Ирина Медянцева: в поисках ангела

7 апреля
0

Своими работами художница из Удмуртии рассказывала о красоте и хрупкости жизни.

3 Ирина Медянцева: в поисках ангела

Ирина Медянцева, художница-кукольница из Удмуртии, стала одной из жертв теракта в петербургском метро 3 апреля.

Мир кукол Ирины Медянцевой – это детская нежность и непосредственность, оберегаемые взрослым, знающим тяготы жизни человеком. Кажется, она всю жизнь создавала сказку. Чего стоят имена ее персонажей – Маленький Ангел, Грустный Ангел, Питерский Ангел, Ангел Софья, Ангелочек Светлана, Ангел Весны, Домовой на скамейке и Домовой Сеня, Заенька и Солнечный Лучик. Другие работы носят название «В мечтах о театре» и «В ожидании чуда». Это не кисейные «дамские» куколки, в сентиментальности Медянцевой не было ни капли слащавости или коммерческого расчета. Она выпускала в мир нежные, беззащитные существа, глядя на которые, ты понимал: они боятся, верят, ждут чего- то доброго, но знают, что в жизни бывают и печаль, и боль.

Большинство персонажей Ирины Медянцевой смотрит на мир огромными распахнутыми глазами, в которых читаются ранимость, хрупкий внутренний мир, страх перед неизвестным и робкая надежда на радость. У них сходная пластика, будто они друг другу братья и сестры (по правде сказать, так и есть – они ведь «дети» одного художника-творца, но далеко не каждый художник умеет наделить свои творения общими чертами, сохраняя при этом их индивидуальность).

Они чутки к внешнему миру – вглядываются и вслушиваются в него, от изумления перед ним часто обхватывая щеки тонкими ладошками. Они будто прислушиваются к окружающему пространству и к себе самим, чтобы не пропустить что-то важное и прекрасное и не потерять самих себя. Коллекционеры, хорошо ориентирующиеся в авторском стиле художников, и обычные люди, покупавшие кукол Медянцевой, отмечали, что эти ангелы, домовые и дети кажутся воплощением нежности и хрупкости этого мира, который необходимо оберегать от любой жестокости и скверны. Трогательные, трепетные, будто спрашивающие: будем ли мы счастливы?

Корневая система

Ирина Медянцева родилась в селе Кулига Кезского района – большом старообрядческом поселении, стоящем вдалеке от крупных населенных пунктов, где и сейчас старики учат молодых людей тому, что жить по совести важнее, чем жить богато. А уж 50 лет назад, когда родилась Ирина, Кулига и вовсе была заповедным уголком, где юная девушка-романтик могла на всю жизнь получить прививку тихого, негромкого восторга перед миром и научиться быть щедрой и бескорыстной.

Повзрослев, Ирина уехала из деревни. Долго жила в Нижнем Новгороде, а пять лет назад переехала с семьей в Санкт-Петербург. Куклы много лет занимали важное место в ее жизни: авторской куклой она занималась более 20 лет, начав с текстильных кукол и папье-маше и быстро добившись впечатляющих результатов. Она закончила Школу кукольного дизайна в Москве (курс Светланы Воскресенской), чтобы отточить стиль, освоить все хитрости создания не только кукол от лепки тела до тончайшей росписи лица, но и шитье миниатюрных костюмов, «накручивание» замысловатых причесок, изготовление крохотной обуви.

Живое дыхание

В последние годы художница работала в техниках «затвердеваемый пластик» и «запекаемый пластик», а также делала войлочных кукол в технике сухого валяния. Добивалась впечатляющей достоверности образов: благодаря использованию натуральных человеческих волос в прическах и тончайшему старинному кружеву в костюмах куклы, выполненные даже без анатомической достоверности, казались живыми, дышащими, теплыми.

Работы Ирины Медянцевой оказались так хороши, что вскоре она заняла заметное место среди питерских кукольников, несмотря на огромную конкуренцию в этой области. За ее новыми персонажами «охотились» не только ценители интерьерной куклы, но и представители творческой интеллигенции. О том, что в их домах «живут» Ангелы, сделанные Ириной Медянцевой, написали на своих страницах в соцсетях актрисы Юлия Ауг и Ксения Кузнецова. Кукол Медянцевой вообще очень любили актеры, музыканты, литераторы. В своих работах она нашла ту интонацию, которой доверяли люди, сами постоянно сталкивающиеся с поиском творческой правды и безошибочно отметающие любую фальшь.

«Счастливая женщина после сорока»

Секреты мастерства она никогда не держала при себе: сначала Ирина преподавала в детской школе искусств, затем начала проводить мастер-классы по разным техникам. Ученики отмечали ее преподавательский талант: она умела не только передать тонкости технологии, но и заразить жаждой творчества, дать стимул к поиску своих тем в изготовлении кукол.

Она всегда была открыта для общения: нередко люди, купившие у нее куклу на выставке или ярмарке, заходили на ее страницу в соцсети и становились ее друзьями - Ирина Медянцева одинаково увлеченно рассказывала и о своем творчестве, и о путешествиях с мужем, и о домашних заботах, и о том, как «чувствовать себя счастливой женщиной после сорока». Она знала, о чем пишет: она сама была такой счастливицей – у нее было любимое дело, она жила в городе, о котором мечтала, у нее был муж, которого она называла самым родным человеком, и две взрослые дочери.

Третье апреля

В сводках о последствиях теракта СМИ одно за другим перепечатывают, что Ирина закрыла собой от взрыва дочь, вместе с которой ехала в том злополучном вагоне метро. Судя по рассказам очевидцев, взрыв был таким неожиданным, что спасти близкого намеренно там не мог никто. Но судьба распорядилась так, что Ирина Медянцева и вправду заслонила 29-летнюю дочь от осколков самодельной бомбы и кусков покореженного металла – оказалась живым щитом между ней и взрывной волной. В «Балладе о прокуренном вагоне» поэт Александр Кочетков писал: «Нечеловеческая сила, в одной давильне всех калеча, нечеловеческая сила живое сбросила с земли» - в вагоне питерского метро произошло именно такое, от чего нет защиты. Но художница, создававшая самых нежных, напоминающих о хрупкости жизни кукол, вольно или невольно сама стала такой защитой. Она перестала дышать уже в машине скорой помощи, на пути в больницу.

На момент сдачи этого номера газеты в типографию дочь Ирины Медянцевой находилась в реанимации, и все же с надеждой на исцеление.

Гибель Ирины Медянцевой стала личной трагедией для семьи экс-солиста группы «На-На» Владимира Левкина. Ирина – тетя жены певца Маруси (Марии) Левкиной, ижевчанки.

Фото: gorod-che.ru

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

В Удмуртии проходит первый международный фестиваль «Яркие Люди. КамаФест»
20 августа
На него собрались одаренные и креативные люди из городов России ...
Назад, в СССР!
18 августа
Пятый книжный фестиваль «Читай, Ижевск!» будет посвящен временам Советского Союза, как тогда говорили...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут