«Пандус» для больной души

21 октября 2017
0

Каждый год в октябре во всем мире отмечается День психического здоровья

%d0%bc%d1%83%d1%85%d0%b0%d0%bc%d0%b5%d1%82%d0%b3%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d0%b5%d0%b2%d0%b0 «Пандус» для больной души

В нашем обществе есть люди, которых раньше называли душевнобольными. Их психика неустойчива. Особенно уязвима она в осенние дни, когда все меньше солнца, короче световой день, люди меньше двигаются.

Незадолго до Всемирного дня психического здоровья, его отметили в октябре, мы побывали в Главном бюро медико-социальной экспертизы по Удмуртской Республике. Руководитель, главный эксперт по медико-социальной экспертизе Екатерина МУХАМЕТГАЛЕЕВА, рассказала нам о динамике первичной инвалидности по психическим заболеваниям, а также поделилась размышлениями о том, что еще нужно сделать, чтобы люди со стойкими нарушениями функций головного мозга не считали себя в нашем обществе в чем-то ущемленными.

Шутка может обидеть

– В 2015 году в Удмуртии впервые признаны инвалидами по психическим заболеваниям 145 человек старше 18 лет, в 2016 году – 164 человека, - сказала Екатерина Дмитриевна. - По итогам 2017 года это число возрастет. В то же время известно, что некоторые больные люди неадекватно оценивают свое состояние, считают себя здоровыми и несвоевременно обращаются за медицинской помощью и установлением группы инвалидности. Или, уже осознав, что помощь требуется, всячески скрывают это от окружающих.

– Такие попытки были всегда. Очень искусно маскировал проявления болезни, например, нобелевский лауреат, математик Джон Нэш, у которого были галлюцинации. В этом его поддерживала жена: она боялась, что мужа принудят к лечению. Такими тогда были американские законы.

– По закону о психиатрической помощи в Российской Федерации лечение осуществляется с согласия больного. Существует и недобровольная госпитализация, но она происходит только по решению суда. Медико-социальная экспертиза для установления инвалидности проводится только по личному заявлению гражданина.

Что же касается программ реабилитации и абилитации, которые разрабатывают специалисты нашего бюро, то они носят рекомендательный характер для инвалида.

– Возможно, все дело в нашем менталитете. Не все проявляют достаточно терпения и такта по отношению к людям, которые от них отличаются.

– Могут, скажем, пошутить, а человек с инвалидностью обидится.

Присмотреться к опыту

– Но ведь психические заболевания не приговор? Ими страдали многие известные люди (Исаак Ньютон, Людвиг Ван Бетховен, Авраам Линкольн, Никола Тесла, Теннеси Уильямс, Эрнест Хемингуэй и другие), обогатившие мир теориями, изобретениями, произведениями литературы и искусства.

– Конечно, не приговор. А высокие технологии, современные лекарства позволяют людям с психическими заболеваниями сохранять высокую работоспособность на протяжении всей жизни. Скажем, более эффективно теперь лечат эпилепсию. Есть прогресс и в лечении других заболеваний.

– Сейчас много говорят о создании доступной среды для инвалидов. И мы видим, что что-то создается для людей, передвигающихся в коляске, что-то – для тех, у кого слабое зрение… А что нужно сделать для психически больных?

– Доступная среда для инвалида-колясочника – это пандусы, поручни, кнопки вызова, широкие двери, низкая мебель… Сформировать доступную среду для людей с психическими заболеваниями сложнее. К этой категории относятся очень разные люди. У одних не развит интеллект, у других, наоборот, с этим все в порядке, но они неадекватно реагируют на какие-то раздражители.

– Образно говоря, «пандуса» для больной души пока нет?

– Есть подходы к созданию такой среды. В психиатрических больницах осуществляется сопровождение пациентов, которые лечатся на дому. Они приходят не только на консультацию, но и пообщаться. В Республиканской психиатрической больнице имеется свой театр. Пациенты ставят спектакли. Мне довелось посмотреть, например, постановку «Снегурочка».

В стране (в нашей республике этого пока нет) появилась и новая тенденция – сопровождаемое проживание. Это касается людей с умственной отсталостью. Муниципалитет выделяет им жилплощадь, и такие больные живут отдельно, самостоятельно, но их учат разным бытовым навыкам - стирать, готовить еду, ходить в магазин, распределять свои финансовые средства, работать. И не только учат - периодически проверяют, как у них получается. К такому опыту, думаю, надо присмотреться.

«Снимите инвалидность»

– Почему психически больные порой требуют, чтобы с них сняли инвалидность? Может быть, потому, что, имея инвалидность, они не могут устроиться на работу?

– Закон о психиатрической помощи надежно защищает пациентов. Данные, находящиеся в профильном учреждении, не разглашаются. Другое дело, что есть работы, которые по своей тяжести не входят в группу оптимальных и доступных работ. Скажем, работа проводника сопряжена с вредными условиями для здоровья. Это ненормированный рабочий день, ночные смены, движущиеся механизмы. При устройстве на подобные работы необходимо пройти профосмотр. И, если у человека есть психическое заболевание, оно при таком осмотре может выявиться. То есть человека не приняли на работу проводником или кондуктором не потому, что у него есть инвалидность, а потому, что он не прошел профосмотр.

– Но не сошелся же свет клином на профессиях кондуктора, проводника…

– Некоторые инвалиды выполняют ту или иную работу даже лучше, чем здоровые люди. Скажем, мешок сахара нужно расфасовать в пакеты по 200 граммов. Каких-то особых знаний не требуется – только терпение. Но если за эту работу возьмется здоровый человек, то он быстро устанет, будет отвлекаться. А пациенты одной из категорий психически больных для этой работы подходят идеально! У них меньше утомляемость, и они длительное время могут выполнять монотонную работу. Для них такой труд – словно для тотально глухого человека работа на штамповке (у обычного человека в таких условиях в дальнейшем может развиться глухота).

Но, когда говорим о трудоустройстве психически больных, надо иметь в виду, что для них следует создавать особые условия. Допустим, такой человек сможет работать в отдельном помещении, желательно – под видеонаблюдением, но ни с кем не соприкасаясь: никто ничего ему не скажет, не обидит.

Должны быть организации, которые проводят мониторинг труда и, анализируя результаты, дают предложения обществу инвалидов: что в нашей республике востребовано, на каких работах могли бы трудиться люди с инвалидностью по психическому заболеванию.

– Психические больные нередко пополняют ряды бомжей. В свое время редакция оказала содействие девушке, которая из-за такого заболевания легко потеряла трехкомнатную квартиру и – вместе с мебелью – в стужу оказалась в подъезде.

– Без лечения ничего не сделать. В первую очередь, нужно получать адекватное лечение. Но у нас же люди не оценивают свое состояние, не лечатся, поэтому и попадают в такие ситуации.

– Неадекватное поведение могли бы заметить родственники, соседи, коллеги…

– Надо быть внимательными. И если человек совершает поступки, которые вредят ему самому и окружающим, задуматься: «А не связано ли это с состоянием его здоровья?».

Какими вырастут?

– На освидетельствование к вам приходят и дети. Как вы оцениваете уровень подготовки детей с умственной отсталостью к жизни в обществе?

– Детишкам с умственной отсталостью мы определяем категорию «ребенок-инвалид». Оценивая медицинское состояние ребенка, рекомендуем ему обучение с учетом рекомендаций психолого-медико-педагогической комиссии - определенный уровень образования, условия его получения, а в дальнейшем – профориентацию.

Профориентация в республике ведется. Есть патологии, при которых ребенок никогда не станет, например, космонавтом. Я понимаю, что у него может быть такое желание, но оно никак не соотносится с его образованием, уровнем интеллекта, состоянием здоровья. Поэтому ребенка настраивают на определенные позиции. Чтобы он знал: в такой-то профессии он будет востребован.

Уже год, как программы реабилитации и абилитации автоматически уходят во все муниципальные образования. Ответственные за реализацию реабилитационных мероприятий должны предоставить детям-инвалидам ту или иную образовательную программу, но они не смогут это сделать, пока родители или опекуны детей не обратятся за содействием. И тут у нас большой пробел. Не все родители стремятся к тому, чтобы ребенок-инвалид в дальнейшем получил образование и устроился на работу. Может быть, они заинтересованы в получении какой-то материальной выгоды от инвалидности ребенка и формируют отрицательную мотивацию самого ребенка: он инвалид, ему надо полежать…

Мы, родители, не вечны. А при таком подходе родителей дети-инвалиды вырастают и становятся большими взрослыми детьми. Они-то и совершают неправильные поступки, об одном из которых – потере жилья – вы рассказали. Это происходит потому, что больного человека не научили жить в социуме.

Детей с умственной отсталостью изначально нужно нацеливать на то, что в жизни может произойти что-то такое и куда им с этой болью идти. Идти не тогда, когда уже расстанутся с жильем (юридически все оформляется грамотно, и вернуть жилье, как правило, уже невозможно), а до совершения сделки, то есть учить детей-инвалидов быть информированными. Да и взрослых людей с инвалидностью этому тоже надо учить.


Инвалидность по психическому заболеванию не рок. В некоторых случаях, когда лечение в стационаре существенно улучшило здоровье, инвалидность снимается. Но надо иметь в виду, что нередко «лечить заболевание приходится столько, сколько человек к нему шел». Не стоит сознательно удлинять этот путь.

В заключение хочется сказать: инвалид – это, по существу, человек с безграничными возможностями. Он способен проявить себя в самых разных сферах жизни, добиться заметных успехов. Но для этого требуются большое терпение и неустанный труд.

На фото: Екатерина МУХАМЕТГАЛЕЕВА

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Автор статьи

1021030 Галина АНИЩЕНКО редактор отдела писем, Заслуженный журналист УР Все материалы этого автора

Читать также

Андрею Копосову веришь. Опытнейший доктор принимает в день по 30 – 35 пациентов
15 июня
15 июня – День медицинского работника. 2018 год – Минздрав Удмуртии объявил Годом борьбы с онко...
Арифметика инсульта. В Удмуртии происходит до 7000 инсультов в год. Особенно уязвим наш организм летом
14 июня
Каждые полторы минуты в России случается инсульт. За год его переносят полмиллиона граждан. Среди них...
На работу на велосипеде. Ижевчан приглашают присоединится к Всероссийской акции
14 мая
18 мая и 21 сентября в России пройдет ежегодная акция «На работу на велосипеде». Ее цель показать, чт...
Планёрка «УП» с Татьяной Карловой. Татьяна Карлова: «Задача наркологов – помочь каждому человеку и каждой семье»
30 апреля
Главный врач Республиканского наркологического диспансера рассказывает о противостоянии её службы алк...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут
Любовь ПЕТРОВА
Случай на автовокзале
Анатолий Трифонов, г. Ижевск
С опаской к Важнину ключу
Василий Тимофеев, д. Нижние Юри Малопургинского района
В деревне я один такой