственному желанию остаются там до 18 лет. А потом возвращаются домой другими людьми.

По личной инициативе

‒ У нас был ребенок, который помещался к нам восемь раз. Дело в том, что в 15 лет его забрали из семьи и определили в детский дом, который находится в ста километрах от Ижевска. А он всю жизнь жил в этом городе, тут у него мама и два брата. Он не хотел находиться вдали от привычной обстановки, не мог с этим смириться и каждый раз сбегал из детского дома. Я с ним говорила не раз, и каждый раз он твердил: «Я не буду жить там, хоть что со мной делайте, у меня все тут: дом, семья, тренировки». Каждый раз, возвращая его в детдом, я вновь ожидала его появления в нашем центре.

Я подготовила письмо в Министерство образования Удмуртии, предложила перевести подростка в другое учреждение, поближе к его прежнему месту жительства. Буквально недавно его переселили в детский дом Ижевска. На днях получила его характеристику от воспитателей и была тронута: «Учится хорошо, пропусков нет, вежливый, доброжелательный», ‒ улыбается Лейсан Ильясова. – Я очень за него переживала. При побеге он подвергал себя опасности, садился в попутные машины.

Работа как образ жизни

Лейсан Дилусовна работает начальником Центра временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей с самого его открытия. Говорит, что наладить новую систему было несложно, за ее плечами уже был большой опыт общения с детьми. В 2000 году она поступила на службу в органы внутренних дел и была назначена инспектором по делам несовершеннолетних. А когда‒то она мечтала стать следователем.

‒ У меня дедушка работал следователем Увинского РОВД. Он ветеран Великой Отечественной войны, его фотография размещена на стенде в классе службы отдела полиции «Увинский». Я смотрела на него с замиранием сердца, таким красивым он мне казался в милицейской форме. Я горжусь им, все, кто имел возможность с ним поработать, говорили, что он был очень опытным и справедливым. Он мало говорил, но много делал. Мне говорят, что мой «холодный» ум в дедушку, ‒ рассказывает Лейсан Ильясова. ‒ Мои мама и папа, две сестры мамы и их мужья тоже работали в органах внутренних дел. Мы с братом росли в семье правоохранителей, поэтому несложно догадаться, какое направление мы выбрали.

А все могло сложиться по‒другому

‒ Поначалу учеба в школе была мне не интересна, я училась в физико‒математическом классе. Однажды случайно узнала, что в школе рядом с моим домом открывают юридический класс. Я пошла туда просто спросить о порядке набора в класс и неожиданно для себя попала на собеседование, по результатам которого меня зачислили.

Так началась новая глава в моей жизни. Учебу в школе совмещала с обучением в колледже. Законы и статьи выучила легко. После того как получила образование, решила устроиться в РОВД. Хотела стать следователем, но свободной должности не было, и мне предложили стать инспектором по делам несовершеннолетних. Мне тогда было 19 лет. На профилактическом учете у меня состояли дети, которые были младше меня всего на 4 года. Мой юный возраст тогда сыграл мне на руку: было проще установить контакт с правонарушителями. Я понимала их житейские проблемы, потому что сама недавно пережила подростковый период. Тогда я поняла, что нашла свое призвание. Позже мне предложили перевестись в другое подразделение, но я отказалась.

‒ Семья с пониманием относится к вашей работе? – интересуюсь я.

‒ Как это ни удивительно, но мой муж не полицейский. Он проектировщик в сфере строительства. Это как‒то уравновешивает ситуацию. Пока я на работе, он забирает ребенка из детсада и ведет его на секции. К тому же, он иногда помогает мне в центре ‒ ведет фотокружок, фотография ‒ его хобби.

‒ Некоторые люди всю жизнь ищут себя. А вы уже в юном возрасте поняли, чем хотите заниматься. Вас можно назвать счастливым человеком, ‒ заключаю я.

‒ Моя работа – мой образ жизни. Она держит меня в тонусе. Когда центр только начинал работать, я раньше отбоя от детей не уходила. Укладывала их спать, а потом шла домой. Я чувствую огромную ответственность перед подростками. Я должна им помочь.

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Елки-2018. В Ижевске полным ходом идет подготовка к новогодним праздникам
15 декабря
О том, какие новые идеи будут реализованы в этом году, рассказал заместитель главы администрации горо...
Доброта - удел сильных. Борцы Удмуртии помогают детям помогать
15 декабря
В коридоре ИТ-лицея № 24 с недавних пор красуется необычный ящик с надписью «Кто, если не мы. Добрый ...
Осторожно, двери…Поучительная история одного «заказа»
15 декабря
Перед Новым годом обычно хочется переделать множество дел: приготовить подарки близким, обновить и ук...
Чем запомнилась Удмуртия немцу Ульриху Хайдену? Иностранные журналисты открыли для себя родниковый край
14 декабря
На днях республику посетили сразу несколько иностранных журналистов. Коллеги из Германии, Болгарии и ...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут