Александр Ложкин: «В настоящей картине слышны звучащие в ней музыка и поэзия»

10 июня
0

«Удмуртская правда» продолжает цикл публикаций о художниках Удмуртии и знаковых для их творчества работах

%d0%bb%d0%be%d0%b6%d0%ba%d0%b8%d0%bd Александр Ложкин: «В настоящей картине слышны звучащие в ней музыка и поэзия»

Пятнадцать минут и вся жизнь

Александр Ложкин – один из признанных мастеров удмуртского пейзажа, рассмотревший в «негромкой» природе этого края колоссальный запас витальности.

Картину «Облака над лесом» Александр Ложкин написал в 2013 году одним махом. Летом он и его друг, художник Валерий Любарец, поехали на пленэр. В Якшур-Бодьинском районе нашли живописное место. Карьер, в котором добывали глину, превратился в пруд – его заполнила вода из подземных источников. На пруду выросли кувшинки. На берегу зацвёл иван-чай. Друзья поставили мольберты. Едва Ложкин набросал очертания пруда и кромки леса, на чистое небо набежали большие пушистые облака. Быстро смешивая оттенки белого, серого, синего, жёлтого он выписывал их объём и фактуру, и краем глаза увидел, как следом за облаками на них движется чёрное грозовое облако.

– В этот момент свет был таким выразительным, вокруг было столько красоты и силы, что я решил – этот пейзаж надо заканчивать. Работал как одержимый. Скорее, скорее, не поправляя ни один мазок. Только выдохнул – вышла картина! – туча наползла и вокруг наступила чернота. Вся работа заняла у меня минут 15. Доработка потом не понадобилась, картина и вправду была закончена. Как будто Бог писал моими руками.

Картина, написанная за четверть часа, стала воплощением философских и художественных поисков, которые художник вёл с раннего детства. «В ней – пятнадцать минут и вся жизнь», – соглашается Александр Егорович Ложкин. От предположения, что его манера мгновенно запечатлевать ощущение момента, ухватывать особый свет – это чистый импрессионизм, отмахивается (как, впрочем, от любых попыток причислить его к той или иной художественной школе):

– Всё идёт из нутра. Никогда не думал, реалист я, постимпрессионист или ещё кто-то. Думаю, такие определения только сужают понимание художника. Как определить трель соловья – это романтизм, фольклор? Если он не разинет клюв и не запоёт, его разорвёт изнутри – это его натура, а не стиль или школа. Соловей родился соловьём, я родился художником. Я задохнусь, если не буду писать картины – что тут о стиле говорить. Пишу, как чувствую, соединяя то, что вижу глазами, с теми образами, которые появляются у меня ассоциативно.

Откровение

По словам художника, рисовать он начал раньше, чем читать. Александр Ложкин родился в Ижевске, на Родниковой улице – там, где сейчас находится его художественная мастерская. В пять лет его, в последней надежде спасти от крупозного воспаления лёгких (в городе врачи «приговорили» мальчика, напрямик сообщив матери, что ребёнок – не жилец) отправили в деревню Чепык в Дебёсском районе к деду. Дед Никита Романович, сын сельского батюшки, построил на окраине деревни навес из сосновых лап, чтобы ребёнок дышал смолистым хвойным духом, поил его козьим молоком и отварами целебных трав, и Саша начал поправляться. Выздоровевшего пацана решили в город пока не отправлять. Было лето 1941 года. Отец Александра Ложкина работал в Ижевске на заводе – в одиночку справлялся с тремя станками, волокущими проволоку, хотя по нормативам на каждом станке должен был работать мастер и его помощник. Отдувался за шестерых и не жаловался – ему дали бронь «по здоровью», а парни из цеха ушли на фронт.

Маленький Саша Ложкин на несколько лет остался в удмуртской деревне. Он наблюдал, как преображается могучая вольная природа Прикамья с наступлением каждого сезона, и навсегда остался потрясён увиденным: «Я выходил за околицу и видел травы выше своего роста, которые перебирал ветер. Видел цветы. Радугу после дождя. Падал плашмя на лугу, смотрел на проплывающие надо мной большие пушистые облака и думал, что на них лежит Бог и от радости поёт».

Свой восторг он тут же пытался выразить через рисунок. Доставал из печного пода угли и рисовал ветви, цветы и травы на белом боку свежевыбеленной печи. Старшие устраивали выволочку, белили заново печь, он терпел несколько дней – и рисовал снова, не на печи, так на потолке, поставив на комод табуретку. Соловей не может не петь. Рождённый художником не может не рисовать.

Худграфовец первого набора

Однако долгие годы Ложкин не мог приблизиться к профессии художника, как бы сильно ему об этом не мечталось. В школе, где он учился, ИЗО не преподавали. Художественные принадлежности в 1950-х были страшным дефицитом. Он ещё долго рисовал углём – сначала на любой поверхности в доме, потом – на больших страницах «Удмуртской правды» прямо поверх редакционных статей. Окончив школу, он на три года ушёл в армию, а по возвращении столкнулся с настойчивыми советами семьи бросить всю эту блажь и начать «серьёзно» работать.

– И я пошёл на ТЭЦ-1. Страдал ужасно. На своё счастье, узнал, что во Дворце культуры машиностроителей идёт набор в художественный кружок. Педагог сначала не хотел меня брать, не верил, что из 22-летнего ученика будет толк. Но я его убедил, что живопись – смысл моей жизни. Сначала надо мной смеялись – и учитель, и ученики. У меня был огрызок красного карандаша, но так как некому было мне показать, как его правильно держать, я его стискивал всеми пальцами. «Что ты карандаш за горло держишь? Задушишь!» – дразнили меня. Но через полгода занятий педагог начал хвалить мои работы. После кружка встал вопрос о профессиональном образовании.

В «Удмуртской правде» я прочитал, что в пединституте (будущем УдГУ) будет производиться первый набор на факультет черчения, рисования и труда. Это было начало знаменитого худграфа. Туда-то я и поступил в 1959 году. В первой сессии получил одну четвёрку, а все остальные годы учёбы учился только на «отлично» – работал по-чёрному, не давая себе отдыха.

Поэзия и музыка живописи

Художник никогда не считал, сколько картин написал за 55 лет профессиональной карьеры. Вероятно, тысячи. Не отдыхал почти никогда. Писал и на заказ («Надо для интерьера настоящую русскую осень»), и для собственной радости. Будучи одним из первых профессиональных живописцев Удмуртии, разработал новое для местной школы направление – лирический пейзаж. Он говорит:

– Несколько лет назад я пришёл к убеждению, что музыка, живопись и поэзия – это триединое искусство. Глядя на настоящую картину, вы слышите её поэзию и звучащую из неё музыку. Слушая настоящую музыку, вы видите череду визуальных образов, картин и слышите в ней поэзию. Настоящие стихи рождают в вашем воображении и картины, и мелодию. Людей, даже едва различимыми силуэтами у горизонта, Ложкин в свои пейзажи не включает, чтобы они не заслоняли его настоящих героев – деревья, облака, реку, просёлочную тропинку. «Для меня все деревья одухотворены. Они не менее выразительны, чем люди. Тонкая молодая берёзка с плещущими на ветру ветками – это же Джульетта из музыки Прокофьева. Высокий пень, весь скривившийся, скрутившийся, горбатый – немощная старушка. Ряд деревьев, тянущихся вдалеке вдоль дороги – как войска, вышедшие в поход».

Некрасивых мест, по его мнению, у природы просто нет, она вся – воплощение идеальной гармонии, нерукотворный храм. Часто ездит на пленэры в Якшур-Бодью, Воткинск, Глазов, в Пензенскую область, в подмосковную Коломну, в пушкинское Болдино в Нижегородской области. Пишет ижевские окраины и пруд. Если нет возможности выйти с мольбертом на природу, может писать пейзаж за окном – благо, вид из мастерской открывается на живописный, заросший деревьями дворик. На берёзе под его окнами поёт птица. Ложкин берёт в руки кисти.

Александр Егорович Ложкин

Родился 8 ноября 1936 года в Ижевске. В 1964 г. окончил художественно-графический факультет УдГУ. С 1971 г. член Союза художников СССР. С 1972 по 1980 гг. входил в состав правления Союза художников Удмуртии. В 1973 году стал лауреатом Государственной премии УР. В 1996 г. получил звание заслуженного деятеля искусств УР.

Народный художник Удмуртии. В день открытия в УРМИИ его персональной выставки «Цвета зимы и лета» в 2016 году получил почётную награду Союза художников России «Традиция, духовность, мастерство».

Работает в жанре пейзажа, натюрморта, портрета, принимал участие в создании монументально-декоративных росписей.

Картины Ложкина находятся в коллекциях многих музеев (в том числе более 40 работ – в УРМИИ, столько же – в Большеболдинской картинной галерее) и в частных коллекциях в России, Англии, Китае, Арабских Эмиратах.

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Матрёшки в Ижевске примерили костюмы народов России
14 июня
Центральным событием фестивальной программы стала роспись 30 фигур ростовых матрёшек....
Театральные хулиганы
11 июня
**Воспитанники Ижевской воспитательной колонии и дети из инклюзивной театральной студии «Надежда» пок...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут