Потомки ижевских мастеровых, объединяйтесь!

29 июля
0

В Удмуртии новая общественная организация восстановит забытые страницы истории

%d0%bc%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%be%d0%b2%d1%8b%d0%b5 %d0%be%d0%b1%d1%8a%d0%b5%d0%b4%d0%b8%d0%bd%d1%8f%d0%b9%d1%82%d0%b5%d1%81%d1%8c Потомки ижевских мастеровых, объединяйтесь!

Об ижевских кафтанщиках в советские годы было накрепко забыто. А так как многие из их семей участвовали в Ижевско-Воткинском восстании на «неправильной» стороне, то и в семьях, оставшихся в родном городе, воспоминания о прадедах, дедах и отцах не приветствовались. Оберегая детей от опасной информации, родители умалчивали всю правду, и сегодня получилось, что некоторые внуки и правнуки даже не догадываются о славном прошлом своих предков, не знают их имен, не гордятся ими.

Первым историком, громко заявившим в своих книгах и статьях об этом исключительно ижевском феномене, стал Евгений Шумилов. Он настаивал, убеждал, пропагандировал, и в результате образ бородатого ижевского мастерового в длиннополом кафтане и цилиндре стал привычным для горожан. На площади Оружейников был установлен им памятник, а возле школы № 24 на Советской - веселый ироничный Крокодил: название этого экзотического зверя прилипло к ижевским рабочим с легкой руки остроумных вятчан, которые добродушно подтрунивали над ними.

Что объединяет Данилу-мастера и ижевского рабочего

Первого апреля этого года в Ижевске было создано Общество потомков ижевских мастеровых. Председателем его избран Василий Борисович Шестаков.

– Мы хотели поначалу, чтобы это общественное объединение включало только потомков кафтанщиков, - рассказывает он. – Но потом подумали-подумали – кафтанщиков было не так много. По последним данным Евгения Шумилова – 599 (600-м символическим стал в недавнее время еще при его жизни Михаил Тимофеевич Калашников). Зато мастеровых, (по-современному - рабочих) в Ижевском заводе, который объединял два – сталелитейный и оружейный, - гораздо больше.

– Как создавалось общество, по чьей инициативе?

– Его сердцем и идейным вдохновителем стал Музей Ижевска и его директор Марина Рупасова, а также Евгений Федорович Шумилов, который многие годы читал лекции по истории города. В результате при музее собрался клуб краеведов, музейщиков и историков. Мы и решили: все созрело, чтобы для сохранения историко-культурного наследия нашего города и ижевской ментальности как части городской идентичности создать такое общество.

Что такое ижевская ментальность? Чем ижевчане отличаются, допустим, от пермяков, нижегородцев, жителей старинной Вятки и других городов?

Эта тема давно волнует краеведа Юлию Гулакову. Психолог по специальности, собирая материалы о своем родословном древе и предках, она пытается вычленить особенности поведения и образа жизни ижевчанина.

– Ментальность - бессознательная структура, которая передается из поколения в поколение родителями. Свою уникальную ментальность, связанную с особым образом жизни, имели дореволюционные предки ижевчан, и их потомки сохраняют ее.

Ее черты связаны с особенностями уральской горнозаводской цивилизации. С одной стороны, мы часть Урала как промышленного региона, где главный архетип – Мастер с культом труда, а центр поселения – завод как главная ценность. Все остальное служит для завода и его производственной деятельности. С другой стороны – удмуртская земля с песнями, мифами, легендами, язычеством, где обожествлялись все стихии – вода, огонь, металл. Ижевск – это сплав промышленного мировоззрения и языческой ментальности. На всем Урале этот сплав промышленного с остатками разных национальных языческих особенностей существует. Это зафиксировано в сказаниях Павла Бажова о Даниле–мастере и Хозяйке Медной горы, о волшебном олене, высекающем копытами драгоценные камин. Данила-мастер близок ижевскому мастеровому.

Кто на фотографии?

– Другая задача новой общественной организации – сохранение историко-культурного наследия города, - продолжает Василий Шестаков. - А это весь массив ижевской культуры – материальной и духовной: фотографии, здания, семейные истории, вся среда, в которой жили люди. В третьем-четвертом поколении все это теряется. Если мы сегодня не сохраним свидетельства прошлого конца XIX – начала XX века, то все это навсегда исчезнет.

Сегодня Общество потомков ижевских мастеровых собирает все, что можно еще найти. Мы работаем в архивах, восстанавливаем родословные древа, отыскиваем на чердаках и в семейных альбомах старинные фотографии. Порой приходится хватать за хвост исчезающую натуру. Вот, к примеру, эта фотография, которую мы впервые выставляем на всеобщее обозрение в «Удмуртской правде». На ней неизвестный ижевский кафтанщик, возможно, с семьей. Ее мне предоставил Арид Гильфанов. Кто этот мастеровой, как его имя? Может быть, кто-то из читателей опознает этих людей и сообщит нам через редакцию?

Нет сомнения, что это действительно ижевский кафтанщик. Кафтаны давались лучшим рабочим и в других российских промышленных городах - Златоусте, Воткинске, но покрой наших отличался. Они всегда были длиннополыми, обшитыми золотыми галунами. Главное же отличие наших кафтанщиков в том, что это была официальная награда Российской империи: списки награжденных ежегодно утверждал своей подписью лично государь император, а в остальных регионах – губернаторы или главы уездов. Первые наградные кафтаны были пожалованы ижевским мастеровым в 1819 году, последние – в 1915-м. Пока мы изучаем их историю. Возможно, кафтаны шили мастерицы, жившие на Вшивой горке (там сейчас бывший Дворец пионеров). Они носят черты русского народного мужского костюма. Дополнены аристократическими аксессуарами – цилиндром, тростью и перчатками. Награжденные работники - рабочая элита - должны были присутствовать при полном параде на всех церковных, заводских и местных праздниках в полном облачении и стоять особняком от всех рядом, плечом к плечу. Все технологии в то время были секретными, и кафтанщики передавали мастерство только своим детям. Так формировались рабочие династии.

Деды и прадеды

Для активистов новой общественной организации все началось с интереса к истории собственной семьи. Вот и Василий Борисович засел в архиве и открыл материалы, которые заставили его изменить всю свою жизнь, посмотреть на свой город, семью и себя другими глазами.

Он нашел в списке награжденных кафтанщиков четверых своих предков. Это дважды кафтанщик Федос Шестаков, его брат Кузьма Шестаков, по материнской линии – Иван Болтин и Петр Викулов. Они работали на разных участках производства Ижевского завода – ствольщиками, кузнецами, прокатчиками и получали свои императорские награды с 1851 по 1914 год. А фамилия первого представителя рода Шестаковых на Ижевском заводе – Филата Лукяновича - зафиксирована в документах 1828 года.

Узнав об этом, Василий Борисович задумался: а как столь долгая история жизни предков, работавших на Ижевском заводе, отразилась на нем?

– Ничего не зная о своем родословном древе, я пошел учиться в Индустриальный техникум, - рассказывает Василий Шестаков. - Техникум закончил и начал работать на Машиностроительном заводе - как раньше назывался нынешний Концерн «Калашников». Попал именно на оружейное производство. Собирал затворы АК-74. Наверное, сами предки меня туда привели, потому что, как впоследствии выяснилось, я ижевский оружейник в шестом поколении. Вот оно – проявление ижевской ментальности, о которой говорила Юля.

Изучение родословной Юлия Гулакова начала с неожиданной находки старинной фотографии, на которой изображены мастер-кафтанщик с женой. Оказалось, что это ее прапрадедушка и прапрабабушка – Михаил и Дарья Мокрецовы, по фамилии которых назван один из переулков Ижевска, где жила семья, называли Мокрецовским. Позднее дед Михаил построил дом на улице Куренной, ныне – Красной, который сохранился до сих пор. Дед оставил о себе память как мастер золотые руки. От природы был награжден смекалкой и склонностью к изобретательности, за что пользовался большим уважением среди рабочих и имел выборную общественную должность. Кафтан ему дали, по воспоминаниям родственников, за некое изобретение, которые было высоко оценено на производстве.

– Мистические совпадения с наклонностями и талантами предков отметила в себе и Юлия Гулакова. Как психолог она участвует в подготовке беременных женщин к родам. Каково же было ее удивление, когда она узнала, что ее бабка Дарья Мокрецова была целительницей, повитухой, выправляла надорвавшимся на тяжелой работе мастеровым грыжи!

Брендинг территории

Одно дело – обозначить общество на бумаге, заказать печать, принять устав и прочее, другое - реально участвовать в воссоздании исторической памяти жителей города. Какие шаги к этому уже делаются?

– Сразу скажу, что членом нашего общества может стать любой человек, который разделяет наши интересы и изучает свою родословную, даже если он не является потомком мастеровых или кафтанщиков Ижевского завода. В нашем активе пять человек, их хорошо знают ижевчане. Это, кроме нас с Юлей, Марина Рупасова, Евгений Селивановский, редактор журнала «Иднакар» Алексей Коробейнков. А всего человек двадцать. Каждый занимается своим направлением. Селивановский готовит сейчас к выпуску второй альбом фотографий Ижевска. Марина Борисовна в музее со своими сотрудниками «пишут» историю экспонатами и выставками – Ижевск взбудоражил приезд потомков одного из генералов, управляющего Ижевским заводом Ивана Новикова, и выставка о его жизни. Коробейников ориентирует журнал «Иднакар» как научно-историческое издание, где печатаются статьи с новыми фактами, найденными в архивах, увлекательные версии и гипотезы, кроме того, он издал около двадцати своих книг об Ижевско-Воткинском восстании. Члены нашего общества проводят экскурсии по старинному Ижевску. Я вхожу в состав общественно-экспертного совета Агентства по сохранению наследия Удмуртской Республики, Юля - в Градостроительный совет города. Участвуем в городских слушаниях.

30 мая в Ижевск из Москвы приезжала съемочная группа художественного сериала, пока условно называемого «Кафтанщики». Если у них все сложится и начнутся съемки, мы будем их консультировать.

Если обобщить сказанное, то сегодня Общество потомков ижевских мастеровых занимается брендингом территории, раскручивая уникальную историю города и завода. И первые ласточки полетели. Кафтанщики Ижевска интересуют киношников, писателей, например, Алексея Иванова. Их жизнь так и просится в увлекательный оригинальный сюжет. Да и туристы, инвесторы скорее заинтересуются городом, который имеет свое неповторимое лицо.

– Мы живем в кризисе, и для того чтобы общество вышло из него, требуется восстановить наш главный ресурс – корни, историю, какова бы она ни была, не деля ее на красную, белую и черную, - считает Юлия Гулакова. - Это нужно, чтобы у наших детей было будущее. Без этого мы, как пылинки, которые несет по ветру.

Фото автора

.

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Часы истории и ее часовщики
16 октября
100 лет Октябрьской революции: как это было, по мнению историков и журналистов...
Неслучайная халатность?
16 октября
Родители погибшей девочки в «Нейроне» второй год пытаются добиться правды ...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут