Ирина Медянцева: в поисках ангела

7 апреля
0

Своими работами художница из Удмуртии рассказывала о красоте и хрупкости жизни.

3 Ирина Медянцева: в поисках ангела

Ирина Медянцева, художница-кукольница из Удмуртии, стала одной из жертв теракта в петербургском метро 3 апреля.

Мир кукол Ирины Медянцевой – это детская нежность и непосредственность, оберегаемые взрослым, знающим тяготы жизни человеком. Кажется, она всю жизнь создавала сказку. Чего стоят имена ее персонажей – Маленький Ангел, Грустный Ангел, Питерский Ангел, Ангел Софья, Ангелочек Светлана, Ангел Весны, Домовой на скамейке и Домовой Сеня, Заенька и Солнечный Лучик. Другие работы носят название «В мечтах о театре» и «В ожидании чуда». Это не кисейные «дамские» куколки, в сентиментальности Медянцевой не было ни капли слащавости или коммерческого расчета. Она выпускала в мир нежные, беззащитные существа, глядя на которые, ты понимал: они боятся, верят, ждут чего- то доброго, но знают, что в жизни бывают и печаль, и боль.

Большинство персонажей Ирины Медянцевой смотрит на мир огромными распахнутыми глазами, в которых читаются ранимость, хрупкий внутренний мир, страх перед неизвестным и робкая надежда на радость. У них сходная пластика, будто они друг другу братья и сестры (по правде сказать, так и есть – они ведь «дети» одного художника-творца, но далеко не каждый художник умеет наделить свои творения общими чертами, сохраняя при этом их индивидуальность).

Они чутки к внешнему миру – вглядываются и вслушиваются в него, от изумления перед ним часто обхватывая щеки тонкими ладошками. Они будто прислушиваются к окружающему пространству и к себе самим, чтобы не пропустить что-то важное и прекрасное и не потерять самих себя. Коллекционеры, хорошо ориентирующиеся в авторском стиле художников, и обычные люди, покупавшие кукол Медянцевой, отмечали, что эти ангелы, домовые и дети кажутся воплощением нежности и хрупкости этого мира, который необходимо оберегать от любой жестокости и скверны. Трогательные, трепетные, будто спрашивающие: будем ли мы счастливы?

Корневая система

Ирина Медянцева родилась в селе Кулига Кезского района – большом старообрядческом поселении, стоящем вдалеке от крупных населенных пунктов, где и сейчас старики учат молодых людей тому, что жить по совести важнее, чем жить богато. А уж 50 лет назад, когда родилась Ирина, Кулига и вовсе была заповедным уголком, где юная девушка-романтик могла на всю жизнь получить прививку тихого, негромкого восторга перед миром и научиться быть щедрой и бескорыстной.

Повзрослев, Ирина уехала из деревни. Долго жила в Нижнем Новгороде, а пять лет назад переехала с семьей в Санкт-Петербург. Куклы много лет занимали важное место в ее жизни: авторской куклой она занималась более 20 лет, начав с текстильных кукол и папье-маше и быстро добившись впечатляющих результатов. Она закончила Школу кукольного дизайна в Москве (курс Светланы Воскресенской), чтобы отточить стиль, освоить все хитрости создания не только кукол от лепки тела до тончайшей росписи лица, но и шитье миниатюрных костюмов, «накручивание» замысловатых причесок, изготовление крохотной обуви.

Живое дыхание

В последние годы художница работала в техниках «затвердеваемый пластик» и «запекаемый пластик», а также делала войлочных кукол в технике сухого валяния. Добивалась впечатляющей достоверности образов: благодаря использованию натуральных человеческих волос в прическах и тончайшему старинному кружеву в костюмах куклы, выполненные даже без анатомической достоверности, казались живыми, дышащими, теплыми.

Работы Ирины Медянцевой оказались так хороши, что вскоре она заняла заметное место среди питерских кукольников, несмотря на огромную конкуренцию в этой области. За ее новыми персонажами «охотились» не только ценители интерьерной куклы, но и представители творческой интеллигенции. О том, что в их домах «живут» Ангелы, сделанные Ириной Медянцевой, написали на своих страницах в соцсетях актрисы Юлия Ауг и Ксения Кузнецова. Кукол Медянцевой вообще очень любили актеры, музыканты, литераторы. В своих работах она нашла ту интонацию, которой доверяли люди, сами постоянно сталкивающиеся с поиском творческой правды и безошибочно отметающие любую фальшь.

«Счастливая женщина после сорока»

Секреты мастерства она никогда не держала при себе: сначала Ирина преподавала в детской школе искусств, затем начала проводить мастер-классы по разным техникам. Ученики отмечали ее преподавательский талант: она умела не только передать тонкости технологии, но и заразить жаждой творчества, дать стимул к поиску своих тем в изготовлении кукол.

Она всегда была открыта для общения: нередко люди, купившие у нее куклу на выставке или ярмарке, заходили на ее страницу в соцсети и становились ее друзьями - Ирина Медянцева одинаково увлеченно рассказывала и о своем творчестве, и о путешествиях с мужем, и о домашних заботах, и о том, как «чувствовать себя счастливой женщиной после сорока». Она знала, о чем пишет: она сама была такой счастливицей – у нее было любимое дело, она жила в городе, о котором мечтала, у нее был муж, которого она называла самым родным человеком, и две взрослые дочери.

Третье апреля

В сводках о последствиях теракта СМИ одно за другим перепечатывают, что Ирина закрыла собой от взрыва дочь, вместе с которой ехала в том злополучном вагоне метро. Судя по рассказам очевидцев, взрыв был таким неожиданным, что спасти близкого намеренно там не мог никто. Но судьба распорядилась так, что Ирина Медянцева и вправду заслонила 29-летнюю дочь от осколков самодельной бомбы и кусков покореженного металла – оказалась живым щитом между ней и взрывной волной. В «Балладе о прокуренном вагоне» поэт Александр Кочетков писал: «Нечеловеческая сила, в одной давильне всех калеча, нечеловеческая сила живое сбросила с земли» - в вагоне питерского метро произошло именно такое, от чего нет защиты. Но художница, создававшая самых нежных, напоминающих о хрупкости жизни кукол, вольно или невольно сама стала такой защитой. Она перестала дышать уже в машине скорой помощи, на пути в больницу.

На момент сдачи этого номера газеты в типографию дочь Ирины Медянцевой находилась в реанимации, и все же с надеждой на исцеление.

Гибель Ирины Медянцевой стала личной трагедией для семьи экс-солиста группы «На-На» Владимира Левкина. Ирина – тетя жены певца Маруси (Марии) Левкиной, ижевчанки.

Фото: gorod-che.ru

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Гарик Сукачев и «Бригада С» выступят в Ижевске
20 октября
Все это рок-н-ролл!...
В Удмуртии прошел День в музее для российских кадет
18 октября
Свои акции для кадет провели 18 музеев республики...
Что скрывается под маской
16 октября
В серии портретов Александра Чувашева цирк стал метафорой человеческой жизни...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут