Метод выращивания души в человеке

18 мая 2012
0

За последний год для тех, кто живет в Ижевске, ценит звучащее слово и ищет атмосферы радости и взаимной любви, не было никакой возможности миновать «Брезентовую цаплю» - явление, одновременно напоминающее знаменитые поэтические вечера в Политехе и хипповый квартирник.

%d0%90%d0%bd%d0%b4%d1%80%d0%b5%d0%b9 %d0%93%d0%be%d0%b3%d0%be%d0%bb%d0%b5%d0%b2 Метод выращивания души в человеке

«Брезентовая цапля» готовится к «акту красоты»

За последний год для тех, кто живет в Ижевске, ценит звучащее слово и ищет атмосферы радости и взаимной любви, не было никакой возможности миновать «Брезентовую цаплю» - явление, одновременно напоминающее знаменитые поэтические вечера в Политехе и хипповый квартирник.

Здесь читают стихи (иногда в прозе), поют и играют блюз и ирландские рилы, перебрасываются остроумными, часто ироничными комментариями и бесконечно улыбаются глазами.

Счастье искренности

«Брезентовая цапля» как-то быстро и убедительно заняла место самой интересной городской площадки для современной поэзии, некоммерческой музыки и прочего стихийного творчества (даром, что именно постоянной площадки у ребят нет, каждый раз «Цапля» приземляется на новом месте – то в библиотеках, то в галереях).

В отличие от участников некоторых городских поэтических объединений, где до сих пор в чести высокопарная лирика о «затеплившейся свече», написанная исключительно безупречным анапестом и амфибрахием, в «Брезентовой цапле» звучит живое (живое!) слово 21 века – иногда с шершавиной, часто с сарказмом, всегда – обнажающее личность.

Негласный лидер «Брезентовой цапли» Андрей Гоголев мягко сияет глазами:

-- Наше дело – радовать людей и радоваться самим. Нас от этого тащит! Я счастлив посвятить этому часть своей жизни.

-- Знаешь, а ведь немногие вообще умеют быть счастливыми.

-- У нашего народа украдена возможность радоваться. Я представляю наше общество как какой-то гамбургер, который наполняется при помощи информационного поля и накаливается, как в микроволновке, теми, кто управляет информацией – они подогревают те или иные чувства и страсти людей. Как ни странно, мы занимаемся тем же самым (манипулируем сознанием), только мы делаем это с добром в сердце. Мы выстраиваем оптимальную температуру для созревания души в человеке. Чтобы кто-то, проснувшись, сначала подумал не о себе самом, а о том, для чего он что-то делает, для кого живёт. И слово – лучший для нас способ объяснить самих себя, и то, что вокруг.

-- А получается?

-- Правда и свобода слова – они очень сложно достигаются. Слово как произнесенный или напечатанный знак не может добиться полного сходства с тем, что задумано, что происходит у поэта внутри. Будда сказал, что мысль изречённое есть ложь, и это так: едва мы произносим слово, оно становится не тем, что думалось. Единственная возможность приблизиться к правде – быть искренним в каждом слове и каждой интонации. И удачливость стиха определяется тем, сколько правды с высечением эмоциональных искр сказал автор.

-- Но как слушателю узнать, насколько звучащие стихи соотносятся с вашим внутренним миром, насколько они искренни? Они ведь могут соотнести их только со своим личным опытом, со своим мироощущением.

-- Да, именно так. Вся моя поэзия – это не моё отражение, а отражение того, кто слушает (или читает) эти стихи. И заботиться о чистоте этого отражения нам помогает только искренность. То, насколько верно мы следуем себе.

-- То есть, ваш главный принцип…

-- Внутренняя честность. Есть ещё слово совесть, но его следует понимать в старославянском смысле «соведать».

-- Сопричастность высшему знанию?

-- Да, именно так. Нас часто спрашивают после чтений, почему в наших стихах так часто появляется тема божественного, чего-то высшего, почему так много слова «вечность». Потому, что мы об этом часто думаем. Нам бы хотелось, чтобы люди чаще задумывались о том, для чего мы существуем. Это, как писал Лев Толстой, душеполезно, и этого сейчас не хватает.

Нежные панки

Имя преданного анафеме Толстого, кажется, всплыло в беседе не случайно. Жадно ищущие истины и сокровенного света, участники «Брезентовой цапли» разделяют божественное и религиозное. «Я работаю /это похоже на труд шахтера – только не вниз, а вверх/ это похоже на работу подводника – только не вниз, а вверх/ это похоже на службу священника – только не вниз», - читает Андрей Гоголев.

Вероятно, за подобное инакомыслие «Брезентовую цаплю» наглухо запретили принимать на всех официальных площадках Можги, где она, собственно, и начиналась в 2008 году.

-- Вас сочли слишком дерзкими и вольнодумными?

-- Да, увидели и дерзость, и вольнодумство, и всё, что прилагается к поэтам. Но мы поняли, что если мы вызываем такую реакцию, то значит, мы правы.

-- Вряд ли вы были более провокационными, чем «проклятые поэты» или диссиденты.

-- А в нашей позиции вообще не было ничего политического. Мы не выступали «против», не ввязывались в конфликты. Это такой метод анархии – не участвовать. Мы просто делали наше дело – писали.

-- Ты постоянно повторяешь «мы». В «Брезентовой цапле» все единомышленники?

-- Да, мы друзья, очень близкие друг другу люди. Мы все любим друг друга – очень.

-- Как вы находили друг друга?

-- Это удивительная история. С Русланом Муратовым, с которым мы начинали все это, мы нашлись случайно. Думаю, в Можге, где всего 50 тысяч народа, не так сложно отыскаться тем, кто занимается одним и тем же. Мы тогда обчитались Андре Бретоном, французскими сюрреалистами 1920-х годов – это были совершенно удивительные вещи. Я тогда учился на электрика – и выучился благополучно. А Руслан выучился на газовика. И мы были электрик и газовик, которые восхищаются сюрреалистами (сейчас Гоголев учится в московском Литинституте и сполна пользуется привилегиями студенческой вольницы – прим.авт.). Нам было 18-19 лет. Мы читали Хлебникова, очень серьёзно обсуждали поэзию. Мы были вместе! И терялось ощущение творческого эгоизма, которое обычно присутствует у поэтов. Когда я начал знакомиться с поэтами, то схватился за голову, что у них рядом не было такого человека как Руслан, без которого можно было просто потеряться во всём. Потом нас становилось все больше - по принципу «подобное притягивается подобным». Первый вечер «Брезентовой цапли» состоялся в Можге, летом 2009 года, в Центральной библиотеке – в небольшом лекционном зале. Недавно там снова побывал и поразился тому, какой он маленький. Но это было очень доброе ощущение того, что мы вырастаем. В июне прошлого года я познакомился с Таней Репиной, и втроём с Русланом мы начали делать более-менее регулярные собрания «Брезентовой цапли». Новые авторы появляются постоянно. Раньше мы принимали заявки, и это часто порождало разгул графомании. А мы же не для того, чтобы воссиять в славе, мы делаем это потому, что нам от этого радостно. Это как музыка, как импровизация, когда теряются наблюдающие и наблюдаемые, когда всё сливается, тогда появляется и поэзия. Хотя «Брезентовая цапля» – это не только поэты. Это творческий процесс, как горение. Или вот слово «тепло» - оно может быть и наречием, и существительным, хотя продолжает нести похожий заряд. Так же и «Брезентовая цапля» - она может быть и глаголом, и существительным, и поэзией, и музыкой, и живописью.

Немотивированные акты красоты

Этим летом «Брезентовая цапля» становится «великой» - именно под таким названием 27 мая пройдет большой музыкально-поэтический вечер в Доме молодежи. Ожидаются синематограф, песни и честные слова, или, как определяют это чудесное безобразие сами Гоголев сотоварищи, «террористические акты красоты и прочего джаза».

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Фестиваль «Золотая маска» в Ижевске» состоится осенью
24 июня
Со 2 по 11 ноября будут сыграны 7 «золотомасочных» спектаклей...
Слово за словом: как создаются словари
21 июня
Готовится к выходу в свет уникальное издание...
Поэт в Ижевске меньше, чем поэт?
21 июня
Современная поэзия оказалась слишком острой на массовый вкус...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут