Планёрка с Алексеем Фоминым. «Мы должны убедить публику, что академическое искусство – это круто!»

2 ноября
0

В редакции обсудили, какие инструменты можно купить на 100 миллионов рублей, как вывести симфонический оркестр на опен–эйр и почему играть Битлов на баяне на похоронах – плохая идея.

%d1%84%d0%be%d0%bc%d0%b8%d0%bd %d0%b0%d0%bb%d0%b5%d0%ba%d1%81%d0%b5%d0%b9 Планёрка с Алексеем Фоминым. «Мы должны убедить публику, что академическое искусство – это круто!»

Директор Удмуртской государственной филармонии Алексей Фомин добивается того, чтобы этот «оплот академизма» воспринимали как часть актуальной культуры. Чтобы достичь этого эффекта, собранная им команда филармонии работает во всех направлениях: от расширения афиши (в ней стало больше джаза, появились молодые зарубежные инди–исполнители, на постоянной основе в ней прописались лидеры нового поколения российских инструменталистов–виртуозов), экспериментов с концертными форматами (от концертов в темноте до опен–эйров), буквального повышения доступности концертов (в филармонии появился лифт для маломобильных зрителей) до взаимодействия с совершенно новой аудиторией (несколько лет в малом зале безвозмездно работал Центр современной драматургии и режиссуры).

Представляясь коллективу «Удмуртской правды», Алексей Фомин не ограничивается нынешним руководящим, менеджерским по сути постом:

– Я закончил Уральскую консерваторию по двум специальностям: первая – баянист, вторая – дирижёр. Четыре года работал в Театре оперы и балета. Руководил оркестром народных инструментов «Золотая мелодия». В 2011 году возглавил Удмуртскую государственную филармонию. Вырос в Ижевске, знаю удмуртский язык, чем горжусь. Хотя отец понимал, что общаться мне придётся в основном на русском, он сделал всё возможное, чтобы я знал родной язык. В семье родителей всегда говорили по–удмуртски, и сейчас в своей семье я тоже говорю на удмуртском, продолжая нашу домашнюю традицию. Так что дочь (ей шесть лет) растёт двуязычной, и у сына, которому сейчас всего год, такие же перспективы.

Задание УП

– Я рад, что «УП» сохранила стандарт серьёзного издания в то время, когда проще публиковать сплетни и скандалы. Серьёзная журналистика должна не потакать вкусу на развлечения, а поднимать запросы аудитории до своих стандартов. Точно так же я убеждён, что филармония должна «навязывать» искусство высокого класса, а не потакать массовому вкусу. Концерт серьёзного исполнителя на нашей сцене всегда будет для меня важнее увеселительной программы. Чтобы посмотреть, как это работает, я предлагаю ответную «Планёрку» провести на концерте, организованном Удмуртской государственной филармонией, – например, на программе ансамбля танца «Лезгинка» из Дагестана 13 декабря. Эти артисты тоже навязывают свою культуру – после их выступления ты понимаешь, что влюблён в дагестанскую музыку, дагестанский танец, что ты покорён их национальным темпераментом. Кроме того, это прекрасный пример того, как культура выступает послом международных отношений.

Энвиль Касимов: Для чего нужна классическая музыка?

– Для того же, для чего художественная литература и изобразительное искусство. Музыка – это философия жизни, которая написана нотами. Выразительный язык у каждого искусства свой, но суть одна: помочь человеку осознать жизнь и самого себя.

Анна Вардугина: То, что в Удмуртии нет собственного высшего музыкального образования, сказывается на уровне академической музыки?

– Чувствуется кадровый голод. Когда я начал вникать в проблемы Государственного симфонического оркестра УР (с этого сезона он входит в состав филармонии), понял, что нехватка музыкантов у нас колоссальная. Каждого музыканта нужно выращивать как индивидуальность и как ансамблевого исполнителя. А нам – негде. В нашем симфоническом оркестре должно быть пять контрабасистов, но у нас их «полтора»: один штатный, двое – совместители. У нас всего один гобоист на всю республику! Симфонический оркестр вынужден подстраиваться под график спектаклей Театра оперы и балета, театр вынужден считаться с расписанием оркестра, потому что в обоих коллективах играют одни и те же музыканты. Других просто нет.

Но не хватает не только музыкантов. Много лет не выделялись деньги на приобретение музыкальных инструментов. На их покупку нам сегодня нужно 80–100 миллионов рублей. Речь не идёт об условных скрипках Страдивари (то есть коллекционных, уникальных инструментах). Я говорю о современных фабричных инструментах, соответствующих стандартам профессионального симфонического оркестра. Один только гобой, который мы будем покупать, стоит 860 тысяч рублей.

Галина Анищенко: Как вы приняли решение обновить стиль филармонии?

– Несколько лет назад мы провели анализ аудитории, чтобы понять, кто же ходит на наши концерты. Оказалось, что наш зритель – это люди в возрасте 55+. Молодёжи в зале в принципе не было. Да и вообще зрителей было маловато: на концерт оркестра «Золотая мелодия» однажды было продано всего 43 билета. Это было пугающее открытие: нужно что–то делать, и быстро, потому что в скором времени мы могли остаться совсем без публики. И мы стали всеми способами убеждать зрителей, особенно молодых, что филармонические концерты – это модно, это здорово. Как? Мы стараемся не быть заумными, наукообразными, мы даём почувствовать, что даже так называемое «серьёзное» искусство – это сильные впечатления, это шквал эмоций. Часто именно в этом проблема площадок, ориентированных на академическое искусство: люди с высшим музыкальным образованием, поправив очки на носу, снисходительно объясняют простым зрителям, что «полифония Рахманинова открыла новый этап в развитии симфонической музыки». Да боже мой! Скажите людям доступным языком, что «Симфонические танцы» Рахманинова – это свежо и круто, что в этой музыке звучит вечная тема борьбы добра и зла, и дайте им услышать эту музыку, не заставляя их бояться, что они чего–то не поймут.

Пару лет назад мы снова провели мониторинг, хотя уже и своими глазами видели, что аудитория на концертах помолодела. Статистика подтвердила, что средний возраст наших зрителей сейчас – 40 лет. И ещё – у нас теперь почти всегда аншлаги.

Сергей Рогозин: Летом состоялся симфонический опен–эйр, который собрал на фан–зоне парка Кирова большую аудиторию. Подобная практика будет продолжена?

– Филармония стала инициатором этого проекта, и можно с радостью говорить, что он удался. Мы уже договорились с директором «Парков Ижевска» Сергеем Буториным, что будущим летом на открытой площадке проведём трёхдневный фестиваль классической музыки под открытым небом – пригласим классных артистов, которые будут работать с нашим симфоническим оркестром. Если на фан–зоне появится крыша, вывезем туда и рояль. Фестиваль состоится в июле, и время выбрано не случайно. Мы задумались о том, что в республике не отмечается широко Петров день (12 июля), а ведь это не только один из самых почитаемых праздников на Руси, но и именины Петра Ильича Чайковского. Думаю, мы должны использовать каждый повод, который позволит нам напомнить аудитории и всему музыкальному миру, что его родина – здесь. А в конце июля проведём джазовый опен–эйр.

Энвиль Касимов: Кто в вашем личном рейтинге композитор номер один?

– Как патриот я должен сейчас ответить, что это Чайковский. Но на самом деле эталоном в развитии симфонической музыки я считаю Густава Малера. Когда я слушаю его музыку, то отрешаюсь от всего остального мира. Я нахожу в этой музыке одиночество, в котором я иногда нуждаюсь. Если вы ещё не знакомы с его музыкой, я бы рекомендовал начать с адажиетто из Пятой симфонии. На республиканских сценах Малер пока не звучит: это достаточно сложная партитура, которая требует и полного состава оркестра, и высочайшего уровня всех музыкантов. Пока по объективным причинам наш симфонический оркестр не исполняет эту музыку, но мы будем стремиться к тому, чтобы это стало возможно.

– Как вы относитесь к идее цензуры в искусстве?

– Сейчас так много событий и явлений культуры откровенно низкого качества, что идея цензуры начинает казаться приемлемой. Но осуществлять её могут только члены профессионального сообщества, а никак не случайные чиновники.

– Расскажите о самой необычной «халтуре» в вашей жизни.

– Учась в консерватории, я (как любой студент) мечтал о дополнительном заработке. Мы не отказывались ни от каких халтур: играли на свадьбах, на юбилеях, где угодно. Но однажды ко мне подошла женщина… её муж перед смертью попросил, чтобы на его похоронах играли на баяне песни «Битлз». Технически в этом заказе не было ничего сложного: аранжировок битловских композиций для баяна сделано много, да и на слух их подобрать не сложно – у них ясные мелодии, чистые гармонии. Но меня, как и всех других студентов, что–то остановило. Думаю, это было и этическое, и эстетическое внутреннее сопротивление.

Вопрос «УП»

– Вопрос от предыдущего гостя «Планёрки» Надежды Уткиной. За что вы любите Удмуртию и какие её места для вас являются «местами силы»?

– Удмуртию я люблю за то, что здесь мои корни, здесь началась история моей семьи, которую я по записям моего отца знаю до седьмого колена. Место силы для меня – Воткинский пруд. Мне нравится, что набережная там идёт почти по всему периметру, можно гулять там долго, вбирая в себя красоту этого пространства. Иногда я срываюсь с места, сажусь в машину, еду в Воткинск на набережную, смотрю там на воду в одиночестве, с музыкой Малера в наушниках. Вот это – моя Удмуртия.

Следующего гостя редакционного интервью я бы спросил, чем искусство отличается от шоу–бизнеса?

Фото Сергея РОГОЗИНА

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Приглашение.
15 ноября
Приглашение на различные культурные мероприятия, которые будут проходить в ближайшее время....
Историческое здание нуждается в реконструкции.
15 ноября
Чтобы генеральский дом жил, нужна поддержка властей и горожан....
Факты о Вторых международных Парадельфийских играх.
15 ноября
**Во II международных Парадельфийских играх, проходящих в Ижевске с 11 по 17 ноября, участвуют талант...
От бездны тьмы до очистительного света. Лондон, Пермь, далее везде: итоги III Международного фестиваля Мартина МакДонаха.
15 ноября
**Лондон—Пермь—Ижевск: этот маршрут естественно выстраивается в голове театралов, интересующихся совр...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут